«Идущие на смерть»

«Идущие на смерть»

Получится ли курдским вооруженным формированиям создать свое государство?
© ypgrojava.org
Получится ли курдским вооруженным формированиям создать свое государство?
30 сентября 2019, 11:13
Реклама

Вооруженные формирования курдов Сирии и Ирака, ставшие одной из главный военных сил в борьбе с формированиями ИГИЛ* (запрещенная в РФ террористическая организация. - ред.), до сих пор остаются загадкой для русскоязычного читателя. Откуда у этого народа вооруженные формирования и почему нет собственного государства? «Армейский стандарт» попробовал разобраться в курдском вопросе.

Вечно кочующий народ

О происхождении курдов и отличии этого народа от персов существует много научных гипотез и легенд. Согласно древней иранской легенде в стародавние времена персов поработил злой дух, который каждый год пожирал молодых юношей. Двое честных людей стали поварами у духа. Чтобы сохранить жизни хотя бы половины юношей, они одного убивали, а вместо второго подкладывали барана. Через многие годы они собрали всех спасенных ими людей, раздали им на разведение скот и заклинали жить вдали от городов и никогда не возвращаться. Как повествует сказание, «Из тех людей явилось курдов племя/И городов чужается их племя».

Сказка, конечно, ложь, но в ней намек. Народ курдов родственен персам, говорит на языках иранской группы, однако никогда не жил оседло. Курдские кочевья простирались от Закавказья до Ирана, от Анатолии до Багдада. С созданием Османского государства курды стали национальным меньшинством и веками занимались кочевым скотоводством и разбойными набегами. Так продолжалось сотни лет.

В османскую армию традиционно призывались только представители турецкой нации, поэтому курды были далеки от правил традиционной войны. Они регулярно беспокоили набегами армянские поселения, Грузию, грабили торговые караваны.

В конце ХIХ века османы пытались формировать из курдов иррегулярные кавалерийские части по образцу казачьих войск в России. Султаном Абдул-Хамидом III была создана конница «Хамидие», которая, впрочем, ничем особенным не прославилась. Часто курдские солдаты в армии получали обмундирование, оружие и просто уезжали домой.

Посла распада Османской империи и образования на ее территории новых суверенных государств, курдская диаспора оказалось разделенной. Часть курдов жила в Турции, часть — в Ираке и Сирии. К тому же есть еще иранский Курдистан, который не входил в Османскую империю.

На протяжении всего ХХ века курды постоянно воевали с местными правительствами в Турции, Иране и арабских государствах, пытаясь создать собственную национальную автономию. Шанс завоевать независимость курдам появился с началом «арабской весны» и появления ИГИЛ*(запрещенная в РФ террористическая организация. - ред.). Однако воспользоваться возможностью им, похоже, будет трудно.

Тотальная разобщенность

Сирийские курды получили автономию силой оружия, отложившись в ходе начавшейся в 2010–2011 годы гражданской войны от основной территории Сирии. На курдских территориях сформировали местное ополчение, получившее поддержку от турецких отрядов Рабочей партии Курдистана. Вооруженные формирования сирийских курдов получили название YPG (c курдского — отряды народной самообороны). Чуть позже было создано женское крыло организации — YPJ.

Женское ополчение кроме несения вспомогательной службы участвует в военных операциях. Известно несколько случаев, когда бойцы женских отрядов YPJ подрывали себя при приближении врага. В Рабочей партии Курдистана женщины нередко выполняют роль террористов-смертниц, атакуя турецкие блокпосты.

С началом победоносного похода ИГИЛ* в 2014 году курды стали получать активную поддержку со стороны США. Отстояв свою автономию в тяжелых боях, отряды ополчения YPG превратились в серьезную силу, которая освободила от террористов территории Сирии на восточном берегу Евфрата.

При участии США курдские отряды вошли в состав так называемых Сирийских демократических сил — альтернативного сирийского проамериканского правительства и вооруженных сил. Очень скоро в руководстве курдских отрядов командиры были заменены проамериканскими ставленниками, а само ополчение стало полностью управляемым.

В январе—марте 2018 года, когда армия Турции вела бои с курдским ополчением в окрестностях сирийского Африна, остальные курдские отряды не оказали сородичам никакой поддержки, оставив их один на один с турками. Они же впоследствии дистанцировались от поддержки курдских отрядов в Турции.

Ситуация в Ираке складывалась несколько иначе. Здесь курдская автономия получила формальную независимость со времен свержения Саддама Хусейна. Во время ирано-иракской войны курды поддержали Иран, за что Хусейн обрушил на курдские города химическое оружие. Пострадали сотни тысяч человек. После этого курдские отряды «Пешмерга» (буквально — «идущие на смерть») приняли активное участие в свержении Хусейна и строительстве автономии со столицей в Эрбиле.

В Курдистане сформировали собственное правительство во главе с правящей Демократической партией Курдистана Масуда Барзани и избрали парламент.

Однако автономия и до появления ИГИЛ* раздиралась внутренними противоречиями. Барзанисты приютили на своей территории отряды Рабочей партии Курдистана (РПК) и поделились полученным от США оружием. Но стоило Турции запросить дислокацию баз РПК, как Барзани охотно предоставил им эту информацию.

Так что пока одна часть курдского народа ведет войну с турками, лидер Иракского Курдистана поддерживает наилучшие отношения с Анкарой и президентом Эрдоганом.

Тактика, стратегия, перспективы

После всех трансформаций курдские формирования Ирака и Сирии остаются по факту полупартизанскими отрядами. В Сирии их численность варьируется от 30 до 50 тысяч человек, в Ираке — до 250 тысяч. Общую численность Рабочей партии Курдистана оценить достаточно сложно, но речь идет как минимум о 30–40 тысячах человек.

От США курдские отряды получают только легкую бронетехнику (и весьма немного) и стрелковое оружие. Курдские войска в Ираке не выступают как единая сила и объединяются от случая к случаю при необходимости. А в Сирии они разбавлены отрядами арабов, что делает их крайне уязвимыми.

Отдельной темой для дискуссий остается боеспособность курдских сил. Практика показывает, что все их крупные победы против террористов были достигнуты при самой активной поддержке США и союзников как на земле, так и с воздуха.

Несмотря на идеальную пиар-кампанию и безупречный имидж, курдские войска де-факто провели только две военные операции. Одна была связана с обороной Кобани, вторая — штурм города Ракка в Сирии.

В первом случае речь идет о многомесячной осаде городка Кобани отрядами ИГИЛ*. Город обороняли только ополченцы с легким вооружением при авиационной поддержке ВВС США. Не приуменьшая героизма защитников города, нельзя не отметить, что на счету сирийской армии, например, десятки подобных «оборонительных» эпизодов.

Штурм города Ракки (который считался «столицей» ИГИЛ*) продолжался целых пять месяцев и был окончен только благодаря активному присутствию армии США. Американская авиация вместе с самолетами коалиции не оставила в городе ни одного целого здания.

Другие военные операции курдов проходили, как правило, в пустынной местности и сводились к окружению противника при опять же активной поддержке с воздуха.

Несмотря на наличие у курдских войск бронетехники (иракская «Пешмерга» имеет даже авиацию), случаи ее успешного применения почти не отмечены. Столкнувшись с угрозой затяжного противостояния, курды предпочитают отступить.

Один из примеров — операция турецкой армии в Африне. Другой — сдача отрядами «Пешмерга» Киркука в октябре 2017 года. Правительство Ирака потребовало от курдских отрядов сдачи города, направив крупный военный контингент. Город был оставлен курдскими отрядами без боя, а различные курдские формирования предпочли обменяться обвинениями в том, кто же предатель и кто побежал первый — Демократическая партия Курдистана, Рабочая партия Курдистана или Курдский патриотический союз.

Самыми боеспособными курдскими формированиями остаются группы Рабочей партии Курдистана. Однако они лишены поддержки остальных курдских группировок и стран Запада. На их счету — десятки успешных диверсий и атак на турецкие войска, сбитые вертолеты и уничтоженные танки. Однако без поддержки извне РПК были вынуждены уйти в подполье. За последние 1,5-2 года они существенно уменьшили число нападений на турецкую армию.

Таким образом, положение курдов остается еще труднее, чем до получения ими автономии. Если раньше курдские отряды действовали независимо, то теперь полностью зависят от США, и более того — резко настроили против себя всех соседей по региону.

США успешно используют курдские отряды как «туза в рукаве» на случай осложнений с Турцией, Ираком или Ираном, но интересы самой курдской народности не учитывают. При этом две независимые курдских автономии — сирийская и иракская — не поддерживают между собой никаких связей и управляются разными правительствами.

Несмотря на условный ребрендинг, курдские отряды не превратились в по-настоящему слаженную армию, которая бы смогла обеспечить безопасность независимого курдского государства. А военно-политическая верхушка курдских групп крайне разобщена.

Как итог —курды из крупнейшей «нации без государства» превратились в «нацию с армией, но без государства». И сами перспективы такого государства после раскола военных формирований по разным сторонам выглядят теперь как минимум сомнительно.

---

* - Террористическая организация, запрещенная в РФ.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.