Автомат «СКАТ»: быть или не быть

Автомат «СКАТ»: быть или не быть

Возможен ли прорыв в стрелковом автоматическом оружии
© wikipedia.org
Возможен ли прорыв в стрелковом автоматическом оружии
11 июня 2021, 11:31
Реклама

В повести Николая Лескова «Левша» меня лично тронула не подкованная фантастическая блоха, а незавидная судьба тульского умельца. И даже не то, что умер он в безвестности, а то, что никто вокруг не захотел услышать встревожившую его мысль: «Англичане ружья кирпичом не чистят». Так никто всерьез его заботу о родной армии и не воспринял. Только смеялись. Ну, а потом — Крымская война...

Бессмертная аллегория непонятого современниками талантливого изобретателя и патриота. А не задумывались вы о том, что подобные, одержимые важной идеей люди, есть и в наше время? Есть, не сомневайтесь.

Справка «АС»

Александр Кузнецов родился в Архангельске. Окончил среднюю школу в городе Усть-Кут Иркутской области. В 1974–1976 годах отслужил срочную службу в армии. В 1982 году окончил Политехнический институт по специальности «эксплуатация автотранспорта». Работал в Краснокаменске замдиректора автотранспортного комбината, затем в Чите — главным механиком на Читинской ГРЭС, а также в Железногорске Иркутской области — главным механиком треста. С 2001 года — в Москве. Работал заместителем главного конструктора оборонного предприятия Спецстроя.

Сначала был телефонный звонок: «Это военный отдел? Напишите о моем изобретении». Звонил Александр Кузнецов. Автор идеи об универсальном, безинерционном, автоматическом стрелковом комплексе сплошного поражения — автомате «СКАТ».

Идея есть, а воплощения пока нет. Оказывается, на пути самостоятельного конструктора автоматического оружия — горы препятствий. Вместо признания можно получить... реальный уголовный срок. Это если вы начнете самостоятельно изготавливать детали своего изобретения.

Кузнецов Александр Константинович.
© Личный архив
Кузнецов Александр Константинович.

Выход вроде есть — обратиться к нашим крутым разработчиками и производителям стрелкового оружия — тульским, ижевским КБ и предприятиям. Но тут новое препятствие. Все эти компании ныне — коммерческие, и, конечно, они не готовы инвестировать «кота в мешке»: автомат то ли получится, то ли нет, а денег потратишь много.

Тем более что, по описанию автора идеи, речь идет о принципиально новом стрелковом оружии, разительно отличающемся от того же автомата Калашникова.

Пока в мире в ходу автоматическое оружие двух основных типов. Одно с газоотводным механизмом, использующее энергию пороховых газов для ускорения пули в канале ствола и выполнения работы кинематической схемы. Второй вариант — оружие с механизмом инерционного действия, где подвижные части в момент выстрела, благодаря значительно большей массе, чем у пули, смещаются назад, приводят в действие кинематическую схему оружия.

В автомате «СКАТ», утверждает Кузнецов, используется принципиально новая схема конструкции стрелкового оружия, работающая на иных физических принципах. Во время выстрела энергия пороховых газов расходуется на ускорение пули на всей длине канала ствола, не считая потерь на трение, упругую деформацию деталей и пластичную деформацию пули, нагрев металлических элементов, работающих в зоне высоких температур и давлений и т.п. На этом этапе, говорит Кузнецов, «СКАТ» по энергетическим потерям сродни непревзойденной трехлинейной винтовке Мосина.

А вот далее, утверждает изобретатель, в действие вступает иной физический принцип, а именно — работа импульса энергии динамического удара пороховых газов. То есть в момент выхода пули из канала ствола импульс энергии, полученный от высвободившихся пороховых газов, передается реверсивным лопаткам и далее в механизм полного погашения импульса энергии последействия пороховых газов.

До конца принцип работы нового оружия конструктор не раскрывает. Боится, что идею украдут и коммерциализируют. Законное опасение.

Но потенциальные достоинства «СКАТа» он может назвать. Это полная компенсация инерционных сил импульса отдачи; возвращение оружия в первоначальное (исходное) статистическое положение в пространстве; обеспечение энергией механизма кинематической схемы; полное отсутствие звука выстрела; отсутствие вспышки и нагрева, то есть ультрафиолетового и инфракрасного излучения.

Подобных универсальных систем стрелкового оружия сплошного поражения, работающих на указанных физических принципах, пока не разрабатывалось нигде и никогда, говорит Кузнецов. Патентная чистота, по его словам, соблюдена в полной мере...

Что еще можно было бы включить в рекламный буклет нового оружия? Например, универсальность. Благодаря огромному спектру специфических боеприпасов, оно способно выполнять задачи практически любой сложности, начиная от демонтажных работ в жилых помещениях и усмирения хулиганов с помощью травматических боеприпасов, и кончая эффективным уничтожением дронов и выведением из строя бронированной техники, включая роботизированные танки. В перечне возможных боеприпасов: термобаррические, обьемно-детонирующего и гравитационного действия, безрикошетные, шрапнель, многопульные, противопехотная пуля-мина.

Винторез.
© mil.ru
Винторез.

«СКАТ», утверждает Кузнецов, делает бесполезными любые бронежилеты, так как невозможно закрыть броней 100% поверхности тела бойца. А любая незащищенная часть тела будет поражена огнем «СКАТа».

С бронетехникой «СКАТ» справится, уничтожив все средства наблюдения снаружи танка или бронемашины. Рой выпущенных боеприпасов вынудит экипаж быстро израсходовать все средства активной защиты.

Из других плюсов «СКАТа» — полное отсутствие отдачи. Сегодня при выстреле почти половина энергии пороховых газов расходуется впустую в виде ударной волны, звука выстрела, нагревания ствола, вспышки света. В «СКАТе» эффективность энергозатрат вдвое лучше, благодаря оригинальному техническому решению и специфической схеме стрелкового комплекса. Энергия пороховых газов, помимо главной работы, полностью компенсирует инерционные силы импульса отдачи.

По расчетам Кузнецова, мотострелковое отделение, вооруженное «СКАТами», способно залпом, за четыре секунды, поразить площадь вражеской территории, размером с три футбольных поля с плотностью — более одного поражающего элемента на каждый квадратный метр. В этом случае противник не скроется ни в складках местности, ни в лесистой местности, окопы, траншеи, щели и ходы сообщения, также окажутся малоэффективными средствами защиты.

Некоторые технические детали Кузнецов все же раскрывает. По его словам, речь идет о гладкоствольном оружии 12-го калибра с диаметром ствола 18,2 мм и усиленным пороховым зарядом типа «Магнум». Технология, поражающие элементы и специфика снаряжения патронов пока не раскрываются. При этом автор утверждает, что «СКАТ» будет способен вести эффективный огонь на дистанции 500 метров.

Пока идея нового оружия вызывает больше вопросов, чем ответов. И конструктор ответил на некоторые из них.

— Александр Константинович, вы проводили математическое моделирование физических процессов при стрельбе «СКАТ»?

— Без математических расчетов и физических обоснований причино-следственных связей протекающих процессов бессмысленно заниматься какими-либо серьезными перспективными разработками. В случае со «СКАТом» все этапы проектирования многократно перепроверены и подтверждены. Как с точки зрения соответствия физическим законам и математическим вычислениям, так и на примерах протекания идентичных процессов родственных изделий, которые уже многие десятилетия успешно используются на практике.

— Почему вы уверены, что это технически реализуемый и перспективный проект, а не пустая фантазия?

— «СКАТ» в 2,5–3 раза более технологично и требует существенно менее трудозатрат и энергозатрат, нежели существующие виды и типы автоматического оружия. Существенно более рентабельная и во много раз более эффективная продукция не может быть пустой фантазией.

Вся сложность изготовления действительно новых, революционных разработок заключается в консерватизме и инертности мышления наших высокопоставленных чиновников, которые изо всех сил держатся за свои кресла, чтобы не рисковать своей карьерой с совершенно новой, ещё не известной разработкой.

— Есть ли экспертные заключения на реализуемость проекта и от кого?

— Безусловно, есть. Получены официальные положительные экспертные заключения технических комиссий таких фирм, как Вятско-Полянский машиностроительный завод «Молот», НПО «Специальная техника и связь» МВД, Научно-исследовательское объединение «НИИСТ» МВД РФ.

Есть положительное заключение по результатам испытаний на стенде в ЦНИИТОЧМАШ. Имеются также четыре патента на изобретения по проекту «СКАТ».

Патенты на изобретение стрелкового комплекса СКАТ.
© Личный архив
Патенты на изобретение стрелкового комплекса СКАТ.

— В какие оружейные фирмы вы обращались за помощью в реализации проекта?

— Практически во все оружейные фирмы России. Например, в Ижевский механический завод, концерн Калашников, фирму Orsis, НПО «Прибор», Центральное конструкторское бюро спортивного и охотничьего оружия, а также в Российскую академию ракетных и артиллерийских наук.

— И какие ответы получили?

— У всех фирм заготовлены два ответа. Первый такой: для работ над проектом необходимы деньги, выделяемые на оборонный заказ. Добейтесь их получения! Второй вариант: добейтесь снижения плановых годовых заказов в финансовых структурах Минобороны. И то и другое, как вы понимаете, совершенно невозможно для частного лица, которым я являюсь!

В департаменте гособоронзаказа ответ ожидаемый: «Пока не будет доказанных и защищенных заказов от строевых частей и министерств, выделить средства для научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ мы не можем».

Силовые ведомства не могут заказать, как говорится, то, не знаю что. Они не имеют ни малейшего представления о характеристиках «СКАТа».

Брать на себя ответственность ни институты, ни строевые части, ни силовые структуры не хотят, так как пользоваться устаревшими, тюнингованными, но проверенными временем изделиями — для них беспроигрышный вариант, не влияющий на репутацию компании, принимающей ответственное решение.

Тем не менее многие фирмы заявляют, что если будет звонок или «отмашка сверху», они займутся разработкой с удовольствием, так как ответственность за неизвестную новейшую разработку будет снята.

— Почему сами не можете приступить к изготовлению опытных образцов в «железе»? Какие законы запрещают это делать?

— Разработка, изготовление и модернизация оружия и боеприпасов в нашей стране ни физическим, ни юридическим лицам, не имеющим лицензии на проведение вышеуказанных работ, категорически запрещена и преследуется в уголовное порядке. На этот счет есть постановление правительства РФ от 21.07.1998 года №814 и №847 от 30.12.2005 года.

— Нужны изменения в законах, чтобы могли пробиться прорывные проекты в области оружия ближнего боя?

— Законы вполне вменяемые. Но вот добиться встречи с действительно влиятельным высокопоставленным чиновником для разъяснения существа вопроса и организации независимой экспертизы у нас невозможно. Ни через депутатов Госдумы, ни через ответственные приемные. У них, очевидно, есть дела поважнее, и без риска потери репутации.

АС Вал.
© mil.ru
АС Вал.

— В какой-то мере можно понять оружейные фирмы, которые отказали вам в помощи. Вы предлагаете им верить на слово. То есть инвестировать деньги, не имея ни бизнес-плана, ни нормальной конструкторской документации, ни научно-технического обоснования. Если в ходе работы завтра выяснится, что проект просто нереализуем, им никто не восполнит затраты. Какой здесь выход?

— На слово фирмы верить, естественно, не должны, но у меня есть практически все необходимые материалы. Есть бизнес-план на 98 страницах. Полный доклад с расчетами и чертежами, как полной сборки изделия, так и деталей и частей.

Имеется инфографика на большом формате А-1 с указанием тепловых и энергетических потоков, то есть процесса работы... и т.п.

Разработана расписанная по месяцам конструкторская документация с научно-техническими, экономическими и повременными обоснованиями, расписанными на три года вперед.

Остается только переподписать документацию с той фирмой, в которой проект будет выполняться. В конце концов, сейчас большинство предприятий занимаются новыми разработками в инициативном порядке. За инициативные разработки взымаются значительно меньшие налоги, да и кураторов и совладельцев у разработки существенно меньше. Как меньше и бюрократических проволочек в «верхах» в процессе согласования финансовых и прочих вопросов.

— Судя по вашим описаниям, «СКАТ» подразумевает для создания зоны сплошного поражения огромный расход боеприпасов. Почему вы думаете, что это очень большой недостаток во времена высокоточного оружия, девиз которых: одна цель — один выстрел?

— Статистика и практика реальных боевых действий в Великой Отечественной войне, Афганистане, Чечне и других «горячих» точках показывает, что для поражения одной единицы живой силы противника, расходовалось от 1500 до 2500 патронов.

Проект «СКАТ» предусматривает полную замену автоматического стрелкового оружия, такого как штурмовые винтовки, автоматы всех типов, пистолеты. Но крупнокалиберные и станковые пулеметы, а также снайперские винтовки, особенно крупного калибра, на поле боя будут по-прежнему выполнять свои специфические задачи. Весь остальной широчайший круг боевых задач будет выполнять универсальный, автоматический, безинерционный стрелковый комплекс сплошного поражения «СКАТ».

Для поражения цели ему практически не потребуется автоматический темп огня, за редким исключением. Тем более что «работное время» (то есть промежуток времени с момента обнаружения цели до момента первого выстрела по цели), у «СКАТа» в три раза меньше, чем у АК-74, а масса секундного залпа в 5,5–6 раз выше.

Мотострелковое отделение залпом за четыре секунды способно «накрыть» территорию в три футбольных поля, потратив всего 200 патронов, с плотностью поражения не менее одного поражающего элемента на каждый квадратный метр. Шрапнель также не потребует большего расхода боеприпасов, так как достанет неприятеля, будь то в зданиях, автомобилях, так как каждый выстрел несет 36 поражающих элемента в конкретную точку, максимально близко расположенную к цели, с последующим разлетом в стороны посредством разрывного заряда.

— Какой выход вообще вы видите в ситуации со «СКАТом»?

— Выход из ситуации со «СКАТом» в России вижу один: достучаться до наших высокопоставленных чиновников, высших военачальников, которые реально влияют на техническую политику в Вооруженных силах, и без посредников довести информацию о проекте «СКАТ». В противном случае наши инертные и консервативные чинуши на местах будут пытаться изготовить проект «обстоятельно», как уже бывало не раз, создавая ложную видимость бесперспективности проекта.

Как запасной вариант — добиться реальной, действительно независимой экспертизы, с личным присутствием и комментариями.

***

Вот как тут не вспомнить легендарного Левшу?

Ну а вдруг, действительно, в своем развитии существующие системы стрелкового оружия достигли своего апогея, и мы слишком долго задержались на стандартной шаблонной классике кинематических схем современного оружия, которая не позволяет резко повысить тактико-технические характеристики?

Кто знает.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.