«А воспоминания приятные...»: известные артисты - о годах военной службы

«А воспоминания приятные...»: известные артисты - о годах военной службы

Вопреки сложившемуся стереотипу немало артистов прошли через службу в Вооруженных силах и сохранили об этом периоде в своей биографии приятные воспоминания. Вот что рассказали «Армейскому стандарту» некоторые из них
© flickr.com
Вопреки сложившемуся стереотипу немало артистов прошли через службу в Вооруженных силах и сохранили об этом периоде в своей биографии приятные воспоминания. Вот что рассказали «Армейскому стандарту» некоторые из них
08 августа 2018, 09:40
Реклама

Народный артист России Борис Клюев:

— Моя срочная служба длилась не год, как нынче, а три. На флоте, кстати, тогда служили и того больше — четыре. Повестку получил осенью — только-только стал студентом Высшего театрального училища имени М.С.Щепкина. Сначала прошел через учебную часть, где освоил очень непростую по тем временам (да и сейчас) специальность оператора ПТУРС — противотанкового управляемого реактивного снаряда. Служил отнюдь не рядом с Москвой, а в Мулине — довольно отдаленном от столицы гарнизоне, что в Нижегородской области. Учения, наряды, физподготовка — всё по полной программе.

Ну а дальше все пошло в соответствии с армейской традицией искать среди прибывших солдат таланты. Старшина роты в первый же день стал называть дефицитные специальности: художник, плотник, сапожник. Дошла очередь и до артистов. Вышли я и еще два моих сослуживца: один в ТЮЗе работал, другой — в цирке. Подумали, что теперь у нас прямая дорога в клуб или, поднимай выше, в гарнизонный Дом офицеров. Но нас отправили на… хозяйственные работы. Правда, спустя несколько месяцев, видимо, дошла «военная очередь» и до художественных талантов — меня перевели в Отдельный показательный оркестр Министерства обороны СССР. Там стал ведущим, чтецом. Видимо, неплохо справлялся: при увольнении в запас присвоили звание младшего сержанта.

Народный артист России Василий Герелло:

— До призыва в армию я не получил музыкального образования (в училище поступил уже после службы), но уже имел исполнительский опыт — еще дошкольником играл на гармошке и духовых инструментах и активно выступал. Понятно, что и служить предполагал в военном оркестре.

Но, к удивлению большинства знакомых, был направлен в обычные войска — два года стрелком в мотострелковом полку Прикарпатского военного округа. Никаких поблажек, и прекрасно знаю, что такое полевые занятия и учения, марш-броски, караулы и т.д. Армия научила никогда не унывать, довольствоваться малым и ценить настоящую дружбу. Хорошая школа, которую с удовольствием вспоминаю, часто бывая в Суворовском военном училище, на армейском КВН!

Народный артист России Виктор Кривонос:

— На призывную комиссию прибыл как положено и считал, что ради галочки. Ведь совсем недавно, в 1970 году, окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии и без малого три года служил в Театре музыкальной комедии. Коллеги обнадежили: дескать, руководство походатайствует, и армия пройдет мимо.

Однако, как потом выяснилось, ходатайства на меня писали, но начальник отдела кадров их в стол складывал. Считал, что совсем не вредно армейской службой «подкорректировать» мой характер. Так я оказался в знаменитой дивизии внутренних войск им. Ф.Э.Дзержинского.

Первое время ужасно переживал. Еще бы! Меня, которого в институте ориентировали на яркую индивидуальность, одели в общую для всех форму, поставили в строй. Делай как все и не выделяйся!

Повезло, что близился День дивизии и концерт в честь знаменательной даты готовились провести не где-нибудь, а в Колонном зале Дома Союзов — на главной концертной площадке страны! Хотели блеснуть и своей художественной самодеятельностью. Вызвался при опросе: «Пою».

Привели в Дом офицеров, и пока суть да дело, я спустился вниз, под сцену, и стал распеваться. Почти сразу подбежал ко мне какой-то майор с помощником: «Песню о Родине» Анатолия Новикова знаешь? Споешь с хором!»

Выступил и даже первые овации в своей артистической биографии сорвал. В декабре командир дивизии даже ефрейтора присвоил. Значительную часть времени теперь проводил в гарнизонном Доме офицеров: была поставлена задача на базе нашего нештатного создать ансамбль внутренних войск. Тогда нашли много интересных музыкантов, которые потом стали довольно известны.

Но о службе нам тоже не давали забыть. Разве что от лыжного кросса меня освободили — надо горло беречь. Заслужил знак «Отличник Советской Армии». Этот год вспоминаю с благодарностью. Нашел там двух лучших друзей, а так как умывались только холодной водой, то и закалился — года два на «гражданке» не болел простудой.

Заслуженный артист России Даниил Спиваковский:

— Мне «повезло»: в 1987 году как раз отменили отсрочку для студентов. Первокурсника факультета психологии Московского государственного университета (проучился всего два месяца), меня призвали в армию. Полгода прослужил в учебке в Хмельницкой области на Украине, а затем, уже младшим сержантом, был отправлен в Московский военный округ. Если точнее — в Шую, что в Ивановской области.

Застал время, когда в 1989 году к нам в часть прибыли срочники из Афганистана — вывод войск закончился. Сложно сказать, пришлось ли им участвовать в реальных боях, но «командировка на войну» наложила на них свой отпечаток. Позднее общение с этими ребятами позволило мне сыграть в фильме «Мой сводный брат Франкенштейн» Петра Тодоровского солдата-афганца Павла Захарова.

Уволившись сержантом, восстановился в МГУ, а год спустя стал студентом еще и Государственного института театрального искусства. Умудрился проучиться одновременно в этих двух вузах и получить два диплома о высшем образовании. Было трудно, но армия закалила, и сегодня в нынешней моей актерской профессии эта закалка тоже востребована.

Актер Олег Акулич:

— С воинской специальностью у меня получилось все просто: кто-то сообщил военкому, что Олег Акулич играет на трубе. Это вам не гитара и даже не барабан — в военном оркестре инструмент крайне необходимый.

Отец ли, брат или кто-то из знакомых сказали правду — к музыке тянулся с детства и очень хотел играть на пианино. Вещь дорогая, но студентом речного училища летом поработал на знаменитом БАМе — Байкало-Амурской магистрали. Она ведь и начиналась в моем родном Усть-Куте. Заработал столько, что как раз на пианино хватило. Освоил самоучкой, так как отец, по профессии художник, но отменный баянист, сказал: «Захочешь играть — сам научишься». В результате не только этим инструментом овладел, но и на гитаре, и на той самой трубе играть научился.

На сборном пункте в Иркутске готовился вместе с ребятами убыть в Афганистан — там все только начиналось, как меня разыскал подполковник Николай Земцов, начальник военно-оркестровой службы Управления внутренних войск по Дальнему Востоку и Восточной Сибири: «Сказали, что ты на трубе играл». Отвечаю: «Так точно, в оркестре Осетровского речного училища». А дальше все просто: Земцов забрал мой военный билет и сказал, чтобы через десять суток прибыл в расквартированный в Иркутске полк. Что я и сделал. А дальше курс молодого бойца, присяга и прямиком в военный оркестр.

За эти два года службы исколесил Дальний Восток и Восточную Сибирь — выступали перед военными и гражданскими, участвовал в парадах и различных торжествах — впечатления очень яркие. В то же время я, музыкант-самоучка, прошел хорошую школу под руководством сослуживцев-сверхсрочников. У них за плечами были музыкальные училища и даже консерватории — опыт! Что-то почерпнул и у артистов ансамбля песни и пляски — оркестр вместе с танцорами и певцами разъезжал. Более того, со временем освоил амплуа конферансье — вел концерты. Это, можно сказать, были первые шаги в последующей артистической деятельности.

Народный артист России Вячеслав Полунин:

— Когда в 1976-м призвали в армию, решил с пользой для духовного развития использовать эти два года. Как когда-то в школьные годы, составил себе список для чтения — 100 книг. Как собирался его осилить в период непростых армейских будней? Дело в том, что служил оператором в войсках ПВО близ Риги. Служба ответственная — нес боевое дежурство.

Но во время ночных дежурств обстановка была обычно поспокойнее, поэтому запоем читал то, что не успел на «гражданке». Налегал на классику. Русскую, само собой, но и на французскую: позволяли, и за эту двухгодичную «военную паузу» в гражданской жизни сумел прочитать все, что не успел до призыва. В основном это была русская и французская классика: «Прогулки одинокого мечтателя» Руссо, «Красное и черное» Стендаля и т.д. Из этой сотни прочитанных книг треть теперь стоит в моей библиотеке — это любимые вещи: Руссо, Гоголь, «Опыты» Монтеня. Конечно, участвовал в художественной самодеятельности. У меня была целая серия армейских пантомим. Например, я показывал «Сон солдата». К слову, название будущего театра «Лицедеи» тоже придумал в армии.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.