«И нет нам тверже почвы под ногами…»

«И нет нам тверже почвы под ногами…»

Борьба за сохранение «Ленинского комсомола» завершилась победой
Атомная подводная лодка «Ленинский комсомол».
© Фоторепродукция картины
Борьба за сохранение «Ленинского комсомола» завершилась победой
' + '' + ' ' + ''+ ' Атомная подводная лодка «Ленинский комсомол».
09 ноября 2021, 11:37
Реклама

В сентябре первая отечественная атомная подводная лодка К-3 «Ленинский комсомол», проект 627, совершила свое последнее плавание из Кольского залива через Баренцево и Белое моря и Беломорско-Балтийский канал в Неву и встала к причалу судостроительного завода «Северная верфь». Этот путь она проделала в транспортном плавучем доке «Свияга». Однако весь путь с Севера на Балтику у К-3 оказался более извилистым и сложным. «Армейский стандарт» попытался исследовать его от начала до победного завершения.

В шаге от утилизации

Когда-то через шлюзы Беломорско-Балтийского канала поднимались на север плавучие доки с подводными лодками, построенными на судостроительном заводе «Красное Сормово» в Горьком (ныне Нижний Новгород). За 70 лет предприятие передало Военно-морскому флоту 275 субмарин. Из них 26 были атомными. Свой путь в океан они начинали на Волге, переходили в Белое море, далее — везде.

Плавание К-3 в «Свияге» можно было бы назвать рядовым явлением. Если бы и сама лодка, и ее судьба не были особенными. Она стала «первой» во всем многообразии этого определения. Первая атомная подводная лодка, построенная в Советском Союзе. Первая среди советских лодок, совершивших подводное плавание подо льдами Северного Ледовитого океана. Первая побывавшая в районе Северного полюса. Наконец, она станет первой и, наверное, единственной мемориальной атомной подводной лодкой в будущем Музее военно-морской славы России в Кронштадте. Подводную лодку К-3 после переоборудования в музей планируют открыть для посетителей в рамках проекта «Остров фортов» в 2023 году.

АПЛ К-3 с вырезанным реакторным отсеком на стапельной площадке судоремонтного завода «Нерпа» в Снежногорске.
© СРЗ «Нерпа
АПЛ К-3 с вырезанным реакторным отсеком на стапельной площадке судоремонтного завода «Нерпа» в Снежногорске.

Превращение боевой подводной лодки в музейный экспонат растянулось на десятилетия. Планы сохранения для истории и потомков славной подлодки родились сразу после вывода К-3 из боевого состава Северного флота в 1991 году. Одними из первых эту идею высказали бывший командир группы дистанционного управления атомной энергетической установкой К-3 Николай Мормуль, закончивший военную службу в должности начальника технического управления Северного флота, и президент некоммерческой организации «Благотворительный морской фонд» Петр Ищенко, служивший на Северном флоте постоянным корреспондентом газеты «Красная звезда».

Однако денег на трансформацию атомохода в музей в 90-е годы собрать не удалось. И все-таки от идеи не отказались в судостроительной отрасли. Во втором докладе норвежского неправительственного экологического объединения «Беллуна» (Belluna), вышедшем из печати в 1996 году, со ссылкой на Николая Мормуля отмечалось: «Головную К-3 планируется переоборудовать под музей. Проект разработан КБ «Малахит».

Через шесть лет К-3 привели из Северодвинска в Полярный, где на судоремонтном заводе №10 лодку собирались «порезать на иголки». И вновь судьба ее тогда сберегла. А еще через три года ее отправили в Снежногорск, на завод «Нерпа», все с той же целью — утилизировать. И вновь каким-то чудом «Ленинский комсомол» уцелел.

АПЛ К-3 на Неве вывели из транспортного дока.
© mil.ru
АПЛ К-3 на Неве вывели из транспортного дока.

В 2008 году Морская коллегия при Правительстве РФ решила все-таки переоборудовать лодку в музей. В немалой степени этому поспособствовал, наверное, Игорь Левитин, в то время министр транспорта и заместитель председателя Морской коллегии.

Счет на полмиллиарда

Решение координационного органа правительства осталось невыполненным. Более того, в Объединенной судостроительной корпорации вновь вернулись к планам утилизации К-3 до конца 2013 года. Как объясняли в корпорации, для сохранения лодки и последующего переоборудования в музей требуется более полумиллиарда рублей, а денег нет.

Кроме того, стапельная площадка, на которой хранится лодка, срочно нужна под другой заказ — утилизацию плавучей технологической базы обслуживания атомных ледоколов «Лепсе». На последней хранилось 260 килограммов урана U-235, 156 кг продуктов деления и 8 кг делящегося радионуклида плутония Pu-239. Их активность составляла 680 тыс. кюри. Все это серьезный довод отказаться от хранения «Ленинского комсомола» ради утилизации смертельно опасного судна.

Казалось, сама судьба была против сохранения К-3. И на это были объективные причины: с одной стороны, судоремонтники наконец-то приступили к выполнению специального постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР №1095-296, принятого еще в сентябре 1989 года, об утилизации судна «Лепсе», с другой — по-прежнему не было финансирования на переоборудование лодки в музей.

По словам неназванного в СМИ представителя Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), на превращение лодки в музей требовалось порядка 650 миллионов рублей. А по словам пресс-секретаря завода «Нерпа» Ирины Анзулатовой, на первый этап работ нужно было найти лишь 50 миллионов рублей.

Момент вывода К-3 из транспортного дока.
© fleetphoto.ru
Момент вывода К-3 из транспортного дока.

«Лодку еще можно спасти. Мы уже сделали фрагмент корпуса, который можно поставить вместо вырезанного реакторного отсека. Осталось все это соединить, законвертовать и спустить на воду. А там уж она может сколько угодно долго стоять и ждать, пока наши чиновники поумнеют и поймут, что такую историческую ценность уничтожать нельзя», — рассказала тогда Ирина Анзулатова корреспонденту газеты «Известия» Алексею Михайлову.

Минобороны начинает и выигрывает

Инициатором сохранения и переоборудования лодки в музей стало Русское географическое общество, которое в августе 2009-го возглавил Сергей Шойгу. 50 миллионов рублей, конечно, можно было найти, но кто их должен был искать?

И тут энтузиасты сохранения «Ленинского комсомола» споткнулись на ровном месте. Дело в том, что лодка оказалась… бесхозной. В 1991 году Главкомат ВМФ вывел К-3 из боевого состава флота и передал по принадлежности — Федеральному агентству по управлению государственным имуществом. Росимущество, в свою очередь, передало лодку Росатому и ОСК на утилизацию. Однако на заводе «Нерпа» сохранились документы, согласно которым К-3 оставалась в ведении ВМФ России.

Таким образом, ни Морская коллегия, ни Русское географическое общество, ни какое другое ведомство, включая МЧС, в соответствии с российским законодательством не имели права тратить свои бюджетные средства на содержание имущества, которое им не принадлежало.

Подводная лодка-музей Б-396 «Новосибирский комсомолец» в Москве.
© wikipedia.org
Подводная лодка-музей Б-396 «Новосибирский комсомолец» в Москве.

В 2013 году появилась надежда, что деньги наконец найдут в Министерстве обороны после того, как военное ведомство возглавил Сергей Шойгу. В декабре 2013 года, во время праздничных торжеств на заводе «Севмаш» по случаю 55-летия «Ленинского комсомола», главный конструктор атомных подлодок первого и второго поколений Радий Шмаков сообщил об этом как о деле уже решенном.

К Дню подводника, 19 марта 2019 года, рабочие «Нерпы» завершили все работы по конвертации лодки, заварили все забортные отверстия и спустили лодку на воду в акватории завода.

В октябре 2020 года стало известно, что к 2023 году подводная лодка К-3 станет ключевым экспонатом проектируемого Музея военно-морской славы в Кронштадте. Работы по восстановлению легкого корпуса, изготовлению опорных оснований и подготовке К-3 к перегону в Кронштадт выполнил завод «Нерпа».

Проектную документацию по музеефикации субмарины подготовило Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения «Малахит», где в свое время и был разработан проект 627.

Таким образом, чаяния ветеранов-подводников и всех, кто неравнодушен к истории отечественного флота, близки к осуществлению.

Подводная лодка-музей К-21 в главной базе Северного флота городе Североморске.
© wikipedia.org
Подводная лодка-музей К-21 в главной базе Северного флота городе Североморске.

Сегодня в России есть девять мемориальных дизель-электрических подводных лодок советской постройки: Б-307 в Тольятти, Б-396 «Новосибирский комсомолец» в Москве, Б-413 в Калининграде, Б-440 в Вытегре (Вологодская область), Д-2 «Народоволец» и С-189 в Санкт-Петербурге, К-21 в Североморске, М-261 в Краснодаре и С-56 во Владивостоке.

Еще 11 советских подводных лодок в годы правления Ельцина были проданы за рубеж и в разное время служили музеями и развлекательными комплексами в восьми странах, в том числе: три подводные лодки — в США, две — в Германии и по одной — в Бельгии, Дании, Индии, Индонезии, Нидерландах и на Украине. Некоторые из них и сейчас остаются в таком качестве за рубежом.

До недавнего времени во всем мире 105 подводных лодок сохранялось в виде музеев в 36 странах. И только США могли себе позволить сделать музеем свою первую атомную подводную лодку «Наутилус» (Nautilus). Теперь и в России будет музей «Атомная подводная лодка К-3».

Атомная подводная лодка «Ленинский комсомол».
© Почта СССР, 1970
Атомная подводная лодка «Ленинский комсомол».

Ждать осталось недолго, по сравнению с эпопеей ее сохранения, длившейся десятилетия. «Ленинский комсомол» займет достойное место в экспозиции Музея военно-морской славы России и станет зримым символом мужества и славы покорителей морских глубин, свидетельством высоких достижений отечественной науки и техники и создателей этой техники — конструкторов, рабочих и служащих судостроительной отрасли.

В 1943 году поэт, подводник, Герой Советского Союза капитан 2-го ранга Израиль Фисанович написал стихотворение, ставшее «Песней строевой подводной». В ней есть такие строки: «И нет нам тверже почвы под ногами, чем палубы подводных кораблей». У нас под ногами твердая почва, пока мы храним память о героическом прошлом нашего народа-труженика, народа-воина.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.