Как потопить авианосец

Как потопить авианосец

Не лезь на «Циркон» — целее будешь
Авианосец «Джорд Буш».
© navy.mil
Не лезь на «Циркон» — целее будешь
' + '' + ' ' + ''+ ' Авианосец «Джорд Буш».
19 октября 2021, 09:17
Реклама

Никто точно не знает, как потопить современный авианосец. Теоретические расчеты и компьютерное моделирование по итогам военно-морских учений в целом имеют, возможно, верное, но далеко не полное решение этой сложнейшей военно-технической задачи. Между тем опыт Второй мировой войны подсказывает, что авианосец в принципе потопить можно, как и любой другой корабль или подводную лодку. Например, Британия за годы войны потеряла 7 авианосцев, США — 13 (один был восстановлен только после войны), Япония — 29!

Несмотря на совершенствование палубных самолетов и корабельной ПВО, а также тактических приемов обеспечения боевой устойчивости «плавучих аэродромов», они остаются не менее уязвимыми, чем наземные. Более того, с развитием атомной энергетики, они представляют теоретическую угрозу не только противнику, но и собственным силам боевого охранения. Попадание вражеской ракеты в корабельный арсенал с ядерным оружием или в атомную энергетическую установку повлечет тяжелые последствия для всей авианосной ударной группы (АУГ). Хотя вероятность поражения атомной энергоустановки или ядерного арсенала чрезвычайно мала, такую ситуацию нельзя полностью исключить.

Уникальный случай с «Форрестолом»

При всем уважении к военному искусству, практический опыт порой опровергает самые выверенные выкладки военных ученых и убеждает, что даже одной авиационной ракеты в неядерном снаряжении может хватить для того, чтобы вывести из боевого состава на много месяцев самый большой корабль.

Пожар на авианосце «Форрестол» (1967). Горящий «Форрестол».
© navy.mil
Пожар на авианосце «Форрестол» (1967). Горящий «Форрестол».

Именно такой случай произошел 29 июля 1967 года. В тот день на палубе авианосца Forrestal с истребителя-бомбардировщика F-4 Phantom II, готовящегося к боевому вылету, произошел самопроизвольный пуск 127-мм неуправляемого реактивного снаряд Mk32 «Zuni». Ракета попала в подвесной топливный бак под крылом готовившегося к взлету штурмовика A-4 Skyhawk. Снаряд не взорвался, однако бак сорвало с крыла, выплеснувшееся топливо JP-5 воспламенилось. От перегрева начали взрываться топливные баки других самолетов.

Пламя распространилось по палубе. Через полторы минуты взорвалась бомба AN-M65, сорвавшаяся с подвески одного из самолетов. Осколки пробили топливные баки еще двух стоявших рядом самолетов. Всего на палубе взорвалось девять бомб, из них восемь 454-килограммовых AN-M65. Бомбы пробили в бронированной палубе отверстия, через которые горящее топливо потекло в жилые помещения и на палубу авиационного ангара.

Пожар на полетной палубе локализовали через 1 час 25 минут, а во внутренних помещениях — через 2 часа 52 минуты. На полное тушение пожара ушло чуть больше 17 часов. В огне погибли более двух десятков самолетов: 7 истребителей-бомбардировщиков F-4 Phantom II, 11 штурмовиков A-4E Skyhawk и 3 сверхзвуковых самолета-разведчика RA-5C Vigilante.

Пожар на авианосце «Форрестол» (1967).
© navy.mil
Пожар на авианосце «Форрестол» (1967).

Forrestal отправили в ремонт на верфь Norfolk Naval Shipyard. Спустя восемь месяцев авианосец вернулся в боевой строй и прослужил еще 26 лет.

Вывод напрашивается сам собой: попадание в полетную палубу девяти авиабомб может вывести корабль из строя, но не утопить.

Не надо забывать, что полетная палуба — самое защищенное место. Большая ее часть выполнена из съемных стальных листов толщиной 45 мм с пределом прочности металла 8000 килограмм-силы на сантиметр квадратный (кгс/см2). В районах погребов переборки еще толще.

Непотопляемая «Америка»

А как поведет себя «плавучий аэродром», если получит повреждения от попадания всех видов морского оружия? Для эксперимента в рамках реализации программы SINKEX (Sink Exercise, военный термин для обозначения испытаний вооружения, обычно включающих торпедную и ракетную стрельбу по кораблю-мишени) взяли списанный авианосец «Америка» (America) из Центра технического обслуживания неактивных кораблей ВМС США. Корабль вывели в Атлантический океан в точку, расположенную примерно в 250 милях юго-восточнее мыса Хаттерас, в район, который часто называют «кладбищем Атлантики». По всему корпусу бывшего авианосца расположили заряды взрывчатых веществ, которые должны были имитировать попадание в корпус торпед и ракет. Дистанционно управляемые взрывы продолжались с 19 апреля до 14 мая 2005 года. Все это время бывший авианосец оставался на плаву. В конце концов его затопили. Эксперимент, продолжавшийся 25 дней, дал ценный материал инженерам и конструкторам для улучшения конструкции и живучести новых авианосцев.

Единственная фотография затопления авианосца «Америка».
© navy.mil
Единственная фотография затопления авианосца «Америка».

И все-таки у авианосца, как у мифического Ахиллеса, тоже есть свои уязвимые места. Это подтвердил эксперимент, проведенный 17 мая 2006 года на списанном из боевого состава ВМС США авианосец Oriskany (название происходит от ирокезского слова «крапива»). Хватило всего 225 кг взрывчатки, чтобы его утопить. Он погрузился на дно Мексиканского залива и превратился в искусственный риф всего за 37 минут.

Правда этот случай мало подходит для иллюстрации уязвимости «плавучих аэродромов». Дело в том, что каждый из них находится под охраной многочисленного отряда боевых кораблей, сведенных в АУГ. В ее составе, как правило, один или два крейсера УРО (управляемого ракетного оружия), 3–4 эсминца УРО, одна или две многоцелевые атомные подводные лодки. Эти силы обеспечивают надежную противовоздушную, противоракетную и противолодочную оборону корабельного ордера.

Кроме того, на самом авианосце, в его авиационном крыле, достаточно сил и средств для борьбы с воздушным, надводным и подводным противником. В составе авиакрыла — до четырех авиационных эскадрилий многоцелевых истребителей-бомбардировщиков, по эскадрилье самолетов радиоэлектронной борьбы (РЭБ), а также самолеты и беспилотники для борьбы со средствами ПВО противника, летающие радары и эскадрилья вертолетов противолодочной обороны.

Затопление авианосца «Орискани».
© navy.mil
Затопление авианосца «Орискани».

Наш «Дамоклов меч»

Несмотря такую на сильную защиту, авианосцы НАТО в годы «холодной» войны всегда находились под прицелом противокорабельных крылатых ракет двух советских дивизий атомных подводных лодок проекта 949А «Антей», специально построенных для борьбы с «плавучими аэродромами». Обе дивизии до сих пор несут боевую службу — одна на Северном флоте, вторая — на Тихоокеанском.

Каждый из «Антеев» вооружен 24 противокорабельными крылатыми ракетами дальнего действия П-700 «Гранит», названными в НАТО «Кораблекрушением» (Shipwreck). Вероятный противник дал им такое имя вполне обоснованно. Стартующая из-под воды ракета летит со скоростью до 3600 км/ч и, по данным из открытых источников, поражает цели в виде крупных кораблей на дальности до 600 км. Хотя для них это, вероятно, не предельная дистанция.

Каждая ракета несет боезаряд мощностью 750 кг в тротиловом эквиваленте. Это немного. Но вспомним, что даже невзорвавшаяся авиационная ракета Mk32 «Zuni», имевшая массу боевой части всего 25 кг, на восемь месяцев вывела Forrestal из боевого состава флота. Поэтому даже одна из 24 прорвавшихся к цели противокорабельных крылатых ракет может доставить массу неприятностей.

«Гранитами» были вооружены и четыре спущенных на воду в Советском Союзе тяжелых атомных ракетных крейсера проекта 1144 «Орлан» — по 20 ракет на каждом.

Пожар на авианосце «Форрестол» (1967). Пожарная команда.
© navy.mil
Пожар на авианосце «Форрестол» (1967). Пожарная команда.

Откуда взялось это магическое число? Почему 20, а не 18 или 22? Дело в том, что в то время противовоздушная оборона главного вероятного противника была усилена истребителями F-14 с ракетами «Феникс». Военные теоретики в СССР рассчитали предполагаемый наряд сил и средств для преодоления рубежа противовоздушной обороны и гарантированного выведения из строя одного авианосца. Ученые пришли к выводу, что для этого потребуется нанести удар группой из 20 ракет.

После получения данных целеуказания от разведывательного космического аппарата эта группа в автономном режиме должна была атаковать авианосную ударную группу. В полете ракеты обменивались бы информацией, определяли главную цель в ордере кораблей, противодействуя средствам ПВО и РЭБ, атаковали ее и, в зависимости от степени поражения, либо добивали главную цель, либо перенацеливались на второстепенные.

По весьма приблизительным расчетам военных экспертов, попадание одной-двух ракет выводит авианосец из строя на несколько часов. Удар трех-пяти ракет ведет к потере половины авиакрыла, а кораблю потребуется заводской ремонт. 6–8 ракет отправят авианосец в капитальный ремонт, а 20 — полностью выведут из строя без возможности восстановления, правда, при этом корабль все равно останется на плаву.

Но сегодня даже этих способностей «умных» ракет уже недостаточно для борьбы с авианосной ударной группой. Причина морального устаревания «Гранитов» — появление на кораблях НАТО системы противоракетной обороны «Иджис» (Aegis) и новых зенитных ракет SM-6 с активными головками самонаведения.

Несколько лет назад «Граниты», как главное оружие борьбы с авианосцами НАТО, были дополнены противокорабельными ракетами П-800 «Оникс». В ближайшее время им на смену придет новый комплекс с гиперзвуковой ракетой 3М22 «Циркон». Ее первый подводный старт состоялся в ночь на 5 октября с борта атомной подводной лодки «Северодвинск».

Символ под прицелом

В августе Минобороны подписало с Военно-промышленной корпорацией «НПО машиностроения» контракт на поставку гиперзвуковых ракет. Их передача флоту должна начаться в 2022 году. Уже известно, что новая ракета поступит на вооружение всех атомных подводных лодок проектов 885 «Ясень» («Северодвинск»), 885М «Ясень-М» (головная — «Казань»), модернизированных по проекту 949АМ «Антеев». Кроме того, «Цирконами» вооружат модернизированные по проекту 1144.2М тяжелые атомные ракетные крейсеры «Адмирал Нахимов» и «Петр Великий», строящиеся фрегаты проекта 22350 (головной — «Адмирал Флота Советского Союза Горшков») и перспективный эскадренный миноносец проекта 23560 «Лидер».

Пожар на авианосце «Форрестол» (1967). Палуба после пожара.
© navy.mil
Пожар на авианосце «Форрестол» (1967). Палуба после пожара.

При этом боекомплект на атомных подводных лодках проекта 949АМ возрастет в три раза — с 24 «Гранитов» до 72 «Ониксов» и «Цирконов».

Против «Циркона» у вероятного противника пока нет средства противодействия. Ни одна современная противоракета не способна его поразить даже на встречных курсах, не говоря уже о догонных. Глава Стратегического командования США адмирал Чарльз Ричард (Charles Richard), выступая в августе на ежегодном симпозиуме по космической обороне, признал, что «Циркон» обеспечит российскому ВМФ неоспоримое преимущество в гипотетическом вооруженном конфликте на море.

«Если предприятия нашей военной промышленности в короткие сроки не придумают, как им противостоять, корабли флотов стран НАТО станут уязвимыми», — заявил адмирал. А это значит, что авианосцы НАТО по-прежнему остаются под прицелом российских ракет.

В этой ситуации важны даже не сами ракеты, а сознание того, что они существуют. Дело в том, в США авианосцы воспринимаются не просто как очень большие военные корабли, а как символ американской военной мощи.

Бывший посол США в РФ Джон Хантсман (Jon Huntsman) во время осмотра авианосца Abraham Lincoln заявил, что «каждый авианосец, функционирующий в Средиземном море, представляет собой 100 тысяч тонн международной дипломатии». По его словам, дипломатический диалог подкрепленный таким аргументом, как авианосцы, «демонстрируют России, что, если она стремится к улучшению отношений с Соединенными Штатами, то ей следует прекратить свою дестабилизирующую деятельность по всему миру».

А теперь представим, каково американской дипломатии почувствовать себя под прицелом 72 «Цирконов». В этой ситуации «дипломатии авианосцев» придется тихо отойти в сторонку, чтобы не потерять свое лицо.

Контр-адмирал Лу Юань.
© wikipedia.org
Контр-адмирал Лу Юань.

В западных СМИ довольно часто приводят высказывание 71-летнего китайского контр-адмирала Лу Юаня. На военно-промышленной конференции Military Industry List в декабре 2018 года он заявил, что любой территориальный спор в Южно-Китайском и Восточно-Китайских морях можно решить, потопив два авианосца. Один корабль — минус 5 тысяч моряков, два — минус 10 тысяч. По мнению китайского адмирала, Вашингтон тогда станет более сговорчивым.

Правда, в самой же Поднебесной не на шутку испугались такой перспективы. По мнению китайских экспертов, которое приводит издание Sohu, американские авианосцы представляют огромную угрозу для экологии. При любом сценарии атака на американские авианосцы не сулит ничего хорошего и, по большому счету, лишена всякого смысла. При этом факт того, что существуют средства борьбы с авианосными группировками, оказывает значительное психологическое влияние на Вашингтон. Ему приходится действовать аккуратно и не подставлять свои авианесущие корабли под удар, пишет Sohu.

В нашей стране никто не собирается топить американские авианосцы. Но нашим зарубежным партнерам полезно знать, что такая возможность у России существует. Ее осознание — уже достаточный повод для натовских флотоводцев, как говорится в народе, не лезть на «Циркон» со своими авианосцами.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.