Заполярный сталинский удар

Заполярный сталинский удар

75 лет Петсамо-Киркенесской операция по освобождению от немцев Крайнего Севера
Памятный знак на месте высадки десанта в Лиинахамари.
© wikimedia.org
75 лет Петсамо-Киркенесской операция по освобождению от немцев Крайнего Севера
' + '' + ' ' + ''+ ' Памятный знак на месте высадки десанта в Лиинахамари.
30 декабря 2019, 10:51
Реклама

В 1944 году Красная армия провела серию крупнейших стратегических операций Великой Отечественной войны, которым в 2019 году исполнилось 75 лет. В числе операций — освобождение от немецко-фашистских захватчиков Украины, затем — Белоруссии, Прибалтики, Молдавии, Румынии… Можно сказать, что это юбилеи так называемых десяти сталинских ударов. «Армейский стандарт» рассказывает о заключительной операции 1944 года — Петсамо-Киркенесской.

Сталинский удар — несколько искусственное определение. Все началось с того, что Сталин готовил отчетный доклад к очередной годовщине Октябрьской революции 7 ноября 1944 года. Естественно, в первую очередь там должна была идти речь о военных успехах. 10 — число красивое, и под него подладили все крупные операции, прошедшие до ноября 1944 года. Так, освобождение Одессы и освобождение Крыма были объединены в один удар. И, напротив, освобождение Белоруссии, которое по масштабам делится на несколько крупных операций, в итоге оказалось всего лишь одним-единственным ударом.

Но не беда — схема с десятью ударами оказалась удобной для запоминания. Подхваченная публицистами, она обзавелась определением «сталинские», да так и дошла до наших дней. Вот только не все из этих ударов оказались одинаково известными. Так, о последнем, десятом — а именно Петсамо-Киркенесской операции — пишут и говорят не так часто, как она этого заслуживает.

Возможно, это связано с ее масштабом. Действительно, по размаху она не такая грандиозная, как освобождение Белоруссии. Но представить без нее историю Великой Отечественной нельзя.

Целью операции были разгром немецких войск на нашем Крайнем Севере и освобождение Заполярья. Немцы держались за эту суровую землю. И не просто из принципа. Базировавшаяся в этих краях 20-я горная армия защищала незамерзающие северные порты и разработки месторождений ценного военного сырья — в первую очередь, никеля, а также меди и молибдена. Кроме того, с 1941 года немцы держали под прицелом наш порт Мурманск.

Расположились немецкие войска в Заполярье очень основательно. «Перед нами на фронте длиной 90 километров тянулись надолбы и противотанковые рвы, густые минные поля и проволочные заграждения, — писал командующий Карельским фронтом маршал Кирилл Мерецков, — Они перехватывали все горные перевалы, лощины и дороги, а господствующие над местностью высоты представляли собой настоящие горные крепости. Кроме того, со стороны моря их прикрывала береговая и зенитная артиллерия в полевых капонирах. Меж укреплений лежали бесчисленные озера, речки, цепи отвесных скал, болота и топи».

Тем не менее уверенность гитлеровцев в неприступности их позиций здорово поколебалась уже в первый день операции, 7 октября 1944 года. А началась она с мощнейшей артиллерийской подготовки, длившейся два с половиной часа. После этого войска пошли на прорыв.

Не на всех участках им сразу же сопутствовал успех. Потребовались и дополнительные атаки. Но наступление не остановилось. Если не вдаваться в географические и тактические подробности, то развивалось оно так: на крайнем левом фланге 126-й легкий стрелковый корпус совершал обходной маневр по тундре, пытаясь зайти в тыл противнику. Замкнуть кольцо окружения все же не получилось, но в районе Луотсари противника принудили к отходу. С другой стороны фронта действовали северофлотцы.

В ночь на 10 октября на берег губы Малая Волоковая был высажен десант, который вместе с морскими пехотинцами, наступавшими с суши, сломил сопротивление врага на полуострове Средний. Еще один десант 12–14 октября вел бои за укрепления порта Лиинахамари и овладел ими. В центре фронта 131-й и 99-й корпуса осуществляли прорыв вражеских укреплений.

В результате 15 октября был освобожден поселок Петсамо, впоследствии переименованный в Печенгу. Было решено развивать успех. Ставка одобрила заход советских войск на территорию Норвегии. К 22 октября соединения 131-го стрелкового корпуса взяли населенный пункт Тарнет. В тот же день 31-й стрелковый корпус, в лоб штурмовавший укрепления на подступах к Никелю, с помощью обошедшего поселок с юга 127-го легкого стрелкового корпуса очистил район разработок месторождения.

Битва продолжилась в Норвегии. Сухопутным войскам помогали еще несколько десантов Северного флота. К 24 октября войска подошли к фьорду, на берегу которого стоит порт Киркенес. Утром 25 октября форсировали фьорд (мост через него был взорван гитлеровцами) и зашли в город.

Бои продолжались еще несколько дней. Так, 27 октября было подавлено сопротивление в населенном пункте Нейден и взят поселок Наутси. Но в целом немецкая группировка была раздроблена, солдаты спешно отступали и сдавались в плен норвежцам, что называется, пачками. Дальнейшее продвижение вглубь территории Норвегии было признано нецелесообразным, и официально операция завершилась 29 октября.

Таково краткое изложение хода Петсамо-Киркенесской операции. Но оценить ее по достоинству можно лишь узнав детали.

Сам район боевых действий, Заполярье — уникален по своим ландшафтным и климатическим особенностям. В этом смысле это едва ли не самое неудобное место из тех, где приходилось воевать советским солдатам.

«Холодный воздух постоянно насыщен влагой, — писал Мерецков, — ...Серые торфяники исполосованы частыми трещинами, из которых брызжет ледяная вода. Порой земля вздымается голыми громадами гранитных скал. Они рассечены быстрыми и порожистыми реками, текущими в основном с юго-запада на северо-восток. А продвигаться нам нужно на запад. Это значит, что все реки придется форсировать, одну за другой. Люди мерзнут здесь сильнее, чем в более холодных районах, но с континентальным климатом. Замерзают и машины: разогреть моторы очень трудно; горючего уходит гораздо больше нормы, а его-то и не хватает, что существенно снижает возможности использования техники».

В первую очередь это испытали те солдаты, которые совершали обходной маневр по ледяной пустыне. Уже после боев в декабре 1944 года газета «Правда» гордо заявляла: «Поход через тундру — это сам по себе героический подвиг, который под силу только советскому воину».

Сами же воины не жаловались. Но отмечали, например, что передвигаться маршем в столь, казалось бы, необходимых маскхалатах было неудобно. «Заледенел, топорщится, мешает движению», — вспоминал Герой Советского Союза Макар Андреевич Бабиков. Он воевал в составе особого разведывательного отряда, подчинявшегося непосредственно командующему Северным флотом адмиралу Головко.

Во время Петсамо-Киркенесской операции разведчики захватили две немецкие батареи, прикрывавшие порт Лиинахамари, и это, пожалуй, самый кинематографичный эпизод всей битвы — отличная основа для крепкого патриотичного боевика.

Порт Лиинахамари был у гитлеровцев на особом счету. Именно отсюда вывозился никель с заполярных разработок. Взять этот порт приступом было практически невозможно. Он расположен в глубине длинного и узкого фьорда. Немцы создали там очень плотную линию обороны: 4 береговые батареи 150 и 210-миллиметровых орудий, пара десятков батарей 88-миллиметровых зениток. Задачей десанта разведчиков был захват двух батарей, которые контролировали порт и весь залив.

Бабиков вспоминал, как их группа ночью высадилась в тридцати километрах от цели, как они шли к ней две ночи с грузом на плечах: «пятисуточный паек, полные диски с патронами, по десятку гранат, пачки патронов в рюкзаках, автоматы и пулеметы».

Днем отряд прятался в скалах, благо их хватало — вся дорога (а точнее — глухое бездорожье) пролегала по сопкам — вверх, вниз. На последний спуск с отвесной скалы канатов для всех не хватило «Один десантник, уцепившись руками за гранитный карниз, повисал над обрывом. Другой по его спине сползал вниз и, нащупав ногами опору, принимал товарища на руки», — вспоминал Бабиков.

А потом был штурм. Многие участники поминают подвиг Ивана Лысенко. Путь бойцам преграждала колючая проволока. Лысенко приподнял крестовину, на которой она крепилась, чтобы остальные могли поднырнуть в образовавшуюся «арку». И так стоял в полный рост под пулями, пока не был сражен ими.

Бой на батареях 12 октября 1944 был ожесточенным. Но отряд лейтенанта Виктора Леонова захватил 88-милимметровую батарею, а отряд капитана Ивана Барченко-Емельянова блокировал 150-милмметровую батарею. Дело оставалось за большим десантом. Вечером 12 октября катера при поддержке дальнобойной артиллерии, на полном ходу ворвавшись во фьорд, мчались под выстрелами по узкому коридору смерти и высаживали бойцов у порта.

Перестрелка шла всю ночь. То и дело бойцы схватывались с врагом в рукопашной. Но утром 13 октября порт Лиинахамари был зачищен. Еще день сражения шли за другие опорные пункты противника. В итоге операция увенчалась полным успехом.

Вот еще один характерный эпизод боев в Заполярье. Отступая, немцы оставляли за собой лишь выжженную землю. Был взорван и мост, ведший через фьорд к городу Киркенес. Все береговые укрепления, естественно, оставались за немцами, и они простреливали водную гладь. Форсировать преграду с ходу, подручными средствами, не удалось. И тут на помощь пришли автомобили-амфибии.

Не часто можно услышать об использовании амфибий на фронтах Второй мировой. Но тем не менее они были. В данном случае речь идет о машинах Ford-GPA. Американцы начали выпускать их в 1942 году. Машины использовали и при высадке в Сицилии, и при высадке в Нормандии. Но для морского десантирования они были не очень пригодны — слишком высокая осадка, слишком низкие борта. В результате за 8 месяцев было сделано около 12 тысяч машин, а потом производство свернули.

Примерно три тысячи по ленд-лизу отправили в СССР. А вот тут амфибия очень даже пришлась по душе. Ими оснастили 11 отдельных моторизованных батальонов особого назначения, призванных как раз обеспечивать штурм рек, озер и других водных преград. Вот и к фьорду рядом с Киркенесом оперативно подъехал 275-й Свирский батальон. И именно на этих машинах бойцы фьорд и штурмовали — с последующим успешным штурмом Киркенеса.

Этими и многими другими героическими эпизодами и запомнилась славная Петсамо-Киркенесская операция — десятый сталинский удар.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.