Последний день обороны Таллина

Последний день обороны Таллина

«Аэродром и самолеты перед приходом немцев предстояло взорвать»
Летающая лодка» МБР-2.
© Фото из архива
«Аэродром и самолеты перед приходом немцев предстояло взорвать»
' + '' + ' ' + ''+ ' Летающая лодка» МБР-2.
Реклама

22 июня исполняется 77 лет со дня начала Великой Отечественной войны. Какими они были, те трагические первые дни и недели войны? Об этом отчасти можно судить по страницам биографии военного летчика Максима Чибисова. О некоторых боевых эпизодах того времени из жизни будущего генерал-майора авиации «Армейскому стандарту» рассказала его дочь Елена Максимовна Рубина.

В 1941-м майор Чибисов был слушателем Военной академии имени Ворошилова. До завершения курса обучения оставалось буквально два месяца. Вместо этого война, начавшаяся ранним утром 22 июня, повернула жизнь Максима Николаевича на совсем иной «курс». В конце июля 1941-го Чибисов получил назначение на должность заместителя командира 10-й морской бригады ВВС Балтийского флота, которая базировалась в районе Таллина и прикрывала от атак с воздуха фактически весь Финский залив.

Почти сразу город стал прифронтовым: в августе развернулись бои за эстонскую столицу. Остановить наступление немцев нашим войскам не удавалось. Стало ясно, что Таллин придется отдать неприятелю.

В связи с этим из штаба флота поступил приказ перевести 10-ю авиабригаду в Ораниенбаум под Ленинградом. Чибисов встретился с адмиралом В.П.Дроздом, руководившим эвакуацией военно-морских сил в районе Таллина. Майору удалось получить разрешение, чтобы около 60 человек из бригады — в основном офицеров и членов их семей — эвакуировали на флагманском крейсере «Киров». Большая же часть личного состава была размещена на борту парохода «Папанин», а наземную технику и кое-что из материальной части погрузили на другие транспортные суда. Немногим исправным самолетам бригады предстояло перелететь в Ораниенбаум своим ходом.

Однако оставались еще сам военный аэродром и на нем несколько наших поврежденных в боях истребителей и бомбардировщиков, которые не успели отремонтировать. Все это предстояло перед приходом немцев взорвать. Но кому поручить это? Обсуждая задачу со своим комбригом генерал-майором Петрухиным, Чибисов предложил: «Давайте чужими жизнями рисковать не будем, а останемся мы с вами — два командира. Подорвем тут все, а потом догоним своих на «разъездном» учебно-тренировочном УТИ-16».

Говоря это, майор прекрасно понимал, что старый учебный самолетик, созданный на базе истребителя И-16, получившего прозвище «ишачок», может быть в любой момент разбит взрывом, а потому его предложение, высказанное комбригу, было почти равноценно гибели. Однако война делила людей на живых и мертвых по своей непредсказуемой прихоти. В самоотверженную чибисовскую логику вмешались непредвиденные обстоятельства. На глазах двух командиров пароход «Папанин», едва выйдя из гавани, был атакован немцами и потоплен вместе с сотнями эвакуируемых людей, в том числе и тех, кто служил в 10-й авиабригаде.

К тому же Чибисов и Петрухин лишились своего самолета-«эвакуатора». На их аэродроме приземлился командующий ВВС Балтийского флота генерал-лейтенант Самохин, который хотел лично проверить, как идет эвакуация бригады. Генеральский самолет оказался поврежден, и лететь дальше не мог. Спасая начальство, летчики отдали Самохину ту самую двухместную «спарку» УТИ. В дополнение ко всему почему-то так и не появились вызванные для минирования саперы, и потому взрывать оставшуюся материальную часть было попросту нечем.

В столь безвыходной ситуации двое командиров решили крушить технику техникой. Они завели мотор одного из самолетов, получивших в бою повреждение плоскостей и потому лишенных возможности взлететь. Разогнав этот И-16, удалось таранить им другие крылатые машины, сделанные в основном из дерева и пропитанной специальным клеем ткани - перкаля.

Еще одним средством разрушения стал обычный мотоцикл... Майор и генерал так увлеклись уничтожением подбитых самолетов, что не сразу заметили приближавшихся к взлетной полосе фашистов. Путь отступления оставался лишь один — к маленькому пирсу в дальнем конце аэродрома. Там еще оставалась надежда на спасение: на волнах покачивался измочаленный за первые недели войны гидросамолет МБР-2 (Морской Ближний Разведчик 2-й, такие получили среди «сталинских соколов» шутливые прозвища «амбарчик», «корова, «четвертак»). Но заведется ли он, сможет ли взлететь? Или двоим командирам остается последний способ избежать позорного плена — пуля в висок?

Завелся, взлетел. Однако «ликвидационная» операция была еще не завершена. Храбрецы развернули «четвертачок» над аэродромом и обрушили на взлетно-посадочную полосу запас бомб, который был на борту. Немцев так ошеломило подобное «нахальство», что они не сразу открыли огонь, и русская «летающая лодка» благополучно отвернула в сторону моря. Кончалось 28 августа 1941 года — последний день обороны Таллина... и 35-й день рождения Максима Чибисова! Впереди была еще вся война — долгие четыре года.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.