Армия между Тигром и Евфратом

Армия между Тигром и Евфратом

Вооруженные силы Ирака: что стало с войсками Саддама Хуссейна через 16 лет после его свержения
© twitter.com@Defense_Iraq
Вооруженные силы Ирака: что стало с войсками Саддама Хуссейна через 16 лет после его свержения
13 августа 2019, 11:00
Реклама

Армия Ирака, больше известная по репортажам времен операции «Буря в пустыне» и американского вторжения, после нескольких взлетов и падений вновь становится одной из ключевых военных сил в Ближневосточном регионе и важным игроком на мировой арене. «Армейский стандарт» разбирался в том, что такое армия Ирака и каковы ее перспективы.

Армия Саддама

Сразу замечу: современный Ирак не имеет никакого отношения к государству Саддама Хуссейна. После американской интервенции правительство страны, органы самоуправления, военное руководство прошли через жесткие кадровые чистки, изменилась внешняя и внутренняя политика. И, конечно, изменились задачи вооруженных сил.

Большое заблуждение также разделять историю Ирака на «просоветскую» (при Саддаме) и «проамериканскую» — в наши дни. Как показывают факты, эта классификация ошибочна.

Действительно, армия саддамовских времен, созданная при деятельном участии советских военных советников, была в целом построена по образцу армии СССР. Крупные бронетанковые соединения, упор на действия крупных армейских объединений — все это досталось Багдаду прямиком от советского Генштаба.

Во время ирано-иракской войны (1980–1988) эта стратегия показала свои сильные и слабые стороны. Армия Ирака за счет подавляющего превосходства во всех видах вооружений наносила серьезный урон армии Ирана. С другой стороны, крупные скопления бронетехники, которые действовали в пустынной местности, а также халатность иракских военных приводили к тому, что диверсионные иранские группы уничтожали иракские танки на стоянках, подбираясь на расстояние выстрела из РПГ.

Несмотря на близость с СССР, армия Ирака, в отличие, например, от сирийской армии, была укомплектована оружием советского производства только на 53%. В 1958–1990 годы в Ирак была поставлена военная техника, артиллерия и боеприпасы приблизительно на $30 млрд. Остальное Ирак покупал у Франции, Югославии и ряда стран Восточного блока. А с началом ирано-иракской войны правительство Хуссейна стало получать поддержку и от США.

Чтобы руками Хуссейна нанести урон Ирану, власти США в 1982 году исключили Ирак из списка стран — спонсоров терроризма. Оружие и боеприпасы (например, авиабомбы) поставлялись в Ирак через Иорданию, Саудовскую Аравию и Турцию. По ряду свидетельств, разведка Пентагона готовила каждую стратегическую операцию ВВС Ирака, а также передавала иракской стороне данные спутниковой разведки. По окончании войны США знали об иракской военной машине практически все, что и использовали впоследствии для ее разрушения.

В войне с США и их союзниками армия Ирака понесла сокрушительное поражение, а также тяжелейшие потери в живой силе и военной технике. Как итог, старый Ирак перестал существовать и на его месте США начали создание новой государственной структуры.

Из-за роста террористической активности в регионе первостепенной для США задачей стало создание новых иракских силовых структур. Они, по идее, должны были взять на себя обязанности по борьбе с терроризмом.

К службе в армии нового Ирака не допускались офицеры и солдаты, служившие у Саддама. Сотни тысяч военных, которые в одночасье оказались безработными, стали основной вербовочной базой для боевиков и остаются ею до сих пор.

Из числа бывших иракских военных и членов партии БААС было сформировано «Высшее командование джихада и освобождения» под командованием Иззат Ибрагима ат-Дури, бывшего главы МВД Ирака и зятя Саддама Хуссейна. Эта организация, действующая иногда совместно с различными исламскими радикалами (например, запрещенной в РФ ИГ), продолжает борьбу с новым правительством Ирака. Она считает власти Багдада оккупационными и ведет вербовку и подготовку новых кадров.

По информации иранских и американских спецслужб, бывшие баасистские офицеры отвечают за диверсионную и общеармейскую подготовку в ряде исламистских группировок, и во многом именно им боевики были обязаны своими военными успехами.

Первоначально план создания иракских силовых структур предусматривал создание Национальной гвардии в составе трех дивизий, 27 батальонов общей численностью 40 тыс. солдат за три года. Задача — поддержание порядка внутри страны. На службу принимали преимущественно уроженцев Северного Ирака — курдов — и уроженцев юга — мусульман-шиитов. Объясняется это тем, что при Хуссейне эти национально-религиозные группы притеснялись. Вплоть до применения химоружия против мирных иракских городов и расстрела шиитских мечетей из танков.

В то же время центральные, преимущественно арабо-суннитские районы стали центром сопротивления. Возник «суннитский треугольник» Багдад — Тикрит — Рамади, где действовали вооруженные формирования сторонников Хуссейна и исламистские террористические группировки.

Ставка США и Багдада на этнорелигиозные группы себя не оправдала. Нацгвардия Ирака отказывалась вступать в бой на стороне сил НАТО, а ее командиры зачастую передавали информацию противнику. В связи с этим организация была упразднена. Ряд формирований был передан в состав армии Ирака, а для поддержания порядка в стране создали Федеральную полицию.

Неудачу потерпела и другая идея — создание военных формирований из числа бывших просаддамовских повстанцев. Созданная по этой схеме 14 августа 2004 года бригада в городе Фаллуджа часто саботировала приказы американских военных и вскоре была распущена.

Несмотря на эти проблемы, новая армия Ирака была в итоге окончательно сформирована к 26 июня 2006 года. В ее состав вошли три дивизии (18 бригад и 69 батальонов). В 2008 году формирования начали войсковые операции против различных вооруженных групп, и к 2012 году перешли на полностью независимое от США положение. При этом армия Ирака редко вступала в полномасштабные бои, ограничиваясь зачастую точечными силовыми операциями. В армии также наметился этнорелигиозный раскол, который в итоге привел к фатальным последствиям.

Новая иракская армия получила от США большое количество военной техники, включая 100–1500 танков M1A1 Abrams, 8600 бронеавтомобилей HMMWV («Хамви»). Большое количество техники советского производства было уничтожено. Ирак получил негласный запрет на создание национальных ВВС. Кроме того, власти США лоббировали закупку армией Ирака крупной партии бронетранспортеров БТР-4 украинского производства в количестве 420 штук. Попытка США «подсадить» новый Ирак на закупку вооружений у США и союзников оказалось неудачной. При ходовых испытаниях БТР-4 иракские военные обнаружили у бронемашины массу неисправностей, часть бронетранспортеров была вовсе отправлена обратно изготовителю из-за существенного заводского брака: на корпусах были обнаружены трещины.

Таким образом, свое тяжелейшее испытание армия Ирака встретила в несколько «недособранном» виде. Огромные массы бронетехники пылились на складах, на руках у военных находилось оружие различных производителей, что существенно усложняло вопросы снабжения и стандартизации.

Все это привело к краху новой армии Ирака.

Между «Абрамсом» и «Солнцепеком»

Пока в Ираке продолжались перманентные боевые действия, пожар гражданской войны вспыхнул в соседней Сирии. До поры до времени Ирак не был втянут в этот конфликт. Однако к 2014 году несколько исламистских группировок на востоке Сирии объединились и заявили о создании «Исламского Государства»* (ИГ, запрещенная в РФ террористическая организация).

4 июня 2014 года боевики из Сирии начали наступление на Ирак и к 10-му числу захватили второй по величине город страны Мосул. К январю под их контролем оказались Рамади и Фаллуджа.

Причины успеха боевиков и краха армии Ирака до сих пор обсуждаются аналитиками. Среди них отмечают, например, низкий уровень подготовки личного состава. Американские специалисты готовили иракских силовиков исключительно к выполнению полицейских операций. В результате войска не смогли оказать практически никакого сопротивления вооруженным и организованным войскам противника.

Кроме того, крупные скопления американской бронетехники, не способные действовать слаженно, превратились в одну большую мишень для террористов. Большая часть техники в итоге не была использована и попала в руки террористов.

Далее. Из-за того, что США предпочитали комплектовать силовые структуры по этнорелигиозному признаку, отдельные подразделения отказывались взаимодействовать друг с другом. Слаженности действий не было. Более того, часть солдат суннитского происхождения перешла на сторону боевиков.

Почти вся территория «суннитского треугольника» в итоге перешла под контроль исламистов. Армия «халифата» наступала на Багдад, и ситуацию могли спасти только самые решительные меры.

Власти Ирака обратились за помощью к Ирану. Тегеран отнюдь не желал появления огромного террористического государства у своих границ и оказал Ираку военную помощь. Организационно она вылилась в создание иракского шиитского ополчения «Хашд-аль-Шааби». Кроме того, Тегеран поставил военные внедорожники «Сафир», оборудованные безоткатными орудиями или ракетными системами залпового огня малого калибра, а также танки Т-72С иранского производства.

Иран помог формированию штурмовой авиации Ирака. Багдаду были переданы штурмовики Су-25 и бомбардировщики Су-24 бывших саддамовских ВВС, пилоты которых перегнали технику на иранские аэродромы в 2003 году. Еще 10 Су-25 были экстренно приобретены в России.

Совместно с иранскими специалистами власти Ирака пришли к необходимости возвращения к советскому военному стандарту. Вместо сложных в эксплуатации «Абрамсов» армия Ирака закупила партию танков Т-72, а также боевые машины пехоты БМП-1 и БМП-2 чешского производства, партию гаубиц Д-20 из резерва армии Болгарии, а также большое количество стрелкового вооружения советского производства.

В дополнение к старой советской технике армия Ирака заключила ряд контрактов с российскими производителями о поставках современной техники.

В начале июля 2014 СМИ сообщили о том, что Ирак заказал партию вертолетов в составе четырех Ми-35М (модернизированная экспортная версия ударного вертолета Ми-24) и трех новейших Ми-28НЭ «Ночной охотник».

В 2014 году армия Ирака закупила в России тяжелые огнеметные системы ТОС1-А «Солнцепек». Почти сразу же после доставки в Ирак вся новая техника была немедленно направлена на фронт. В командовании иракских вооруженных сил высоко оценили возможности российской техники, заявив, что «вертолеты Ми-35 и Ми-28 сыграли важную роль в деле освобождения Ирака».

Несмотря на то что американское влияние на Багдад остается крайне существенным, война с ИГ* заставила власти страны существенно пересмотреть подходы к комплектованию вооруженных сил.

Проблем еще много. Главная из них — неслаженность отдельных силовых структур. На территории Ирака действуют сразу четыре крупные силовые структуры: армия, федеральная полиция (которая обладает своим парком бронетехники и артиллерии), шиитское ополчение «Хашд-аль-Шааби» и курдские отряды «Пешмерга».

Если первые два подчинены правительству в Багдаде, то шиитское ополчение получает приказы от иранских военных советников, согласуя, однако, свои действия с позицией Багдада, а отряды «Пешмерга» и вовсе подчинены независимому курдскому правительству Иракского Курдистана.

Попытки властей Ирака переподчинить «Хашд-аль-Шааби» армии пока не удавались и вряд ли вообще реализуемы, поскольку принудить шиитское ополчение к разоружению Багдад не имеет ни военной, ни политической силы. В то же время Багдаду выгодно существование шиитской армии, которая может быть использована для поддержания порядка в «суннитском треугольнике».

Как считают аналитики, шиитское ополчение в итоге формально будет переподчинено армии Ирака, но сохранит оперативную самостоятельность. Это существование «армии в армии», с одной стороны, подрывает боевую способность иракских силовых структур, а с другой стороны, оставляет «страховочный механизм» на случай, если вооруженные силы будут вновь сметены очередным вторжением или конфликтом.

Отряды шиитского ополчения «Хашд-аль-Шааби» официально включены в состав вооруженных сил. Их участие в конфликте вызвало в США крайне жесткую реакцию, вплоть до того, что Пентагон прекратил поставки в Ирак боеприпасов и запчастей к танкам «Абрамс». Это в итоге открыло дорогу для поставки в Ирак танков Т-90 российского производства. По условиям контракта с «Рособоронэкспортом» Ирак в итоге получит 73 танка этой модели.

Эксперты отмечают, что не последнюю роль сыграли характеристики Т-90, включая маневренность, скорость, а главное — дешевизну и относительную простоту в эксплуатации.

Однако новая армия Ирака не собирается ограничиваться только поставками бронетехники. По примеру Турции силы ПВО Ирака намерены получить в свое распоряжение российские зенитно-ракетные системы С-400.

«Терроризм нацелен на нашу страну, где много святых для каждого иракца мест. Есть признаки и предупреждения о том, что экстремисты могут использовать воздушные суда для атак на эти святыни, что приводит к большому волнению и беспокойству в стране, как это произошло после атаки на святыни в Самарре. Поэтому Ирак вынужден обладать такими комплексами. И это наше право получить их», — заявил глава комитета по обороне и безопасности парламента Ирака Хаким аз-Замили в феврале 2018 года.

Этот контракт выглядит реалистично еще потому, что армия Ирака в 2014–2016 годах закупила в России другую современную российскую систему ПВО — зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С».

Ряд американских аналитиков, оценивая объем оружейных контрактов между Россией и Ираком отмечают ряд неудач, допущенных Пентагоном. Как отмечают эксперты, армия Ирака, когда-то делавшая ставку в первую очередь на советское оружие, вновь возвращается теперь уже к российскому оружию. Главный плюс российского оружия очевиден. Это относительная дешевизна и простота в эксплуатации с одной стороны, а с другой — куда лучшее качество, чем, например у тех же украинских БТР-4.

Не последнюю роль в «успехе» российского оружия на ближневосточном рынке сыграла операция в Сирии, где отечественная техника показала себя полностью приспособленной к ведению боевых действий в пустыне.

Армия Ирака за последние несколько десятилетий перепробовала самые разнообразные стратегии и тактики. Если уровень военных поставок из России не будет падать, а вооруженные силы страны извлекут опыт из ошибок предыдущих лет, то в перспективе иракские вооруженные силы могут стать ключевой военной силой в регионе.

-----

* - запрещенная в РФ террористическая организация

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.