«Неприятель бежал в беспорядке»

«Неприятель бежал в беспорядке»

Дальневосточные сражения Крымской войны
© pkgo.ru
Дальневосточные сражения Крымской войны
14 сентября 2021, 10:03
Реклама

В сентябре 1854 года русские солдаты и матросы отстояли Петропавловск-Камчатский, одержав победу над втрое превосходящими силами англичан и французов. Эта героическая оборона стала самым заметным нашим военным успехом в ходе Крымской войны (1853–1856). О том, как была достигнута победа — статья «Армейского стандарта».

Стратегический оплот

С началом Крымской (Восточной) войны в 1853 году неожиданно обнаружилось, что Россия не может рассчитывать на поддержку ни от одной из великих держав Европы. Даже Австро-Венгрия, за пять лет до этого спасенная Николаем I от развала, угрожающе двинула войска к российской границе. На фоне столь черной неблагодарности австрийского императорского дома всего лишь недружественный нейтралитет Пруссии уже казался большим благом.

Но было в мире государство, с которым у России в тот период складывались почти союзнические отношения, основанные, впрочем, как и любая дружба между странами, на основе взаимной выгоды. Это были Североамериканские Соединенные Штаты (САСШ), нынешние США.

© В.Ф. Дьяков

Дружили две страны, главным образом, против Британской империи, стремившейся к военно-морскому доминированию в мире, в том числе в Тихоокеанском регионе, что шло вразрез как с интересами России, так и с интересами молодого тогда еще американского государства.

Эффективно бороться с усилением английского влияния можно было путем каперства, своего рода пиратства, способного парализовать морскую торговлю «владычицы морей». Но для успешного каперства нужны были удобные базы, в которых корабли могли между рейдами ремонтироваться, пополнять запасы воды и продовольствия. Одной из таких баз в случае войны должен был стать камчатский Петропавловск. Предполагалось, что там будут базироваться не только русские, но и американские каперы.

Именно поэтому англичане придавали большое значение блокированию в порту Петропавловска русских военных кораблей и даже хотели захватить город для кардинального устранения проблемы. Неудивительно, в этой связи, что как только началась война, британцы вместе с французскими союзниками попытались решить эту задачу.

Рейд фрегата «Аврора»

Русское командование рассчитывало в случае начала военных действий иметь в Тихом океане несколько быстроходных фрегатов и корветов для действий на вражеских торговых коммуникациях. С этой целью осенью 1853 года на Дальний Восток были отправлены фрегаты «Паллада», «Диана» и «Аврора», корвет «Оливуца», шхуна «Восток» и два транспорта, «Двина» и «Князь Меншиков».

«Аврора» под командованием капитан-лейтенанта Ивана Николаевича Изыльметьева совершила переход с Балтики через Атлантический и Тихий океаны. Расстояние в 20 тысяч морских миль (примерно 37 тыс. км) фрегат прошел за 198 суток, что было по тем временам очень быстро.

Иван Николаевич Изыльметьев.
© wikipedia.org
Иван Николаевич Изыльметьев.

По пути «Аврора» останавливалась только в Рио-де-Жанейро и в перуанском порту Кальяо. Во время второй стоянки ее пытались блокировать два фрегата из состава англо-французской тихоокеанской эскадры. Хотя война еще не началась, но сомнений в ее неизбежности ни у русских моряков, ни у их противников не было. За обычными визитами вежливости с корабля на корабль скрыть напряженность было трудно.

Английский контр-адмирал Дэвид Прайс собирался захватить русский фрегат сразу, как только поступит уведомление о начале войны. Но Изыльметьев не стал ждать такого развития событий и перехитрил британца. В туманную ночь он тихо отбуксировал «Аврору» шлюпками мимо вражеских кораблей за пределы бухты, а затем на всех парусах ушел в тихоокеанские просторы.

Фрегат Аврора.
© army-news.info
Фрегат Аврора.

1 июля (здесь и далее — по нов. стилю) 1854 года «Аврора» зашла в Петропавловск для пополнения запасов воды и продовольствия и должна была следовать дальше. Но когда Изыльметьев побеседовал с управителем Камчатки по Адмиралтейству генерал-майором Василием Степановичем Завойко, ему стало ясно, что без помощи «Авроры» удержать слабоукрепленный город не удастся. Он принял решение остаться в Петропавловске и разделить с маленьким гарнизоном его судьбу.

Подготовка к обороне

5 августа в порт прибыл транспорт «Двина». Он доставил 350 солдат Сибирского линейного полка и 16 пушек. С командами «Авроры» и «Двины» гарнизон Петропавловска стал насчитывать 988 бойцов при 67 пушках.

Дэвид Прайс.
© wikipedia.org
Дэвид Прайс.

Начались спешные работы по укреплению города. Они велись практически круглосуточно. Все население (около 1600 человек) принимало в них самое деятельное участие. Охотники-камчадалы, казаки и жители Петропавловска составили ополчение численностью до 100 человек. Даже женщины и дети старались оказывать посильную помощь как во время подготовки к обороне, так и в ходе боевых действий.

Были оборудованы позиции для семи батарей. Проход в гавань закрыли боном. «Аврору» и «Двину» поставили на якоря левым бортом ко входу в бухту, а пушки правого борта сняли и перевезли на береговые батареи.

Боевой дух защитников Петропавловска был очень высоким. В воззвании к жителям Камчатки Завойко писал: «Я пребываю в твердой решимости, как бы ни многочисленен был враг, сделать для защиты порта и чести русского оружия все, что в силах человеческих возможно, и драться до последней капли крови; убежден, что флаг Петропавловского порта во всяком случае будет свидетелем подвигов чести и русской доблести!»

Василий Степанович Завойко.
© wikipedia.org
Василий Степанович Завойко.

Плохое предзнаменование для врага

29 августа 1854 года с наблюдательных постов заметили вражескую эскадру. Она состояла из шести вымпелов. Это были английские фрегаты «Президент» и «Пайк» (52 и 44 пушки соответственно), английский пароход «Вираго» с шестью пушками, стреляющими разрывными ядрами (бомбами), а также французские фрегат «Форт» (60 пушек), малый фрегат «Евридика» (32 пушки) и бриг «Облигадо» (18 пушек).

Общая численность их команд и десантных партий составляла, по разным данным, от 2250 до 2700 моряков и морских пехотинцев. На один борт эта эскадра могла давать залп из ста шести орудий, а наличие в ее составе парохода позволяло даже при неблагоприятном ветре буксировать парусники и ставить их на удобные для стрельбы позиции.

Преимущество противника было большим, но его командование оказалось неприятно удивлено готовностью маленького русского городка к обороне. Ожидая взять Петропавловск без особых усилий, Дэвид Прайс не на шутку загрустил, когда понял, что успех предприятия далеко не гарантирован. Он и так уже подвергся жесткой критике за то, что упустил в Кальяо «Аврору». Теперь под сомнение был поставлен его шанс на реванш.

Пароход Вираго.
© wikipedia.org
Пароход Вираго.

Первая перестрелка произошла 30 августа. Русская восьмиорудийная батарея открыла с Никольской сопки огонь по вражеским кораблям. Они, сделав нескольких ответных выстрелов, вскоре отошли.

Тем не менее английский командующий решил атаковать. Утром 31 августа вражеские корабли стали уже занимать предписанные им позиции, но вдруг повернули назад. Оказалось, что в ночь с 30 на 31 августа контр-адмирал при загадочных обстоятельствах погиб. Было это самоубийством или Прайса кто-то убил, так до сих пор и неизвестно. В любом случае смерть командующего стала плохим предзнаменованием для англо-французской эскадры.

После гибели Прайса силы союзников возглавил французский контр-адмирал Огюст Фебврье де Пуант. Под его командованием и были осуществлены две попытки штурма города.

Схема обороны Петропавловска.
© s30652154615.mirtesen.ru
Схема обороны Петропавловска.

Первый штурм

В ходе первого штурма противник подавил огнем корабельной артиллерии наши батареи №1 и №4. Русские артиллеристы вынуждены были заклепать орудия, выведя их из строя, и уйти, хотя геройски сражались до самой последней возможности. Так, лейтенант Гаврилов, будучи ранен в ногу и в голову, продолжал командовать батареей и ободрял подчиненных. Не уступали офицерам в храбрости и рядовые наши солдаты и матросы.

Противник высадил на берег у батареи №4 десант в количестве 600 человек. Французы с радостными возгласами уже подняли было над батареей свой флаг, но тут вдруг бомба с английского парохода попала в их скопление и взорвалась, вызвав жуткое замешательство. После этого они еще и попали под меткий огонь пушек «Авроры» и «Двины».

В итоге, когда Завойко послал против них отряд моряков с «Авроры» и добровольцев из стрелковых партий (всего не более 130 человек), французы не приняли боя и поспешно ретировались.

Мичман Николай Фесун сообщал после этой контратаки, что неприятель отступил «бегом и с такою быстротою, что, прежде чем мы подоспели к занятой им батарее, он уже был в шлюпках и вне выстрела, так что, несмотря на самое пламенное желание, в этот раз не удалось его попотчевать даже ружейными выстрелами».

В это же время батарея №2 под командованием лейтенанта князя Дмитрия Петровича Максутова геройски сражалась с тремя вражескими фрегатами. Русские артиллеристы проявляли удивительное хладнокровие под огнем противника. Не расходуя зря порох, они позволяли врагу приблизиться и отвечали только тогда, когда были уверены в том, что выстрелы достигнут цели. Около 18 часов перестрелка закончилась без какого-либо успеха для англо-французской эскадры. На этом первый штурм закончился.

Дмитрий Петрович Максутов.
© wikipedia.org
Дмитрий Петрович Максутов.

Второй штурм

К моменту второго штурма защитникам Петропавловска удалось полностью восстановить батареи №1 и №4. Оружейные мастера привели в порядок все их пушки. Но враг в этот раз изменил направление главного удара. Основную тяжесть боя с вражеской эскадрой приняли на себя батареи №3 и №7. После трехчасовой интенсивной перестрелки все десять пушек этих двух батарей были выведены из строя.

Затем к берегу устремился десант противника. 250 человек высадились у 3-й батареи. Но они играли вспомогательную роль. Основной удар должны были нанести 700 десантников, ступивших на берег возле батареи №7. Перед ними стояла задача занять Никольскую сопку и с ходу атаковать и захватить город и порт.

Завойко разгадал замысел неприятеля и предпринял экстренные меры. На пути врага находилась батарея №6, которую десант попытался захватить. Но русские артиллеристы картечными залпами заставили англичан и французов обратиться вспять. Им пришлось отступить к Никольской сопке и соединиться здесь со вспомогательной десантной партией.

© Г.С.Зорин и Я.С.Куриленко

Положение, однако, оставалось очень опасным для защитников Петропавловска. Противник мог через сопку прорваться в город. Чтобы не допустить этого, Завойко снял с батарей всех кого было можно и вместе с последним своим резервом бросил в бой. К контратакующим присоединилось несколько десятков матросов с «Авроры». Всего на противника разрозненными отрядами двинулось 350 бойцов. И им удалось совершить великий подвиг!

Наступая вверх по крутому склону русские отряды численностью в 30–40 человек подвергались ружейному обстрелу, их засыпали ручными гранатами, но они неуклонно шли вперед. Поднявшись на сопку, бойцы ударили в штыки.

Завойко писал в своем победном рапорте: «Неприятель держался недолго и, несмотря на свою многочисленность и на храбрость офицеров, которые умирали, но не отступали, побежал в беспорядке, стараясь добраться до гребня; здесь их ожидала верная гибель: одни были сброшены с утеса штыками, другие сами бросались вниз…»

© В. Шиляев

Офицеров противника метким огнем выбивали охотники-камчадалы и русские стрелки. Лишившись командиров, втрое превосходящие силы врага превратились в неорганизованную массу объятых паникой людей.

Будучи прижаты к обрыву, они прыгали вниз с 40-метровой высоты. Очень многие разбились насмерть и покалечились. Огонь неприятельских фрегатов, попытавшихся поддержать десант, оказался неэффективным из-за слишком большой дистанции стрельбы. Выжившие французы и англичане, подбирая убитых и раненых товарищей, ретировались на шлюпках. В ходе боя, среди прочих трофеев, было захвачено знамя британской морской пехоты. Это был полный разгром!

Значение победы

В стратегическом смысле победа под Петропавловском мало что изменила в ходе Крымской войны. Город вскоре пришлось все же оставить. Базой для каперских набегов он не стал, из-за чего американцы не решились оказать России более весомую поддержку. Но моральное значение победы было поистине огромным!

Вот что писал о ней в своей книге «Крымская война» академик Е.В.Тарле: «Почти одновременно с вестью об Инкермане в России, во Франции и Англии стала распространяться неожиданная для всего света новость, которая сначала принята была даже с известной недоверчивостью, но оказалась совершенно верной и в России явилась лучом солнца, вдруг прорвавшегося сквозь мрачные тучи, а в Париже и особенно в Лондоне вызвала ничуть не скрываемые раздражение и огорчение: союзный флот напал на Петропавловск-на-Камчатке и, потерпев урон, удалился, не достигнув ни одной из поставленных себе целей».

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.