Блицкриг под кайфом

Блицкриг под кайфом

Секретные таблетки помогали солдатам вермахта воевать без устали
© wikipedia.org
Секретные таблетки помогали солдатам вермахта воевать без устали
01 апреля 2020, 10:01
Реклама

Захватническая война — дело грязное, опасное и к тому же бесчестное. Втянуть в нее тысячи, а то и миллионы людей трудно. Даже если они одурманены, например, идеей расового превосходства, как было при Гитлере. Но и тогда генералам вермахта, чтобы вести в бой солдат, приходилось прибегать к фармакологии. Мало кто знает, что солдат Третьего рейха активно пичкали химическими психостимуляторами. Правда, в войне с СССР нацистам они не помогли. «Армейский стандарт» собрал сведения о том, как немецкая армия «под кайфом» получила отпор и сломалась.

Шестой день войны. Пал Минск. В Кремле — шок. Сталин отмахивается от докладчиков-генералов — он не желает верить, что гитлеровская армия, спустя всего шесть дней, заняла столицу советской Белоруссии. Что дальше? Смоленск, Вязьма, а потом и Москва? На заседании в Кремле уже 28 июня Сталин бросил соратникам: «Ленин оставил нам великое наследие, а мы, его наследники, всё это прос*али…». Тогда мало кто знал, что рвущимся к Москве немцам, кроме танков, самолетов, орудий, помогали... невзрачные серые таблетки — первитин.

Таблетка для сверхчеловека

Первитин — сильнейший психостимулятор, не хуже знаменитого экстази. В чистом виде напоминает кристаллы мелко наколотого льда. Не имеет ни цвета, ни запаха. Невзрачность внешнего вида лихо компенсировалась эффектом — всего пары таблеток в сутки хватало, чтобы, не зная усталости, рваться в бой.

В качестве стимулятора этот препарат под именем метамфетамина впервые появился в одной из лабораторий Германии в 1919 году. «Дает нечеловеческий прилив сил — с ним вы никогда не почувствуете усталости. Вы можете трудиться и днем и ночью, не тратя времени на сон», — гласило описание немецких фармацевтов, которые рекомендовали чудо-пилюли к свободной продаже.

В 1930 году этот препарат в недрах берлинской лаборатории Temmler Werke получил улучшенную формулу и новое название — «первитин». Однако коммерческого успеха, как когда-то вышло с героином из лабораторий «Байера» или кокаиновым сиропом фирмы «Мерк», первитин не получил. Грязно-серые таблетки почти десять лет покрывались аптечной пылью на дальних полках, пока о них не вспомнили в вермахте, готовившемся к завоеванию мирового господства.

10–15 суток без сна и еды, прилив энергии так велик, что усидеть на месте невозможно — эти свойства первитина сильно заинтересовали германских генералов. С их подачи для нужд армии за годы Второй мировой наштамповали 200 миллионов таблеток чудодейственного психостимулятора.

Правда, быстро выяснилась пагубность таблетки для сверхчеловека: истощение, обезвоживание, паранойя, депрессия. Но для войны никого и ничего не жалели. Вот что писали высокопоставленные военные врачи Германии тех лет: «Возможные осложнения и даже потери не должны беспокоить совесть медперсонала. Фронт и победа требуют от нас полной отдачи и самопожертвования».

По рассказам научного руководителя музея истории бундесвера Горха Пикена, первые 35 миллионов доз первитина были направлены в войска накануне нападения на Бельгию и Францию летом 1940 года.

В небе и на земле

Французская армия не смогла остановить немецкие полчища. Генерал де Голь вспоминал позже, как люфтваффе утюжило французские города сутками напролет, садясь на свои аэродромы только для дозаправки. Оказывается, психотропный препарат первитин официально входил в летный паек.

Между собой подопечные Геринга называли его «винт», а принявших наркотик — «ходящими под винтом». Германские летчики часто не садились без первитина за штурвалы. Глотали пачками, совершая по пять, семь иногда и по десять вылетов за сутки.

Например, немецкий ас Ганс-Ульрих Рудель как-то за день совершил восемь вылетов, дважды был сбит, но опять поднимался в небо, не зная ни усталости, ни боли от ранений.

Не только немецкие летчики ходили «под винтом». Сидели на первитине и панцер-команды.

— Именно под первитином германские танкисты группы Клейста смогли сначала прорвать французскую оборону под Маасом, а потом с бешеной скоростью покатиться к Атлантическому побережью, — поделился в одном из интервью историк Алексей Исаев. — Без перерывов и отдыха с 15 по 24 мая они наматывали на гусеницы по 75 километров в день. Тем самым и предопределили незавидную участь Франции.

Не гнушалась психостимуляторов и пехота. Правда, им волшебного первитина отсыпали поменьше, чем элитным люфтваффе и панцерваффе. Растворяли таблетки в кофе. Бойцы из семей побогаче просили родных потрясти старые семейные запасы и прислать леденцы от кашля с героином фирмы «Байер» или кокаиновые сиропы «Мерк».

Со всем этим «фармацевтическим усилением» дивизии вермахта перешли границу Советского Союза 22 июня 1941-го.

Провал блицкрига под кайфом

Документы боевых действий июня 41-го доказывают: ударные части вермахта действительно шли в бой под кайфом.

— Как пример, первый день войны. Бои закончились хорошо за полночь, но уже в 5.30, согласно донесениям, та же самая часть, теми же солдатами ведет бой уже за следующий населенный пункт, — рассказывает видный историк Второй мировой Алексей Исаев. — Понятно, что физически это могли сделать только люди, которых накачали наркотиками.

Есть и другие документы. Например, боевые донесения танкового генерала Клейста, датированные июнем-июлем 41-го. Он рапортовал в немецкий генштаб: панцер-команды проходят по 50, 60, местами до 100 километров в сутки. И уже на пятый день войны передовые отряды танков прорвались восточнее Минска, где стали бить по нашим тылам. Простейшие подсчеты показывают: для такого стремительного маневра на танке нужно ехать трое суток без единой остановки. Этот документальный факт косвенно подтверждает, без психостимуляторов тут не обошлось.

Есть и фотофакты — беснующиеся немецкие летчики и артиллеристы в разгар боев. Война на лицах отпечатывается почти всегда одинаково: ужас, страх, нередко слезы. Но нацистам под кайфом все нипочем — они веселятся и корчат рожи в объектив прямо на передовой.

Историк констатирует: 22 июня 41-го к нам пришел враг, который уже плотно сидел на психотропных веществах. Но в СССР все пошло не по сценарию блицкригов в Польше и Франции. Немцы столкнулись с упорным сопротивлением Красной армии. Наступление затягивалось. При этом начинали сказываться вредные последствия применения психотропных веществ для организма.

— Да, германские войска совершили, например, беспрецедентный бросок от Николаева до Кременчуга, а потом еще и сходу таранили советские части в тылу, в 60 километрах от фронта, — продолжает Исаев. — Но что было потом? Все буквально валились от истощения, апатия и изнеможение от первитина были такими, что воевать дальше они уже не могли. Германские генералы прекрасно об этом знали и гнали солдат вперед. Нужно было как можно быстрее захватить Москву.

Впрочем, главным убийцей блицкрига все-таки стали не побочные действия наркотика, а Красная армия, которая ценой огромных потерь сдержала напор врага, а потом и отбросила его от Москвы.

Первитин массово применялся в немецкой армии и позже. Например, летом 1943 года, во время боев на Курской дуге. Не брезговали им и части СС, которые за 17 часов пробили первую линию советской обороны. Но дальше наступление немцев захлебнулось. Война окончательно покатилась на запад.

Наркомовские 100 грамм

А что же Красная армия? Обходилась без психостимуляторов, говорят историки. Наркомовские 100 грамм не в счет. Их выдавали только после боя. Все понимали: какой боец из пьяного солдата?

Прививку от боевых наркотиков Красная армия получила еще во время… Гражданской войны. Командованию отдельных частей пришлось столкнуться с такой заразой, как «балтийский чай». Это спирт с кокаином. Тогда достать кокаин не составляло труда — еще до Первой мировой он большими партиями завозился в Россию из Германии совершенно легально.

— После «балтийского чаепития» командиры ужасались: Красная гвардия превращалась в неуправляемую вооруженную толпу, у которой на уме только насилие и мародерство, — отмечает историк, ведущий информационного ресурса «Цифровая история» Егор Яковлев. — С такой беснующейся ватагой взять верх в бою было невозможно.

В Великую Отечественную советским бойцам и командирам не нужны были никакие стимуляторы. На кону была жизнь и свобода Родины. Ради победы организм мобилизуется сам, демонстрируя чудеса выносливости и силы. Когда за твоей спиной семья, дом, народ, тебе не надо глотать таблетки первитина или жевать панцершоколад. И победа в Великой Отечественной это хорошо доказала, — заключил Егор Яковлев.

Кстати, наши союзники, как и немцы, не гнушались стимуляторов. Более того, к ним даже призывали. В архивах и частных коллекциях можно встретить любопытные плакаты, с которых пилоты ВВС США призывали употреблять волшебные зелья для бодрости. «Много вылетов? Слипаются глаза? Пилот, принимай амфетамины!», — гласит один из таких американских плакатов. А летать союзникам действительно приходилось много. Сожженные дотла Кёльн, Ганновер, Дрезден отлично это помнят. В налетах англо-американской авиации участвовали сотни самолетов.

*****

С окончанием Второй мировой история с психотропными препаратами для войск не закончилась. Таблетки, порошки и конфеты а-ля первитин дожили до сегодняшних дней. Они применяются, например, боевиками запрещенной в России ИГИЛ*. Широко известны фотоснимки упаковок, наполненных черными таблетками с арабской вязью.

Кто знает, быть может, с их помощью экстремисты, не зная ни боли, ни усталости, сейчас сеют террор где-нибудь под Идлибом, в Кабуле или Триполи...

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.