Долгая война пленного генерала

Долгая война пленного генерала

Исполнилось 140 лет со дня рождения Дмитрия Карбышева
© wikipedia.org
Исполнилось 140 лет со дня рождения Дмитрия Карбышева
16 ноября 2020, 09:42
Реклама

Этот генерал стал одним из самых известных героев Великой Отечественной войны, символом несокрушимой верности своей Родине и воинскому долгу.

На долю Дмитрия Михайловича Карбышева в той военной эпопее выпала трагическая судьба. Генерал инженерных войск, прекрасный специалист участвовал в боевых действиях против внезапно напавших на страну войск вермахта всего лишь полтора месяца. Уже в начале августа 1941-го он, будучи тяжело контужен при попытке прорыва из немецкого окружения, попал в плен. После этого советского генерала, категорически отказавшегося сотрудничать с оккупантами, ждали три с половиной года лишений, мучительных испытаний в фашистских концлагерях, а после этого ужасная смерть всего за несколько месяцев до победы.

До начала Великой Отечественной жизнь и карьера этого человека складывались удачно. Младший сын военного чиновника, потомственного дворянина Михаила Ильича Карбышева, родившийся в Омске 14 (26 н.ст.) октября 1880 года, Дмитрий с отличием окончил Сибирский кадетский корпус и в 18 лет поступил в Николаевское инженерное училище.

Через два года получил чин подпоручика и был направлен служить в саперный батальон, в Маньчжурию.

Вскоре молодому офицеру довелось понюхать пороху. Карбышев (уже произведенный в поручики) оказался на Русско-японской войне. Вместе со своим батальоном Дмитрий Михайлович не только занимался выполнением инженерных задач — устанавливал специальные станции для связи при помощи солнечных бликов, наводил переправы, — но и участвовал в крупных боях.

За бой у Вафангоу он получил первую награду — орден Святого Владимира. А к концу войны Дмитрий Михайлович был кавалером уже пяти боевых орденов.

Справка «АС»

В 1906 году поручик Карбышев едва не был приговорен военно-полевым судом к расстрелу. Его обвинили в антиправительственной агитации среди солдат, хотя скорее всего «преступление» заключалось в том, что Дмитрий Михайлович, узнав о действиях офицеров-пропагандистов, не захотел стать доносчиком и не сообщил об этом факте начальству. В ход разбирательств вмешался офицерский суд чести, по ходатайству которого Карбышева освободили от наказания, хотя он все-таки вынужден был почти на год уйти с военной службы.

В 1911 году штабс-капитан Карбышев с отличием закончил Николаевскую военно-инженерную академию в Петербурге. После этого служил сперва в Севастополе, потом в Брест-Литовске. Командуя минной ротой, занимался выполнением ответственных работ при возведении фортов Брестской крепости.

В Первой мировой Карбышев принимал участие с первых ее дней. Воевал в частях под командованием знаменитого генерала Брусилова. В качестве начальника инженерной службы корпуса участвовал в штурме крепости Перемышль, был при этом ранен и награжден за храбрость еще одним орденом. А в 1916 году отлично зарекомендовал себя во время легендарного Брусиловского прорыва.

К 1917 году талантливый военный инженер уже имел чин подполковника. Когда в стране начались революционные бури, Карбышев решил принять сторону большевиков и в декабре вступил в Красную Армию.

С весны 1918-го Дмитрий Михайлович занимал высокие посты в Красной Армии. Сперва работал в Коллегии по обороне, потом возглавлял инженерное управление Северо-Кавказского военного округа, вслед за тем получил назначение на должность главного руководителя инженерных работ на Восточном фронте…

К осени 1920 года Карбышева перевели с восточных рубежей на юг — он стал заместителем начальника инженерной службы Южного фронта. Именно в этом качестве Дмитрий Михайлович руководил инженерной подготовкой операции по штурму укреплений на Перекопе. Задание получил лично от Михаила Фрунзе, очень ценившего этого «военспеца из бывших офицеров».

В 1920–1930-е годы Карбышев по-прежнему оставался заметной фигурой в Красной Армии. Сперва он возглавлял Инженерный комитет Главного военно-инженерного управления РККА, потом активно занимался преподавательской работой — в Военной академии имени Фрунзе, Высшей военной академии.

Справка «АС»

«Высокообразованный командир и специалист своего дела. Отличный работник. Богатая эрудиция по всем вопросам военного дела, большие знания в оперативно-тактической области делают товарища Карбышева не только специалистом-инженером, а общевойсковиком и генштабистом…». (Из аттестации Д.М.Карбышева, 1937.)

В 1938 году окончил курс Академии Генштаба, а вслед за тем получил ученое звание профессора, служил помощником начальника академической кафедры тактики высших соединений по инженерным войскам.

Дмитрий Карбышев считался признанным авторитетом в области строительства, эксплуатации, а также восстановления железных дорог, мостов, туннелей, создания переправ через водные преграды, устройства заграждений. Он опубликовал множество научных статей и книг по военной инженерии и военной истории. Причем его труды по достоинству оценили не только в СССР, но и за рубежом.

Во время зимней войны с Финляндией (1939–1940) Карбышев участвовал в разработке рекомендаций по инженерной подготовке операции, целью которой был прорыв линии Маннергейма. Научная и практическая работа генерал-лейтенанта (это звание он получил в 1940-м) была вознаграждена — ему вручили орден Красной Звезды, а затем орден Красного Знамени.

Справка «АС»

Карбышев являлся крупным специалистом не только в области военной инженерии, но и в родственных сугубо мирных отраслях. Например, он много внимания уделил разработке методик реставрации крепостных сооружений, храмов. В предвоенные годы являлся консультантом ученого совета, занимавшегося подготовительной работой по восстановлению знаменитой Троице-Сергиевой лавры. Дмитрий Михайлович подготовил очень убедительное экспертное заключение, где подчеркивалась уникальность крепостных укреплений этого древнего монастыря. В результате правительством была выделена крупная сумма на реставрацию лавры.

Накануне Великой Отечественной доктор военных наук генерал Карбышев трудился преподавателем кафедры в Высшей военной академии, расположенной в столице. Однако за несколько дней до нападения гитлеровцев на страну маститого профессора отправили в командировку на западную границу — предстояло проинспектировать строительство оборонительных сооружений Гродненского укрепленного района.

«Черным» утром 22 июня 1941 года Дмитрий Карбышев оказался в штабе 3-й армии в Гродно. Дальнейшие события, связанные с судьбой генерала на внезапно начавшейся войне, по вполне понятным причинам имеют весьма скупое документальное подтверждение. Есть информация, что два дня спустя Карбышев перебрался (посоветовали перебраться, приказали?) в штаб другой армии — 10-й, части которой также дислоцировались вблизи западной границы.

Считаные дни спустя, 27 июня, она вместе с несколькими другими армиями оказалась окруженной в Белостокско-Минском котле. Значительная часть штаба была уничтожена 30 июня в боестолкновениях с немцами при попытке пересечь шоссе Барановичи — Минск. Однако Карбышеву в тот день повезло уцелеть.

В последующие дни Дмитрий Михайлович находился среди остатков армии. Они, конечно, пытались прорваться к своим, но это оказалось непросто. Боевые действия быстро перемещались все дальше на восток вместе с отступающими войсками Красной Армии, и окруженцам было трудно, пробираясь по малохоженым дорогам, по лесам в немецком тылу, догонять линию фронта.

Окруженческая эпопея генерала Карбышева прервалась 8 августа. В тот день, по свидетельствам уцелевших очевидцев, Дмитрий Михайлович, руководя саперной ротой, занимался подготовкой переправы сводного отряда через реку севернее Могилева. Близким взрывом то ли снаряда, то ли бомбы его тяжело контузило. В бессознательном состоянии он попал в плен.

С этим своим неожиданно доставшимся живым трофеем гитлеровское командование связывало большие надежды. Немцы не сомневались, что известный во всем мире русский генерал согласится перейти на их сторону: ведь он дворянин, служил прежде в царской армии, у него первая жена немка, да и перспектива оказаться в ужасных лагерных условиях наверняка должна испугать этого немолодого уже человека, сделать его покладистее. Если же еще пообещать пристойные варианты сотрудничества, комфорт и материальные блага… А как эффектно будут выглядеть воззвания к красноармейцам с призывами сдаваться в плен, подписанные советским генерал-лейтенантом, да еще таким знаменитым!..

«Обрабатывать» Карбышева стали сразу же, как только он чуть-чуть оправился от контузии. Однако Дмитрий Михайлович не оправдал немецких ожиданий. Он категорически отказался сотрудничать с немецким командованием, невзирая на все увещевания, посулы и даже угрозы.

Оккупанты проявили в случае с Карбышевым большую настойчивость. Они не оставляли попыток всеми способами склонить генерала к предательству на протяжении 1941–1943 годов.

В качестве «уговаривателя» привлекли одно время на помощь бывшего сослуживца Карбышева по царской армии, а теперь полковника вермахта Пелита. Потом его сменил коллега, тоже знакомый Карбышеву по прежним временам, — известный немецкий военный инженер и ученый профессор Раубенгеймер.

Дело в том, что, по имеющейся в некоторых источниках информации, гитлеровцы хотели поставить во главе русских коллаборационистов вовсе не Власова, а именно Карбышева. Он казался им куда более значимым, «представительным» кандидатом на роль руководителя Русской освободительной армии, чем добровольно сдавшийся в плен командующий 2-й ударной армией.

Но из этой затеи так ничего и не вышло. Не помогли и меры устрашения — суровые условия лагеря для военнопленных. Дмитрий Михайлович оставался непреклонен: «Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу. А он запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной».

Итогом затянувшейся вербовки Карбышева стал вердикт тех немецких чинов, которые занимались его делом: «…Этот крупнейший советский фортификатор, кадровый офицер старой русской армии, человек, которому перевалило за шестьдесят лет, оказался фанатически преданным идее верности воинскому долгу и патриотизму… Карбышева можно считать безнадежным в смысле использования у нас…».

В общей сложности за три с половиной года пребывания в плену Карбышев побывал в 13 немецких лагерях и тюрьмах. Его содержали сперва в Шталаге-324, неподалеку от польского города Острув-Мазовецка. Потом перевезли (для успеха тех самых уговоров) в одиночную камеру берлинской тюрьмы, затем был пересыльный лагерь в Бреслау.

А дальше последовала вереница куда более суровых по своим условиям мест содержания — концентрационных лагерей. Названия некоторых из них, где довелось бороться за жизнь Карбышеву, стали впоследствии символами ужаса и бесконечной жестокости нацизма: Майданек, Освенцим…

Находиться в таких условиях было очень непросто. Тем более что в личном деле Карбышева после записи о его «безнадежности» для вербовки появился жесткий вердикт: «Направить в концлагерь… на каторжные работы, никаких скидок на звание и возраст».

Но Дмитрий Михайлович не сдавался, не терял твердости духа, да еще и заботился об укреплении этого самого духа у своих товарищей по несчастью. Рискуя жизнью, он включился в работу лагерного движения сопротивления, призывал узников оставаться верными присяге, не соглашаться на сотрудничество с врагом.

Между тем война близилась к концу, грядущее поражение гитлеровской Германии становилось все более очевидным. Нацисты при отступлении войск вермахта на запад принимали меры, чтобы захваченные ими пленные не могли встретиться со своими. Кого-то расстреливали, кого-то эшелонами перевозили на более отдаленные от линии фронта «объекты».

Последним местом пребывания пленного генерала Карбышева стал концлагерь Маутхаузен на территории Австрии. Именно здесь и был жестоко убит этот талантливый, отважный человек.

В морозную зимнюю ночь с 17 на 18 февраля 1945 года немцы вывели из бараков около 500 заключенных, среди которых был и Дмитрий Михайлович. Их построили во дворе и стали обливать водой, используя пожарные шланги.

О жестокой расправе написал впоследствии очевидец, один из уцелевших узников Маутхаузена, пленный майор канадской армии Седдон де Сент-Клер:

«…Немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее белье… и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев. В ту трагическую ночь в живых осталось человек семьдесят. Почему нас не прикончили, не представляю. Должно быть, устали и отложили до утра. Оказалось, что к лагерю вплотную подходили союзные войска. Немцы в панике бежали… Я прошу вас записать мои показания и переслать их в Россию. Я считаю своим священным долгом беспристрастно засвидетельствовать все, что я знаю о генерале Карбышеве…».

Верховный Совет СССР своим Указом от 16 августа 1946 года присвоил Д.М.Карбышеву за проявленное мужество звание Героя Советского Союза.

Память о Дмитрии Михайловиче Карбышеве увековечена во многих городах СССР. В честь него установлены памятники и мемориальные доски в Москве, Петербурге, Киеве, Владивостоке, Омской области, Тюмени... Мемориал этому советскому генералу был открыт также на территории бывшего концлагеря Маутхаузен.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.