Непобедимый адмирал Ушаков

Непобедимый адмирал Ушаков

Величайший российский флотоводец сделал наш флот первым на Черном море
Сражение у острова Тендра.
© wikipedia.org
Величайший российский флотоводец сделал наш флот первым на Черном море
' + '' + ' ' + ''+ ' Сражение у острова Тендра.
12 марта 2020, 10:24
Реклама

В 2020 году исполнилось 275 лет со дня рождения Федора Федоровича Ушакова, величайшего из всех флотоводцев России. Он родился 13 (24) февраля 1745 года. Подобно А.В.Суворову на суше, он не проиграл ни одной битвы в море, одержав победы во всех своих 43 боях и сражениях. Более того, за всю свою флотоводческую карьеру Ф.Ф.Ушаков не потерял ни одного корабля, и ни один из его матросов не попал в плен! «Армейский стандарт» не мог пройти мимо юбилея великого русского героя!

Гордость русского флота

Почти каждая страна, обладающая выходом к морю или океану, имеет своих героев-флотоводцев. Все итальянцы почитают генуэзца Андреа Дориа. Испанцы помнят эпохальную победу у Лепанто, одержанную принцем Доном Хуаном Австрийским в 1571 году. Эта битва положила предел турецкой экспансии в Средиземном море. Голландцы по праву гордятся великим Михаэлем де Рюйтером, неоднократно бившим на море французов и англичан, причем и по отдельности, и вместе! Его победный рейд по Темзе заставил заносчивых подданных английского короля пережить невиданный ими до этого позор.

Сами англичане, доминировавшие на море в течение двух с половиной веков, почитают многих заслуженных и славных адмиралов. Но в их длинном ряду особое место занимает Горацио Нельсон. Грандиозная победа у Трафальгара спасла Англию от намечавшегося вторжения войск Наполеона. А гибель в сражении самого Нельсона только еще больше прославила его.

Есть и в российской истории целая плеяда отличных флотоводцев, несмотря на то что Россия вошла в круг великих морских держав гораздо позже, чем, например, Голландия, Испания или Британия, — при Петре I, в начале XVIII века.

Имена российских флотоводцев известны нам со школьной скамьи. Но Федор Федорович Ушаков все же выделяется даже на таком блестящем фоне. Его мы без всякой натяжки можем поставить на одну ступень с Нельсоном и де Рюйтером! Адмирал Ушаков являет собой гордость русского военно-морского флота!

Он был современником А.В.Суворова. Их военная карьера во многом схожа, с тем лишь отличием, что один прославлял русское оружие на суше, а другой — на море. Оба громили турок и наводили на них ужас одним своим именем. Оба в конце жизненного пути доказали, что могут бить не только турок, но и гордящихся своим военным величием французов.

Подобно Суворову, Ушаков не потерпел ни одного поражения! И так же, как великий наш генералиссимус, однажды он совершил считавшееся совершенно невозможным! Взятие силами одного только флота мощной французской крепости Корфу вполне можно сравнить с измаильским штурмом и триумфом.

Знал и умел

Петр Великий, положивший начало регулярному русскому военно-морскому флоту, говорил: «Всякий правитель, который лишь одно войско сухопутное имеет, — одну руку имеет, а кто и флот имеет – обе руки имеет».

Но, несмотря на эту истину, Россия — преимущественно сухопутная держава. Жизнь подавляющего большинства населения нашей страны с морем напрямую связана никогда не была. Морской лов рыбы и служба матросами на торговых судах обеспечивали заработок лишь малой части населения. На военный флот призывались люди от сохи, зачастую впервые увидевшие море лишь с началом службы.

Из бывших крестьян надо было делать моряков. И как бы ни была трудна эта задача, нашим талантливым офицерам и адмиралам удавалось ее решать. Со времен Петра I к славным победам на суше добавились морские виктории. Русский флот стал сильнейшим на Балтике.

А отвоевание у турок северного побережья Черного моря поставило вопрос о необходимости строительства флота и на юге страны. Ф.Ф.Ушаков стал одним из его создателей. Всю свою жизнь он посвятил Черноморскому флоту. И за пару десятилетий усилиями великого адмирала могущество и слава России на морях были подняты на новый уровень.

Ушаков не просто одерживал блестящие победы. Он, наряду с Нельсоном и независимо от него, применял в боях новую, смелую тактику. Менее талантливым коллегам этих двух адмиралов их действия казались уж слишком рискованными и явно противоречащими господствовавшим на всех флотах воззрениям. Но риск, на который шел Ушаков, не был авантюрой. Он основывался на выучке экипажей кораблей, храбрости русских моряков и их вере в то, что командующий точно знает, что делает. А он знал. Знал и умел!

Ушак-паша

Впервые флотоводец Ушаков отличился при острове Фидониси (ныне Змеиный) 14 июля (н.с.) 1788 года. Там он возглавлял авангард нашей Севастопольской эскадры под командованием храброго контр-адмирала графа М.И.Войновича.

Отступавший от осажденного Очакова турецкий флот состоял из пятнадцати линейных кораблей (в том числе пять 80-пушечных), восьми фрегатов и 24 кораблей меньшего ранга. Русская эскадра была намного слабее. Два линейных корабля имели на борту по 66 пушек. Кроме них в составе находилось 10 фрегатов и 23 малых вспомогательных корабля. 550 русских пушек противостояли 1110 турецким, среди которых к тому же преобладали крупнокалиберные.

В ходе завязавшегося сражения флагманский корабль Войновича поджег два турецких 80-пушечных корабля. Авангард Ушакова вступил в бой со второй колонной турок, возглавляемой их командующим Гассаном-пашой. Смело и искусно маневрируя, Ушаков поставил турецкий флагман «в два огня» и заставил его запылать. Горящие линейные корабли противника не смогли погасить пламя в строю и вышли из боя. Следом за ними отступил весь турецкий флот. Значительно более слабая русская эскадра победила врага.

В битве у Керченского пролива (19 июля 1790 года) Ушаков в звании контр-адмирала командовал уже всей эскадрой. Стороны имели по 10 линейных кораблей, но турецкие были больше и вооружены большим количеством пушек. Русским шести фрегатам противостояли 8 турецких. Малых кораблей у турок было 36, у нас — 17. Соотношение по пушкам — 1100:837 в пользу противника.

Турецкий капудан-паша имел задачу высадить у Керчи десант. Но на пути его флота встала русская эскадра. В завязавшемся упорном сражении, видя, что ядра, выпущенные из пушек наших фрегатов, не долетают до врага, Ушаков приказал им выйти из линии и идти на помощь авангарду. Турки же решили, что фрегаты отступили и они понемногу берут верх. Желая развить «успех», их вице-адмирал вывел свой мощный корабль из линии и бросился на наш авангард. Но подошедшие фрегаты заставили его пройти между ними и основной колонной авангарда. Сокрушающие залпы с двух сторон вывели корабль врага из строя.

Используя перемену ветра, Ушаков пошел на сближение с колонной турок на расстояние картечного выстрела. Это позволило ему ввести в бой и малокалиберные пушки. Турки были обескуражены решительной атакой русских и начали поворачивать, подставляя огню корму. Залпы картечи при этом наносили их кораблям сильные повреждения и десятками выкашивали десантников, находившихся на борту.

Лишившись двух линейных и трех малых кораблей, турки не выдержали напряжения боя и обратились в бегство. Они потеряли в этом сражении 1000 человек убитыми (в том числе двух адмиралов) и 733 пленными, включая одного адмирала. Потери на эскадре Ушакова составили 29 человек убитыми и 68 ранеными. От полного разгрома и уничтожения турок спасло то, что их корабли были «легки в ходу». Построенные французскими кораблестроителями из сухого леса, они заметно превосходили скоростью наши корабли, построенные в спешке и из сырого, невыдержанного материала.

В битве у Керченского пролива Ф.Ф.Ушаков ярко проявил себя как флотоводец. Он направлял мощь главного удара на флагманские корабли врага, держал в своих руках нити управления боем, традиционно находясь в голове колонны. Но при этом и предоставлял свободу действий младшим флагманам и командирам кораблей.

После этого сражения турки стали бояться Ушак-пашу — так они его нарекли на свой манер. Это грозное имя теперь знали все их командиры и простые матросы. Смелость и решительность русского адмирала вызывали у османов трепетное уважение к нему. Для противостояния столь страшному врагу султан мобилизовал лучших своих флотоводцев.

Против всех правил

В помощь лучшему турецкому адмиралу Гиритлы Хусейн-паше был вызван из Алжира капудан-паша Сеит-Али, носивший громкое прозвище «гроза морей». Возглавляемый этими «морскими волками» флот состоял из 18 линейных кораблей, 17 фрегатов и 48 вспомогательных боевых единиц. Расположившись у мыса Калиакрия (в нынешней Болгарии), они готовились к военным действиям против русского флота.

11 августа 1791 года эти силы были обнаружены эскадрой Ушакова. Под его флагом походным строем трех кильватерных колонн шли 15 линейных кораблей и 3 фрегата. За ними следом двигались 18 малых кораблей. Увидев стоящий у берега вражеский флот, русский флотоводец не стал терять время на перестроение кораблей в единую колонну, как это предписывалось всеми правилами ведения морского боя.

Приказав поставить все возможные паруса, Ушаков стремительно атаковал противника в походном строю. Используя фактор внезапности, он зашел между турецкими кораблями и берегом, со стороны которого дул ветер, получив тем самым важное преимущество для боя парусной эпохи. Перестроение в единый строй его эскадра осуществила на ходу.

Турки и алжирцы, застигнутые врасплох, стали рубить якорные канаты и строиться для боя уже под огнем русских кораблей. Сеит-Али на своем быстроходном флагмане возглавил несколько передовых кораблей и стал пытаться «выйти на ветер», обогнув наш авангард. Разгадав его замысел, Ушаков устремился наперерез. 80-пушечный «Рождество Христова» обладал наибольшей скоростью среди русских кораблей. Находясь на его борту, наш флотоводец парировал маневр алжирского адмирала и нанес его кораблю очень тяжелые повреждения.

Увлекшись преследованием, флагман Ушакова какое-то время был вынужден вести бой сразу с двумя кораблями и двумя фрегатами врага, но достойно выдержал это испытание. Вскоре на помощь флагману подоспели три других наших корабля. Сражение закончилось через 2 часа паническим бегством противника. И опять его спасло от полного уничтожения большое преимущество в скорости.

Потери в личном составе на русской эскадре оказались ничтожны: 17 убитых и 28 раненых. Турки потеряли в десятки раз больше. Но главное не это. Гораздо важнее, что после сражения у Калиакрии Османская империя лишилась флота как организованной боевой силы.

Турецкие и алжирские корабли рассеялись по всему балканскому и малоазиатскому побережьям Черного моря. Флагманский корабль Сеит-Али с трудом достиг Константинополя и стал тонуть на виду у всего города, стреляя из пушек в знак просьбы о помощи. Это произвело на жителей удручающее впечатление.

В городе распространялись панические слухи о том, что грозный Ушак-паша вот-вот ворвется с эскадрой в Босфор и атакует турецкую столицу со стороны моря.

Сам Сеит-Али, раненый, обожженный и оборванный, явился во дворец султана с рапортом о поражении. Жалкий вид «грозы морей» способствовал тому, что османский владыка приказал немедленно просить у русских мира.

«Зачем я не был при Корфу хотя мичманом?»

Особое место в биографии Федора Федоровича Ушакова занимает осада и взятие неприступной французской крепости Корфу (4 ноября 1798 года — 3 марта 1799 года). Эта победа заставила всю Европу удивленно заговорить о русском флотоводце.

Это было во время войны с республиканской Францией. Ушаков возглавил поход кораблей Черноморского флота в Средиземное море. Османская империя в этой войне стала союзницей России. Турецкие моряки, узнав, что служить им предстоит под командованием Ушак-паши, преисполнились мужества и отваги и стремились не отставать ни в чем от своих русских союзников.

Но турецкое правительство далеко не в полном объеме выполняло данные перед началом военных действий обещания. Снабжение союзной эскадры, которое оно обязалось обеспечить, было отвратительным. Солдат для действий против оккупировавших Ионические острова французов было выставлено меньше трети от обещанного числа.

Несмотря на все это, Ушаков с потрясающей энергией и большим искусством организовал блокаду крепости. Он располагал эскадрой из 12 линейных кораблей и 11 фрегатов. Для действий на суше у вице-адмирала было 1700 морских гренадер, 4250 воинов-албанцев и 1600 ополченцев из числа греков.

Крепость Корфу всегда считалась «ключом» к Адриатическому морю и на протяжении нескольких столетий укреплялась сменявшими друг друга ее обладателями. Она имела репутацию практически неприступной. Мощные бастионы и башни соединялись между собой двумя рядами каменных стен. Подходы к гавани с моря защищал хорошо укрепленный остров Видо. Огонь по дерзнувшим осадить твердыню войскам могли вести 650 (!) крепостных орудий, не считая пяти батарей Видо. Гарнизон крепости насчитывал 3500 французских солдат и офицеров. В гавани стояли два линейных корабля, фрегат и несколько галер.

Ушаков повел осаду решительно и столь умело, будто всю жизнь был командиром сухопутной армии. Русские моряки всецело доверяли своему непобедимому флотоводцу и проявляли чудеса храбрости. А когда турецкие солдаты отказались идти в бой, оправдываясь тем, что «у французов каленые ядра», грозный Ушак-паша мгновенно поднял их боевой дух, заявив, что расстреляет трусов «некаленой картечью».

Установление полной блокады, отрезавшей крепость от сообщения с внешним миром, взятие штурмом острова Видо и нескольких укреплений на самом Корфу убедили французов в полной бесперспективности дальнейшего сопротивления. 3 марта 1799 года они сдали крепость в обмен на выход из нее без оружия с правом отправиться домой, но с обязательством 18 месяцев не воевать против России где бы то ни было.

Нельсон, узнав о взятии Корфу, поздравил Ушакова в письме. Поздравляли адмирала и многое другие, в том числе турки и греки. Но более всего в этом смысле примечательны слова Александра Суворова: «Ура! Русскому флоту! Я теперь говорю сам себе: «Зачем я не был при Корфу хотя мичманом?»

Прославил навеки

Победой при Корфу средиземноморский поход русской эскадры не закончился. Было еще много славных дел, в числе которых взятие Неаполя десантным отрядом капитан-лейтенанта Г.Г.Белли.

На Ушакова сыпались награды не только от императора Павла I, но и от иностранных союзников России. В 1799 году он стал, наконец, полным адмиралом русского флота.

А по возвращении на родину Ушаков очень многое сделал не только для укрепления военно-морской мощи государства, но и для быта простых матросов. В качестве командующего Черноморским флотом он заслужил искреннюю их любовь и уважение.

Как флотоводец Ушаков вполне сопоставим с Нельсоном. Так же как и его английский коллега, наш выдающийся адмирал не был привержен общепринятым догмам и отходил от неукоснительного следования им, если того требовала обстановка.

А кое в чем Ушаков может быть поставлен даже выше английского адмирала. Нельсон воевал на первоклассных английских кораблях, экипажи которых комплектовались людьми, с детских лет тесно связанными с морем. Ушакову же часто приходилось сражаться с врагом на кораблях, построенных в спешке, а матросов, набранных из крестьян, учить азам морского дела. Но и с ними он одерживал блестящие победы, прославляя навеки русский флот!

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.