Корпус стражей Исламской революции: террористы или спецназ?

Корпус стражей Исламской революции: террористы или спецназ?

Структура и задачи одной из сильнейших военных организаций на Ближнем Востоке
© flickr.com
Структура и задачи одной из сильнейших военных организаций на Ближнем Востоке
23 мая 2019, 10:54
Реклама

Корпус стражей Исламской революции (КСИР) Ирана — структура, которой Соединенные Штаты Америки и лично Дональд Трамп объявили настоящую санкционную войну. Несмотря на то что эта организация регулярно упоминается в СМИ, никто точно не может сказать, кто они такие, бойцы КСИР, и чем занимаются. Одни называют их иранской армией, другие — спецназом, третьи (власти США, например) — террористами. «Армейский стандарт» попробовал разобраться в этом вопросе.

Корпус стражей Исламской революции (в Иране более известен как «Революционная гвардия», или просто «Стражи») — военизированная организация, сформированная для защиты государственного строя Исламской Республики Иран в 1979 году. Организация объединяет в себе армейские части, ВВС, флот, народное ополчение, силы специальных операций, структуры, связанные с ядерной и ракетной программами страны.

Характерная особенность КСИР — использование нетривиальных, асимметричных методов борьбы, включая экономическое воздействие и стратегию гибридной войны.

Корпус формируется на добровольной основе и подчинен непосредственно Верховному лидеру Ирана, главе мусульман-шиитов аятолле Али Хаменеи.

Численность КСИР оценивается экспертами в 150–200 тысяч человек. Параллельно со «Стражами» существуют вооруженные силы Ирана, выполняющие обязанности по обеспечению безопасности страны традиционными методами.

Немного истории

Исламская республика была установлена в Иране в 1979 году после свержения режима шаха Мохаммеда Пехлеви. Молодое государство, отвергавшее структуры, созданные шахским режимом, озаботилось созданием абсолютно новой системы безопасности, выстроенной в соответствии с нормами ислама.

Исламская республика нуждалась в силовой поддержке, так как революция обострила и без того натянутые отношения между Ираном и соседним Ираком. Между странами существовали давние территориальные споры из-за приграничных районов. Багдад захотел решить проблему военным путем.

Война началась 22 сентября 1980 года. Перед армией Ирака была поставлена крайне амбициозная задача: занять центры иранской нефтедобычи — Керманшах, Дизфуль, Абадан и Ахваз. На выполнение плана армии отводилось десять дней. Однако война продлилась почти восемь лет.

Эти планы были более чем жизнеспособны: Ирак имел полное военное превосходство над противником. Армия Ирана была ослаблена кадровыми чистками, из-за эмбарго Запада на поставку запчастей большая часть иранской военной техники оказалась неисправной. Кроме того, Иран оказался почти в полной дипломатической изоляции после того, как США, СССР и большая часть арабских стран так или иначе поддержали действия Хуссейна.

В Иране эта война до сих пор носит название «Священная оборона». И в первую очередь на оборону встали отряды Исламских стражей, которым предстояло показать готовность отстоять революцию в настоящей войне.

Революционная гвардия — организация, свободная от бюрократизации и других проблем классических вооруженных сил, была устроена так, чтобы руководящие посты занимали молодые и амбициозные офицеры, зачастую без специального образования.

Лучший стратег за историю ирано-иракской войны, генерал-майор Хасан Багери, занял пост заместителя командующего КСИР в возрасте 26 лет. Отсутствие специальных навыков и опыта не помешали Багери спланировать ряд успешных военных операций, включая план по освобождению оккупированной армией Ирака провинции Керман. До войны Багери работал репортером в одной из иранских газет.

Не менее головокружительную карьеру сделал нынешний начальник сил специальных операций Ирана генерал Сулеймани. Он прибыл на фронт как инженер-водопроводчик, однако предпочел не возвращаться домой, а остался на войне в качестве диверсанта. Спустя три года, в возрасте 26 лет, он принял под командование 41-ю бригаду КСИР.

Ирано-иракская война, унесшая жизни сотен тысяч людей, в итоге окончилась ничем. Стороны остались «при своих». Однако опыт войны заставил молодую Исламскую республику поверить в собственные силы.

Из войны Иран вынес также крайне важный стратегический вывод: нетрадиционные методы ведения войны, альтернативные военные структуры зачастую могут действовать куда эффективнее, чем неповоротливые танковые армады.

Продвигая свое влияние в регионе, Иран смог умело воспользоваться ситуацией, сложившийся из-за военных конфликтов, развязанных США и их союзниками.

С началом войны в Сирии КСИР активно вмешался в конфликт на стороне правительства Башара Асада, а позднее принял участие в разгроме террористов ИГ (запрещена в РФ) в Ираке.

Организационное устройство

Корпус Исламских стражей имеет сложную структурную организацию.

Региональные штабы КСИР размещены по всей территории страны и выполняют самые разнообразные задачи. В их числе: подготовка ополчения; обеспечение безопасности страны; при необходимости поддержка полиции, спасательных служб и армии.

Отдельные структурные подразделения КСИР тоже исполняют различные функции. Например, военно-морские силы КСИР кроме традиционных для флота любой страны задач сосредоточены в первую очередь на действиях против ВМС США вблизи иранских границ.

Кроме того, в случае военного конфликта флот КСИР должен уничтожать порты, где стоят нефтяные танкеры противника, а также все нефтетанкеры, следующие через Ормузский пролив. Здесь транспортируется пятая часть добываемой в мире нефти.

В военно-морских силах КСИР существуют отряды специального назначения, которые занимаются обеспечением безопасности морских границ, и отряды морских диверсантов. Последние должны действовать против военно-морских сил противника, уничтожая их как в открытом море, так и на военных базах.

В составе КСИР находится флот диверсионных катеров, предназначенных для ведения боевых действий против противника по тактике «ударь и отступи».

В арсенале флота находится большое количество противокорабельных ракет иранского производства, различных по назначению, размерам и скоростям. Несмотря на то что отсутствие унификации удорожает стоимость ракетной программы, эксперты отмечают, что КСИР, курирующий ракетное строительство, эффективно занимается созданием национальной ракетной индустрии и активно получает конструкторский опыт, создавая собственную научную школу.

ВВС КСИР также отличаются крайне широкой специализацией. В их задачи входит создание Беспилотных летательных аппаратов, развитие спутниковой разведки и выполнение ряда специальных задач.

В области производства беспилотников Иран смог достичь огромных успехов, используя трофейные технологии. В разное время иранская ПВО перехватывала в небе над страной беспилотники ВВС США и Израиля. Они успешно приземлялись на иранской территории и детально изучались иранскими конструкторам. В частности, на вооружение ВВС КСИР принят беспилотник «Саеге-2», скопированный с американского летающего дрона RQ-170 Sentinel.

«Санкции США принесли свои плоды. Несмотря на пустые мечты США и других недоброжелателей иранской нации, мы показали на учениях десятки современных беспилотников RQ-170s нашего собственного производства и другие боевые дроны», — заявил заместитель командующего КСИР Ирана генерал Хоссейн Салами во время учений ВВС КСИР весной 2019 года.

RQ-170 попал в руки иранских специалистов после того, как был перехвачен в воздушном пространстве Ирана в ноябре 2011 года. Изначально США отрицали эту информацию, но впоследствии Барак Обама, который тогда был президентом США, официально попросил Иран вернуть беспилотник назад.

Точно неизвестно, каким образом иранцам удается блокировать беспилотники соперника. Предположительно, в распоряжении КСИР находится специальная аппаратура, позволяющая «перехватить» управление над дроном во время полета и посадить его на свой аэродром.

При этом беспилотники ВВС КСИР активно используются и остаются незамеченными. Так, один из иранских беспилотников смог недавно незамеченным преодолеть корабельную ПВО 5-го флота США и сделать снимки авианосца «Дуйат Эйзенхауэр».

Еще одна важная часть иранской военной стратегии — это аэрокосмические силы КСИР, курирующие ракетную программу страны. Руководство Ирана уверено: только наличие баллистических ракет способно гарантировать суверенитет и независимость страны.

Основу ракетного арсенала КСИР составляют жидкостные ракеты семейства Shahab (Шахаб). Они способны доставить боевую часть массой от 600 до 900 кг на дальность 1000–1900 км. Есть также тактические ракетные комплексы «Зильзаль».

Однако настоящим прорывом в этой области стало создание твердотопливных ракет класса Sejil («Седжил»), способных поразить цель на расстоянии до 2000 км. Многие эксперты ставили под сомнение заявленные технические характеристики этих ракет, пока в 2011 году Иран не запустил две ракеты «Седжил-2». Они поразили учебную цель в отдаленном районе Индийского океана.

Некоторые ракеты постоянно перемещаются по стране в закрытых прицепах. Однако большая часть ракетного арсенала Ирана укрыта в шахтах, зачастую выдолбленных в скальной породе.

Созданная на базе КСИР иранская ракетная школа продолжает развивать отечественную промышленность, а эксперты пророчат в ближайшем будущем появление первой иранской межконтинентальной баллистической ракеты.

Еще одним важным структурным подразделением КСИР является «Кодс» (Кудс — мусульманское название Иерусалима). Данная структура сочетает в себе функции сил специальных операций, внешней разведки, диверсионных подразделений.

Численность и состав этой структуры строго засекречены. Известно только, что «Кодс» занимается выполнением самых разнообразных военных задач за пределами Ирана. Например, подготовкой парамилитарных военизированных формирований на Ближнем Востоке. Более подробно об этом можно прочитать здесь.

В чем США обвиняют КСИР

Решение о признании Корпуса Исламских стражей террористической организацией было принято властями США 8 апреля 2019 года. Однако администрация президента США так и не объяснила внятно, чем именно мотивировано данное решение.

КСИР — официальная силовая структура признанного ООН государства — Исламской Республики Иран. Эта структура адаптирована к специфике региона. Что же, по мнению Вашингтона, она делает не так?

Штатам не нравится, что у Ирана есть ракеты. Но они есть и у США. При этом Вашингтон плюет на международные соглашения по ограничению ракетных вооружений, требуя при этом от других их выполнения.

Еще одна претензия — Иран вооружает группировки на Ближнем Востоке. Но этим занимаются США, Турция, Саудовская Аравия и многие другие страны.

Основной упрек со стороны США к КСИР — само существование этой организации, которая нарушает планы США и их сателлитов на Ближнем Востоке.

Выходит так: США приходят в Ирак, якобы для борьбы с терроризмом, а там усиливается Иран. Израиль вторгается в Ливан, и потом там находит иранскую угрозу. Саудовцы вторглись в Йемен, и теперь оттуда им снова угрожает Иран. При этом никогда не случалось, чтобы война начиналась из Ирана.

Иранская угроза, таким образом, приобретает характер возмездия. Возмездия, которое многим неприятно. При этом все враги Ирана упорно подталкивают к открытой войне друг друга, как бы говоря: «Ты начинай, а я буду рядом». Но часто зачинщики ограничиваются санкциями и угрозами. Это странно, ведь в случае полномасштабной войны Иран безусловно проиграет США и их союзникам. Или нет?

Обращаясь к президенту США Дональду Трампу после решения о внесении КСИР в международный список террористических организаций, командующий корпуса «Кодс» генерал Сулеймани заявил: «Все мы готовы стать против тебя. Мы рядом с тобой, в тех местах, которые вы не можете даже представить себе. Приходи к нам, мы ждем. Ты знаешь, что война приведет к твоему поражению на всех направлениях. Ты можешь начать войну, но мы будем теми, кто ее окончит».

Захотят ли США проверить это? Время покажет.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.