С неба на землю - и в бой!

С неба на землю - и в бой!

Почему в ВДВ берут только крепких парней
Юнкер-О.
© mil.ru
Почему в ВДВ берут только крепких парней
' + '' + ' ' + ''+ ' Юнкер-О.
10 сентября 2021, 09:13
Реклама

Один из старейших городов России Рязань славится военной историей. В наше время его еще называют столицей Воздушно-десантных войск. Ведь именно здесь находится альма-матер российских десантников — Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище имени В.Ф.Маргелова. А еще в Рязани расположены 137-й гвардейский парашютно-десантный полк и 309-й Центр специальной парашютной подготовки, где и побывала корреспондент «Армейского стандарта».

Центр ведет историю с 1963 года, когда спортсмены местной парашютной команды впервые в истории парашютизма совершили групповой прыжок на столичный стадион «Лужники». Позже спортивная парашютная команда войсковой части была преобразована в 3-й Центральный спортивный парашютный клуб.

В 2010 году на базе парашютного клуба ВДВ был сформирован 309-й Центр специальной физической подготовки и выживания Воздушно-десантных войск. А в 2016 году часть переформирована в 309-й Центр специальной парашютной подготовки.

Интерес мой к центру был не праздный. В День ВДВ в парке «Патриот» меня очень заинтересовал продемонстрированный зрителям комплект «Юнкер-О», предназначенный для десантирования военнослужащих с высоты свыше 4000 метров. С просьбой рассказать о нем поподробнее я обратилась к знакомому десантнику.

© Лина Корсак

— Это тебе надо прямиком в Центр специальной парашютной подготовки, — прервал мои расспросы военный. — Там и расскажут и покажут.

Так появилась цель, и через каких-то пару недель я, получив необходимое «добро» в Департаменте информации и массовых коммуникаций Минобороны России, уже сидела в кабинете начальника отдела подготовки старшего лейтенанта Виктора Богданова, который любезно согласился рассказать мне про новинки парашютного снаряжения.

 Парашютный комплект «Юнкер-О» состоит из шести основных частей. Для лучшего понимания рассказ сопровождался наглядной демонстрацией разложенных перед нами составных частей комплекта.

— Парашютная система специального назначения предназначена для совершения боевых и учебно-тренировочных прыжков со снаряжением и грузом, — пояснил старший лейтенант, указывая на внешне похожую на рюкзак парашютную систему. — С ней можно прыгать с самолетов Ил-76, Ан-26, Ан-2, Л-410, вертолетов Ми-8 с высот до десяти тысяч метров. Общая полетная масса не должна превышать 180 кг. Скорость полета — 140–350 км/ч.

Юнкер-О.
© Лина Корсак
Юнкер-О.

Следующим в демонстрационном списке шел кислородный прибор. В общем-то, без дополнительных объяснений, по одному только кислородному баллону и дыхательной маске несложно было догадаться, что это и зачем. Виктор пояснил, что уже на высоте 4000 метров и выше человек начинает испытывать недостаток кислорода, и чем выше, тем сильнее.

После 6000 метров находиться в воздухе без кислородного баллона опасно для жизни. Кислородный прибор как раз и предназначен для обеспечения дыхания десантников при выполнении специальных парашютных прыжков с больших высот.

Еще один обязательный атрибут десантной экипировки — шлем защитный. Основное предназначение шлема все, конечно же, знают. Конкретно эта модель предназначена для защиты головы парашютиста от ударов в различных нештатных ситуациях. На шлеме дополнительно размещены аппаратура связи, прибор ночного видения и другие приспособления и устройства.

© Лина Корсак

Система крепления груза рассчитана на массу до 50 килограммов. Груз может быть различных габаритов. Работоспособность системы устойчива во внушительном диапазоне температур (от -50 до +50 градусов Цельсия).

Сам же грузовой контейнер имеет определенный объем и нужен для того, чтобы десантник мог взять с собой оружие, боеприпасы, снаряжение или другие необходимые средства. Словом, все что угодно, но не тяжелее 50 кг.

Офицер показал мне дополнительные устройства. Например, навигационную систему, с помощью которой десантник может ориентироваться в пространстве в сложных метеорологических условиях, днем и ночью, измерить расстояние в полете до района приземления. Точность определения местоположения — 6–8 метров.

Есть высотомер, перечень полезных свойств которого впечатляет. Прибор оснащен шкалой коррекции в 45 градусов для облегчения визуального контроля при креплении на запястье. Корпус высотомера сделан из прочного авиационного алюминия с прецизионной обработкой. Возможна автоматическая калибровка по местной высоте.

В него встроен компьютер для измерения и регистрации параметров прыжка при свободном падении и спуске на раскрытом парашюте. И очень важный плюс — возможность эксплуатации системы даже при отрицательных температурах.

Прибор ночного видения предназначен для наблюдения при десантировании с высот до десяти тысяч метров на парашютных системах, в ходе свободного падения или при планировании под раскрытым куполом парашюта.

© Лина Корсак

Защитные очки, которые тоже положены десантнику, внешне схожи с маской сноубордиста.

Руководствуясь известной поговоркой о том, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, я понимала, что лучше один раз прочувствовать на себе все это парашютное снаряжение, чем быть просто слушателем. И потому для закрепления полученных теоретических знаний я попросила офицера разрешить мне примерить на себя весь комплект полностью. Получив согласие, приступила к экипировке. Но очень скоро поняла, что самостоятельно мне, конечно, было не справиться.


— Вес этого комплекта — 55 килограммов, но может доходить и до 80. Все зависит от того, какое оборудование необходимо взять с собой, — пояснил десантник.

Для начала — ветрозащитный костюм: куртка и брюки расцветки «белый камуфляж». Не на джинсы же военный комплект одевать. А дальше — согласно списку. Парашютная система. Тяжеловато, но еще терпимо. Маска кислородного прибора плотно прилегает к лицу. Офицер регулирует вентиль на баллоне, чтобы можно было дышать. Защитные очки на глаза.

— Стекло на очках обязательно должно быть прозрачное, — пояснил старший лейтенант. — Затемненные стекла не допускаются, глаза должны быть видны.

Следующее — шлем. Ощущение комфорта с каждым новым этапом все меньше.

© Лина Корсак

— Уверены, что стоит крепить грузовой контейнер? — уточняет Виктор. — Он очень тяжелый.

На тот момент меня, конечно, уже начали одолевать небольшие сомнения, но, раз вызвалась примерять, значит, надо идти до конца. Взялся за гуж — не говори, что не дюж.

Для того чтобы соединить карабины, офицер попросил меня присесть на корточки. Происходящее далее выглядело, как будто это не контейнер пристегнули ко мне, а меня к контейнеру. Ни сдвинуться с места, ни тем более встать без посторонней помощи я уже не могла.

— Не, я, конечно, догадывалась, что это тяжело, но не думала, что настолько, — эмоционально делилась я своими ощущениями, когда мой помощник освобождал меня от непосильной ноши. — Теперь понятно, почему в десантники берут только крепких парней.

— Я же вас предупреждал. А представляете, нам еще так надо бежать к самолету и потом прыгать с парашютом!

Признаться честно, представить сложно. Но десантники справляются с задачами и посложнее. Ведь их девиз: «Нет задач невыполнимых!»

Москва — Рязань — Москва.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.