Наследник Салавата

Наследник Салавата

Спустя десятилетия заслуженная награда нашла башкирского героя
© wikipedia.org
Спустя десятилетия заслуженная награда нашла башкирского героя
17 апреля 2020, 10:04
Реклама

В конце марта президент РФ Владимир Путин подписал указ о награждении посмертно Золотой Звездой Героя России генерала Миннигали Шаймуратова за подвиги, совершенные им в годы Великой Отечественной. Так закончилась эпопея с присвоением этому военачальнику заслуженного им высокого звания, которая длилась более 70 лет.

Командир башкирской дивизии

На протяжении всего этого времени существовал парадокс: дивизия, которой командовал Шаймуратов, являлась рекордсменом Красной Армии по количеству Героев Советского Союза — 78 человек(!), а вот сам комдив такой награды не имел. Неужели не заслужил?

Судя по тому, что за прошедшие десятилетия неоднократно направлялись представления о присвоении Шаймуратову звания Героя, еще как заслужил! В 1958-м о его награждении Золотой Звездой ходатайствовал сам Маршал Буденный, но… Препятствием и тогда, и позднее стала загадка, связанная с обстоятельствами гибели генерала.

Будущий замечательный полководец и национальный герой Башкирии родился в 1899 году в небольшом ауле Биштяки. Отучившись всего два года в сельской школе, 14-летним юнцом устроился матросом на речной пароход. Весной 1919-го Шаймуратова призвали было по мобилизации в армию адмирала Колчака, однако парень уклонился от такой обязанности — по политическим мотивам. К тому времени он уже бесповоротно принял сторону большевиков.

Зато когда Уфу несколько месяцев спустя заняли красные, Миннигали сам явился на призывной пункт, и был зачислен бойцом в стрелковый полк. Конец Гражданской войны он встретил в составе одного из подразделений 1-й Конной армии Семена Буденного. Этот легендарный военачальник даже наградил Шаймуратова именной серебряной саблей за храбрость и смекалку, проявленные однажды при захвате предводителя отряда бандитов.

Последующий период жизни Миннигали Шаймуратова был также связан с военной службой. Он учился в школе красных командиров, а позднее получил диплом спецфакультета Академии имени Фрунзе, освоив там несколько иностранных языков.

С 1925 года на протяжении более четырех лет Шаймуратов командовал полком кремлевской охраны. А вот та часть его биографии, которая относится ко второй половине 1930-х, оказалась засекречена: ведь он работал тогда по линии Разведуправления.

Известно только, что Миннигали Мингазович побывал в должности советского военного атташе в Турции, а в 1938–1940 годах, занимая формально пост военного атташе при правительстве Чан Кайши в Китае, помогал китайцам бороться против японских агрессоров. Действовал при этом нелегально под псевдонимом «товарищ Шай».

На родину Шаймуратов вернулся незадолго до начала войны. Вскоре после нападения немцев на СССР ему, опытному кавалеристу, отдали под командование один из полков, включенный в состав кавалерийского корпуса генерала Л.Доватора. Миннигали Мингазович принял активное участие в легендарных рейдах этого соединения в первые месяцы Великой Отечественной, в сражениях за Москву.

А потом прекрасно зарекомендовавшего себя комполка сняли с должности и отозвали в тыл. Но это было не наказание, это было повышение по службе. В то время «наверху» приняли решение о создании в Красной армии нескольких дивизий, сформированных по национальному признаку. Одну из них — 112-ю Башкирскую кавалерийскую — поручили сформировать и возглавить Шаймуратову.

Миннигали Мингазович отправился в Уфу, куда со всех соседних регионов уже начали привозить добровольцев. Большинство из этих новобранцев — более 80%, были башкирами по национальности.

Формирование и подготовка кавдивизии заняли несколько месяцев. После чего в начале лета 1942-го сто двенадцатую отправили на фронт под Воронеж. Гитлеровцы совсем скоро познакомились с новым воинским подразделением противника. И знакомство это оказалось для них не из приятных. Германская газета «Дойче цайтунг фюр Остланд» писала: «В степях Дона мы вынуждены сражаться с людьми дикими, но не знающими страха, принадлежащими к племени башкир».

Конники Шаймуратова воевали на фронте под девизом, услышанным от своего комдива, девизом, ставшим потом легендарным в республике: «Потомки Салавата отступать не умеют!».

В ноябре 1942 года Башкавдивизия приняла участие в одной из важнейших операций Сталинградской битвы — полном окружении армии Паулюса. Кавалеристы, запирая врага в «котле», и сами понесли серьезные потери. Однако передышки им не дали. Уже вскоре дивизия, получив пополнение, была включена в состав 8-го кавалерийского корпуса генерала Борисова и переброшена на Донбасс.

Там в начале февраля 1943 года части корпуса получили задание совершить рейд по тылам противника в Донецкой и Луганской областях. Эта лихая «вылазка» должна была отвлечь на себя внимание противника от направления главного удара наших войск. План советского командования полностью удался. Пока кавалерийские дивизии громили тылы гитлеровцев, заставляя противника стягивать туда дополнительные силы, части нашей 3-й армии взяли областной центр Ворошиловград (Луганск).

За их героический рейд дивизии 8-го кавалерийского корпуса были награждены званием гвардейских. Однако сами новоиспеченные гвардейцы, обеспечив успех наступательной операции, при этом оставались в крайне тяжелом положении, хотя и продолжали отважно сражаться с врагом.

Сохранились записи немецкого фельдмаршала Майнштейна об этой ситуации: «Кавалерийскому корпусу удалось прорваться до важного железнодорожного узла Дебальцево, который лежал глубоко в тылу правого фланга танковой армии. Этот корпус был окружен, но его уничтожение было трудным делом, так как он оказывал упорное сопротивление».

Последняя атака

Комкор Борисов в сложившемся отчаянном положении решил идти на прорыв. Но сам подробности такой операции прорабатывать не стал, а поручил это одному из своих комдивов — генералу Шаймуратову. Тот подошел к заданию со всей серьезностью — сказалось академическое образование — и попросил у Борисова двое суток на подготовку и проведение необходимой в данном случае рекогносцировки.

Однако командир корпуса был непреклонен: не тратя времени, немедленно идти вперед! И добавил, что дополнительную разведку проводить совершенно ни к чему: по имеющимся у него данным, силы немцев на этом участке незначительны.

В результате дивизии Шаймуратова пришлось атаковать гитлеровцев, прорывая кольцо окружения для остальных частей корпуса, фактически вслепую. Не знали дислокации и количества войск противника. А количество это оказалось совсем не таким малым, как почему-то утверждал комкор.

Много лет спустя Борисов вспоминал: «Атаку башкирской дивизии противник встретил ураганным огнем 40 орудий и одновременно контратаковал с двух направлений силой до двух полков с танками. В этом исключительно тяжелом бою дивизия, утомленная беспрерывными боями, почти без боеприпасов мужественно дралась…».

В итоге вырваться из «котла» кавалеристам все-таки удалось. Однако когда вышли к своим, за линию фронта, башкирские конники обнаружили, что их осталось всего около 500 человек, и комдива в их числе нет.

Судьба Шаймуратова долгие годы оставалась не известной. Многие из его однополчан были уверены, что их любимый генерал погиб во время отчаянной атаки, когда прорывались из окружения. Однако существовала и другая версия: мол, сдался в плен.

С целью выяснения всех обстоятельств уже в послевоенные годы в район, где гвардейцы-кавалеристы Башкирской дивизии приняли последний бой под командованием своего генерала, была направлена специальная комиссия. Но никаких результатов ее работы в официальных источниках так и не появилось: возможно, потому что выяснить-то ничего не смогли.

В результате сомнения по поводу поведения Шаймуратова в его последнем бою так и не удалось развеять. Вот потому и не давали «наверху» хода представлениям о награждении генерала-кавалериста Золотой Звездой.

Ясность в эту трагическую историю внесло расследование, предпринятое уже в 1990-е годы с участием местных краеведов и историка А.Маслова. Удалось найти документы в архиве Минобороны и разыскать свидетелей событий, разворачивавшихся зимой 1943-го под Дебальцево.

В итоге исследователи пришли к выводу, что во время прорыва Миннигали Шаймуратов получил тяжелое ранение. Не имея возможности вынести генерала с поля боя, кавалеристы попытались спрятать его в сельской избе, среди других раненых. Однако такая маскировка не помогла.

Когда бой чуть отдалился, в селе появились немцы и вместе с ними — казаки из числа местных, донских, перешедшие на сторону врага. Эти предатели быстро разобрались, что среди раненых находится «большой командир» и сообщили гитлеровцам.

Враги подвергли Шаймуратова пыткам и издевательствам. По словам одного из жителей села, они выкололи ему глаза штыками, вырезали звезды на груди, на спине и на плечах в виде погон… В конце концов раненого добили ударами сабель. После этого немцы велели отнести тело во двор и закопать там.

Почти восемь десятилетий оставались недооцененными боевые подвиги Миннигали Шаймуратова. Теперь наконец этот долг перед его памятью выполнен. Генералу посмертно присвоено звание Героя.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.