Праздник Победы в стиле ретро

Праздник Победы в стиле ретро

Как в царской России отмечали юбилеи великих сражений
Монумент Славы на Бородинском поле.
© flickr.com
Как в царской России отмечали юбилеи великих сражений
' + '' + ' ' + ''+ ' Монумент Славы на Бородинском поле.
14 сентября 2020, 10:00
Реклама

Нынешний год богат на юбилеи наших военных побед. — Весной отмечали 75-летие капитуляции фашистской Германии. А в начале сентября исполнилось три четверти века со дня другого важнейшего события — окончания 2-й Мировой войны, завершившейся разгромом милитаристской Японии. По случаю этих юбилеев в стране проведены грандиозные торжества. Но ведь такое чествование славы русского оружия отнюдь не первое. Случались подобные мероприятия и прежде, в том числе в дореволюционной России.

«Армейский стандарт» расскажет, на что же были способны по части устройства юбилеев ратных побед наши прадеды.

Первое, о чем можно вспомнить в связи с этим, — праздники, посвященные событиям Отечественной войны 1812 года. Для жителей Российской империи эта военная кампания была ничуть не менее значимым событием, чем Великая Отечественная для граждан СССР и нынешней России.

Царь в роли Кутузова

Как бы это ни показалось странным, но самое первое из масштабных торжеств в память о победе над Наполеоном приурочили к «некруглой» дате: двадцатисемилетней годовщине битвы при Бородине. А инициатором устройства такого праздника стал сам император Николай Первый.

В его присутствии 26 августа 1839 года на Бородинском поле состоялось открытие мемориального монумента на батарее Раевского, закладка которого состоялась в год 25-летия знаменитого сражения — в 1837 году.

Памятное мероприятие провели с размахом: парадно построенные воинские части, артиллерийский салют, крестный ход…. По окончании молебна у нового памятника Николай лично скомандовал: «На колени!», после чего была провозглашена «вечная память» императору Александру Первому и «всем воинам, на брани живот свой положившим».

Первая часть программы праздника завершилась любимым зрелищем его величества — военным парадом: батальоны и эскадроны прошли мимо обелиска церемониальным маршем.

А во второй части было предусмотрено... Бородинское сражение №2. Для проведения таких показательных маневров на поле русской славы собрали 120-тысячную армию: несколько пехотных и кавалерийских корпусов, артиллерийские батареи... Помимо регулярных войск к делу привлекли еще и военнообязанных запаса (их тогда называли бессрочно-отпускными), набранных из восьми центральных губерний империи. — Причем большинство этих ветеранов участвовали в войне с Наполеоном.

Это действо можно, пожалуй, считать первой в России масштабной военно-исторической реконструкцией.

«…Программа торжества состоит в точном воспроизведении Бородинской битвы, называемой нами сражением под Москвой. Для того чтобы как можно ближе подойти к исторической действительности, со всех концов империи созвали всех ветеранов 1812 года, принимавших участие в знаменитом сражении…».

Из заметок французского писателя Астольфа де Кюстина о путешествии по России. 1839 год.

Согласно составленным планам, войсковые подразделения, являвшиеся «прямыми наследниками» тех частей, которые сражались при Бородине осенью 1812-го, «играли» за русских. Командовал ими сам государь Николай Павлович.

Первоначальная диспозиция для участников праздничных маневров воспроизводила расположение французской и русской армий в тот исторический день. Начальные действия войск также были скопированы с тех, образца 1812 года. Но вот дальнейшие события стали развиваться уже иначе, — по приказам царственного главкома.

Увлекшись битвой, Николай вдруг (вопреки исторической правде) скомандовал своим войскам перейти в наступление против «французов». Естественно, в результате такой «ролевой игры», где «нашу» сторону возглавлял сам государь, русские полки в пух и прах разбили «неприятеля».

По воспоминаниям очевидцев, император был очень доволен и, обращаясь к ветеранам — Ермолову, Толлю и другим генералам-«бородинцам», находившимся при его свите, заявил: «Не находите ли вы, что если бы Кутузов действовал так, как мы сегодня, то последствия Бородинской битвы могли бы быть совершенно другими?!».

После этой высочайшей реплики вокруг воцарилось неловкое молчание, и в наступившей тишине все услышали, как генерал Давыдов (брат знаменитого поэта-партизана Дениса Давыдова) вполголоса сказал своему соседу: «Государь забывает, что сегодня не было здесь против него Наполеона!».

«Сегодня, в день годовщины Бородинского сражения, состоялось торжественное открытие и освящение монумента, воздвигнутого в его честь. На пространстве около памятника, обнесенном решеткой, находились только почетные ветераны, участвовавшие в сражении. Все они были в своих старых мундирах, многие без руки или ноги… А от самого подножья холма, насколько можно было видеть, все поле сражения было заполнено необъятными массами пехоты, кавалерии и артиллерии... Во время обряда благословения император и вся его свита, включая протестантов — прусского и голландского принцев, преклонили колена».

Из воспоминаний очевидца торжеств в 1839 году.

Суперветеран на 100-летнем юбилее

В следующий раз грандиозные торжества в честь Бородинского сражения были устроены уже по случаю его 100-летия.

«Гвоздем программы» стал, конечно, приезд на место знаменитой битвы императора Николая Второго с семейством. Специально для царского поезда от станции Бородино была проложена железнодорожная ветка в сторону Бородинского поля. В конце ее находилась особая платформа с павильоном, сооруженным по проекту архитектора Струкова — огромные триумфальные ворота, роскошный бархатный балдахин над входом...

Платформу для стоянки царского поезда украсили огромным количеством лавровых деревьев, а в конце ее оборудовали пункт связи с прямым телефонным проводом до Москвы и Петербурга.

Тогда, в 1912-м, на легендарное поле битвы съехалось буквально все высшее общество империи. Для удобства передвижения высокопоставленных особ организаторы праздника договорились с владельцами московских гаражей, и в Бородино из Первопрестольной было доставлено аж 78 автомобилей, которые работали здесь в режиме такси.

Сама программа юбилейных торжеств включала многочисленные молебны, открытие музея и 33-х новых монументов в память о героях Бородина. А также парадные шествия войск, торжественные обеды, встречи государя с депутациями от местных жителей...

По случаю праздника из Смоленска до Бородина прошел особый крестный ход. Верующие доставили на поле чудотворную икону Одигитрии, которой 100 лет назад благословляли русскую армию накануне знаменитого сражения.

Специально ради праздника в Бородино привезли из Кишинева единственного из оставшихся к тому времени в живых участников Бородинской битвы. Это был отставной фельдфебель Аким Бентенюк (Войтинюк), который воевал с французами в составе пехотного Волынского полка. В 1912-м этому суперветерану исполнилось уже 122 года!

Кроме того, привезли на юбилейные торжества нескольких крестьян — очевидцев сражений Отечественной войны. Их возраст тоже вызывал всеобщее удивление: от 118 до 110 лет. Николай Второй удостоил долгожителей личной беседы, причем из уважения к их годам повелел, чтобы старики сидели в его присутствии (а сам оставался при этом стоять, так что картина получилась для придворной публики уникальная).

«…В 2 часа поехали в моторах в Спасо-Бородинский монастырь. Осмотрев все интересное.., отправились к месту знаменитой батареи Раевского, вокруг которой были выстроены войска на три фаса, каждый по три линии. Объехав все три линии, направились к зданию Бородинского музея. В саду принял французскую военную депутацию и затем поговорил с участником сражения, которому 122 года и с несколькими очевидцами Отечественной войны. В это время подошел крестный ход из Смоленска с иконой Божьей Матери Одигитрии. После панихиды у памятника сражения эту икону обнесли вдоль фронта войск. Все это было очень торжественно и красиво…».

Из записей в дневнике императора Николая за 25 августа 1912 года.

Был в тот праздничный день приготовлен организаторами торжеств и еще один «ветеранский эксклюзив»: среди войск, участвовавших в параде, который принимал император на Бородинском поле, продефилировали две сотни Донского казачьего войска, состоявшие из одних только ветеранов. — В их числе было 108 георгиевских кавалеров в возрасте от 60 до 80 лет.

По случаю юбилея была выпущена специальная медаль, которую получили все министры императорского двора и наследники офицеров и генералов — участников войны с Наполеоном, приехавшие на торжества.

Был подготовлен императорский указ «о даровании милостей потомкам славных деятелей Отечественной войны и их семействам». В числе этих милостей был, например, пункт о выделении в кадетских корпусах двадцати казенных мест для зачисления на бесплатное обучение потомков участников войны 1812 года (из числа офицеров, чиновников, священников, врачей). Размер пенсий, получаемых семьями лиц офицерского звания, раненых во время войны, отныне удваивался. Был также учрежден дополнительный взнос в размер Инвалидного капитала — специально для выдачи единовременных пособий семействам участников войны.

Среди прочих гостей в Бородино приехала делегация из Франции. Чтобы создать повод для такого визита, российский МИД заблаговременно придумал дипломатическую хитрость: французам предложили установить на Бородинском поле памятник в честь погибших наполеоновских солдат. Бывшие противники, ставшие в 1912 году уже союзниками, согласились.

Однако с этим памятником вышла неувязка. Пароход «Курск», перевозивший его из Франции в Россию, потерпел крушение и затонул в Балтийском море. Так что пришлось к юбилейным празднествам наспех мастерить возле Шевардинского редута монумент-времянку из дерева и гипса. Настоящий же памятник был освящен здесь только через год.

Из Бородина торжества перекочевали в Москву. Балконы и стены многих домов в центре города были украшены флагами и праздничными эмблемами, на столбах трамвайных линий в специальных вазах выставили горшки с живыми цветами.

Несколько самых высоких зданий в центре Первопрестольной оконтурили гирляндами электрических лампочек. За Москвой-рекой, прямо напротив Кремля, на доме Кокоревского подворья вывесили большие портреты Александра I, Кутузова, Багратиона, Барклая де Толли.

После прибытия в Москву императора, здесь тоже начались пышные торжества. Самым эффектным и грандиозным стало всенародное моление «в память избавления от нашествия двунадесяти языков», состоявшееся на Красной площади, где уже с утра собралось более 200 тысяч человек.

В крестном ходе, начавшемся из Успенского собора, участвовало около тысячи представителей духовенства. Посреди площади устроили специальный помост под шатром в древнерусском стиле, на котором и проведен было молебен. По окончании его прогремел артиллерийский салют, а затем устроили колокольный перезвон, в котором приняли участие все московские храмы.

«В сегодняшний торжественный день поминания столетней годовщины знаменательного сражения на полях Бородинских, воздаваемая вместе со Мною всею Россией дань уважения и признательности к подвигам ваших предков да укрепит в сердцах ваших сознание долга и да послужит источником к проявлению вами той же беззаветной преданности и мужества, когда Промыслу Божьему угодно будет призывать Отечество к новому испытанию. Сердца ваши да пребывают в уверенности, что потомки с уважением произнесут имена ваши и содеянные вами подвиги неизгладимо будут жить в памяти благодарного Отечества».

Из приказа армии и флоту императора Николая II.

Обиженные революцией севастопольцы

В царской России намечали также провести масштабное празднование еще одного военного юбилея. В 1904 году исполнялось 50 лет героической обороне Севастополя в годы Крымской войны 1853–1856 годов.

Однако торжествам этим не суждено было состояться: сперва помешала начавшаяся война с Японией, а год спустя на Черноморском флоте произошли революционные волнения. В итоге праздник окончательно отменили. Тем не менее проекты указов «об особых милостях» ветеранам обороны Севастополя уже были готовы. Пролистав их, можно представить себе, какие же льготы получили бы эти доблестные воины.

Всем офицерам, нижним чинам, чиновникам, сестрам милосердия и священникам, награжденным медалью «Защитника Севастополя», назначались пожизненные пенсии (генералам 360 рублей в год, офицерам, «сестричкам», батюшкам — 120–240 рублей, унтерам и нижним чинам — 18–60 рублей). В пересчете на нынешний курс, царский рубль 1904 года вполне потянет на тысячу сегодняшних рублей.

Ветеранам-севастопольцам предоставлялся льготный проезд по железным дорогам (по предоставлении в кассу особого удостоверения о своем ветеранском статусе).

И еще одно социальное нововведение было упомянуто в документе. «Бедным и действительно нуждающимся ветеранам обеспечить бесплатный проезд, лечение и полное содержание на отечественных курортах, за счет Российского общества Красного Креста... А также бесплатное лечение — амбулаторное и стационарное, …в больницах Красного Креста...».

Защитники Севастополя несколько лет ждали, когда же начнут реализовывать на практике все эти блага, но, увы, полувековой юбилей Крымской кампании в России так и не был отмечен для этих пожилых уже людей никакими серьезными льготами.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.