С прицелом на гиперзвук

С прицелом на гиперзвук

Войска противовоздушной и противоракетной обороны учатся противодействовать сверхскоростным ракетам
Пуск С-400.
© mil.ru
Войска противовоздушной и противоракетной обороны учатся противодействовать сверхскоростным ракетам
' + '' + ' ' + ''+ ' Пуск С-400.
17 ноября 2021, 09:20
Реклама

Нынешней осенью традиционные совещания Президента России с руководством Министерства обороны и представителями оборонно-промышленного комплекса, которые проходят в Сочи и посвящены технологическому развитию и оснащению армии, Владимир Путин открыл темой совершенствования Воздушно-космических сил. По словам президента, этого требуют текущая военно-политическая обстановка, полеты авиации НАТО у границ России, а также разработка ведущими странами перспективных ударных средств нападения с высокими скоростными характеристиками, включая гиперзвуковое оружие. Что уже сделано у нас в стране на этом направлении, в диалоге с экспертами выяснил «Армейский стандарт».

Когда в марте 2018 года президент Владимир Путин объявил о создании новых типов вооружения, он уже тогда говорил о том, что пока Россия — единственная страна, которая обладает гиперзвуковым оружием. Наши конструкторы сделали это первыми. Однако над созданием гиперзвуковых систем работают и другие страны, в первую очередь США. И они обязательно сделают такое оружие. Это всего лишь вопрос времени. А потому нам следует подумать над тем, как от него защититься.

Совещание с руководством Минобороны и предприятиями ОПК.
© kremlin.ru
Совещание с руководством Минобороны и предприятиями ОПК.

Эта работа, судя по всему, велась все это время. Во всяком случае, еще в 2020 году, когда в ходе ежегодной пресс-конференции один из журналистов поинтересовался у Владимира Путина, понимает ли он, что и другие страны вскоре тоже сделают гиперзвуковое оружие, президент ответил: «Сделают, конечно, это совершенно очевидно. И мы к этому времени подготовимся. Вы спросили, над чем мы работаем. В том числе и над этим. Над противоядием от будущего гипероружия в других ведущих армиях мира. Уверен, мы это сделаем».

И вот теперь, спустя полтора года, президент интересовался у военных и представителей «оборонки», каких результатов они в этой области достигли. При этом Верховный Главнокомандующий заметил, что особое внимание стоит уделить развитию централизованной системы управления воздушно-космической обороной (ВКО), интеграции в единое информационное пространство подсистем разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении, развертыванию перспективных космических средств.

«Обновленная система ВКО должна обнаруживать на больших дальностях гиперзвуковые и баллистические цели всех типов. А затем, быть способной уничтожить их на всей траектории полета», — сказал Путин.

Он сообщил, что через пять лет доля современного вооружения и техники в сфере воздушно-космической обороны страны составит порядка 80%. И уже в самое ближайшее время в войска поступят более 200 самолетов, 26 новых зенитных ракетных систем С-350 «Витязь» и С-400 «Триумф». А еще первые серийные образцы самой современной, не имеющей мировых аналогов зенитной ракетной системы С-500 «Прометей».

Зенитная ракетная система С-500.
© mil.ru
Зенитная ракетная система С-500.

Уже сегодня части ПВО-ПРО занимаются отработкой системы защиты от атак гиперзвукового оружия потенциального противника, над которым тот продолжает безуспешно работать. Так, недавно состоялись масштабные учения, во время которых на западе и востоке страны были созданы разнородные войсковые группировки. Их задачей было отражение массированных воздушных атак крылатых и гиперзвуковых ракет потенциального противника.

Об этих учениях написали ряд иностранных СМИ, которые отмечали, что налет был таким, что для его отражения одного-двух формирований ПВО, постоянно развернутых на этих конкретных направлениях, было бы недостаточно. Поэтому там под общим командованием создавались группировки с единой сетью разведки воздушно-космической обстановки, куда включались не только войска и силы ПВО и ПРО, но и части и соединения другой подчиненности. Их радары помогали более эффективно отслеживать и суммировать всю поступающую информацию о приближающихся целях. Именно с этой целью на период учений в Западном и Восточном военных округах были созданы объединенные войсковые группировки под единым командованием.

РЛС «Воронеж».
© mil.ru
РЛС «Воронеж».

Более подробно об этих учениях, на которых отрабатывалась защита от гиперзвукового оружия, «Армейскому стандарту» рассказал начальник зенитных ракетных войск (2007–2009 годы) Командования специального назначения (Московский округ ПВО) полковник в запасе Сергей Хатылев:

«Для того чтобы изучать боевые возможности своей ПВО, включая истребительную авиацию, радиотехнические и зенитные ракетные войска, мы всегда в условиях полигонов в качестве мишеней использовали собственные зенитные управляемые ракеты комплексов ПВО более ранних разработок. То есть комплексы С-300 работали по ракетам, которые применялись в системах С-75 или С-125. Затем для современных комплексов сделали мишени на базе ракет системы С-300. Наши российские комплексы ПВО были всегда лучшими в мире. Здесь мы были всегда на шаг впереди американцев. А потому и мишени, сделанные на основе наших зенитных ракет, всегда были самыми сложными для обнаружения и уничтожения. Так что нашей ПВО во время боевых стрельб на полигонах постоянно приходилось работать в более сложных условиях, чем нашим иностранным коллегам, по более сложным целям».

Мы никогда ничего особенного не выдумывали, говорит эксперт, всегда использовали для тренировок самые современные средства и учились отражать их нападение. То же самое происходит и теперь.

«В прошлом году, — рассказывает полковник Хатылев, — наши комплексы С-400 выполняли аналогичные стрельбы на северном морском полигоне, используя в качестве мишеней гиперзвуковые ракеты «Кинжал», которые несет истребитель МиГ-31. Мы работаем по тем целям, которые для нас теперь наиболее актуальны. У нас есть и такие, которые обозначают беспилотные летательные аппараты, и такие ракеты, которые развивают гиперзвуковую скорость. Мы учимся уничтожать те объекты, нападение которых можем ожидать в перспективе от потенциального противника. Пока этих мишеней у нас не так много, как хотелось бы, но это проблема решаема».

Американская гиперзвуковая ракета AGM-183A ARRW.
© wikipedia.org
Американская гиперзвуковая ракета AGM-183A ARRW.

Другой важной составляющей, которая отрабатывалась на проходивших учениях, эксперт назвал уточнение необходимого состава войсковой группировки, развертываемой на конкретном направлении противовоздушной обороны и способной эффективно отразить удар гиперзвуковых ракет.

«Это связано в том числе и с тем, что наши войска сейчас активно снабжаются новыми типами вооружений, — поясняет эксперт. — Зенитные ракетные войска вооружаются комплексами С-400 «Триумф», С-350 «Витязь», комплексами малой дальности, например, подвижными зенитно-ракетными комплексами «Панцирь-С1» различных модификаций, а в перспективе — системами С-500 «Прометей». Элементы С-500 уже имеются в войсках.

В авиацию идут основные типы истребителей, истребителей-бомбардировщиков и перехватчиков: Су-30, Су-35, Су-34, в перспективе — Су-57.

Система предупреждения о ракетном нападении оснащены радиолокационными станциями типа «Воронеж», которые работают теперь на всех стратегических направлениях, обеспечивая выдачу радиолокационной информации на дальности от 1000 до 3000 км.

Имеются радиолокационные станции «Контейнер», которые способны из Подмосковья разглядеть даже малоразмерные объекты где-нибудь над Средиземным морем. А потому во время тактических учений необходимо уточнить, на каком стратегическом направлении и в каком сочетании все эти комплексы в единой группировке требуется применять, чтобы наиболее эффективно выполнить боевую задачу по обнаружению и уничтожению самых современных средств воздушно-космического нападения противника».

РЛС «Контейнер».
© mil.ru
РЛС «Контейнер».

Более того, считает эксперт, чтобы решить такую задачу конкретно по гиперзвуковым средствам нападения, которые через несколько лет могут появиться у американцев, следует суммировать возможности погранслужбы ФСБ, ВМФ, Сухопутных войск, которые должны взаимодействовать с системой ПРО-ПВО Воздушно-космических сил.

«Дело в том, — объясняет полковник Хатылев, — что ракеты, летящие со скоростью гиперзвука, требуется обнаружить как можно дальше от наших границ. Они летят с огромной скоростью, поэтому уничтожить их на границе не получится — придется это делать уже в глубине нашей территории. Над чужой территорией, откуда такая ракета стартовала, ее тоже уничтожить нельзя, так как для этого нет юридических оснований и полномочий, если это, конечно, уже не масштабная война. Чтобы решить такую сложную задачу по обнаружению и уничтожению столь высокоскоростного воздушного нарушителя, нам и требуется во время учений проводить эксперименты с подбором вооружений и формированием войсковых группировок. На каждом направлении они формируются исходя из своих конкретных условий: в зависимости от рельефа местности, удаленности границ, заселенности территорий, наличия наиболее важных хозяйственных, военных и стратегических объектов и т.д. Работа по созданию таких высокоэффективных группировок ПВО-ПРО является важной задачей в рамках совершенствования воздушно-космической обороны всей страны в целом».

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.