Моряк без пуза - что баржа без груза

Моряк без пуза - что баржа без груза

Отношение к кораблю формируется на камбузе
© kremlin.ru
Отношение к кораблю формируется на камбузе
20 октября 2020, 12:33
Реклама

На втором судне тылового обеспечения «Всеволод Бобров» проекта 23120, строящемся по заказу Министерства обороны, прошли испытания камбузного оборудования. Об этом сообщила пресс-служба судостроительного завода «Северная верфь». Казалось бы, экая невидаль — камбуз! Ну, прошли испытания и прошли — стоит ли камбуз того, чтобы об этом оповещать всю страну. Но не будем торопиться с выводами. Камбуз на корабле так же важен, как и любой другой боевой пост. «Армейский стандарт» готов это доказать.

С камбуза начинается боеготовность и боеспособность, можно сказать, «главного калибра» — личного состава. Его физическое и в большой степени морально-психологическое состояние зависит от правильной и здоровой пищи, приготовленной коком на камбузе. Неслучайно в Корабельном уставе Военно-морского флота слово «камбуз» упоминается 44 раза.

Питание и воспитание — не однокоренные слова, но как они созвучны! Даже есть детская песенка из мультфильма «Как щенок был мамой», утверждающая, что воспитание начинается с питания. Наша тема не детская, однако и в военной среде признают, что организация питания, строевая подготовка и духовая музыка военного оркестра — все направлено на сплочение воинского коллектива, а следовательно — на повышение его боеготовности и боеспособности.

Музыкальная комедия режиссеров Александра Полынникова и Виктора Макарова «Берегите женщин» в художественной форме подтверждает аксиому: камбуз сплачивает коллектив! Уж как ни пытался один из персонажей — дядя Вова, завпродскладом Портофлота — «насолить» своими макаронами через кока-стажера Женю Масловского девичьему коллективу буксира «Циклон», а дружба и любовь все равно победили!

Камбуз, в обобщенном смысле этого слова, может быть предметом гордости личного состава корабля. Например, в начале 80-х годов прошлого века экипаж крейсера «Мурманск» очень гордился своим компотом, рецепт которого кок якобы вывез из самой Франции. В то время автор этих строк, пользуясь служебным положением, часто отправлялся за материалом для очередной газетной заметки на крейсер «Мурманск» именно перед обедом, чтобы заодно уж попить и знаменитый «мурманский» компот.

Крейсер действительно побывал с официальным визитом в Бордо в мае 1978 года. Кок вполне мог раздобыть там рецепт компота. Но сухофрукты для него он все равно получал на флотском продовольственном складе, а не во Франции. Тем не менее компот «по-французски» варили только на этом крейсере. На столы в кают-компании и столовой личного состава он подавался в запотевших граненых стаканах. Этим и отличался от аналогичных напитков на других кораблях Северного флота.

***

И другой пример. Береговой камбуз моей любимой 3-й флотилии славился на весь гарнизон своей невкусной едой. Более того, там, наверное, и некоторые коки не всегда были чисты на руку. По крайней мере, моему коллеге, капитан-лейтенанту Аркадию Смирнову, всегда доставались на горячее исключительно куриные крылья и никогда — ножка или грудка. Талантливый журналист и поэт даже сочинил по этому поводу поэму о семикрылом серафиме (не путать с пушкинским шестикрылым) и отправил ее по почте начальнику тыла флотилии. После этого демарша Аркадию Александровичу целую неделю подавали на горячее исключительно ножки, так что впору было написать продолжение поэмы о трехногой курице. Но этого не случилось, потому что через неделю на тарелку вновь вернулось нелюбимое Смирновым крыло. Может быть, из-за такого питания тыл у нас называли противолодочным.

***

Однажды мне пришлось задержаться по служебным делам на несколько дней в бригаде охраны водного района в Полярном на малом противолодочном корабле проекта 1124 шифр «Альбатрос». Днем и ночью, в любую погоду эти маленькие кораблики готовы «выбежать» в море на поиск и преследование подводных лодок потенциального противника или конвоировать караваны судов в опасных районах Мирового океана, опять же для того, чтобы супостат не обижал. Одним словом, служба на них — и тревожна, и трудна. Главком ВМФ Адмирал Флота Советского Союза Сергей Горшков называл эти корабли «рабочей лошадкой флота».

И вот, в воскресный день обедаем со старшим помощником командира корабля на такой «рабочей лошадке». И как в фильме «Бриллиантовая рука»: «А теперь, Федя, дичь!» Вестовой ставит на стол блюдо с цыпленком табака, известное в Грузии как «цицила тапака». Сейчас это блюдо легко заказать в Интернете с доставкой в любое место, а в советские времена его можно было отведать только в самых солидных ресторанах.

Из разговора со старпомом мне стало известно, что командир корабля — родом из Грузии и большой ценитель национальной кухни. Во время отпуска, который он проводил на родине, уговорил повара в местном ресторане поступить на службу ВМФ. За две бутылки коньяка договорился с военкомом, и в итоге — кок-грузин теперь служит на «Альбатросе». В выходные дни, когда две трети офицеров и мичманов сходят на берег, чтобы понежиться в домашнем уюте, кок потчует оставшийся тянуть служебную лямку командный состав изысками грузинской кухни, которые умудряется приготовить из стандартного набора продуктов, положенных экипажу по нормам довольствия. Хотя, не исключаю, что часть каких-то особых ингредиентов он закупал на общественные деньги.

Кстати, это предусмотрено статьей 430 Корабельного устава — выделять заведующему столом денежные средства на улучшение питания в офицерской кают-компании. Соответствующее решение принимается на собрании офицеров корабля.

***

А вот на атомных подводных лодках, кажется, и улучшать ничего не надо. Сублимированные персики, компоты, всевозможные варенья, шоколад, красная икра и даже 100 граммов натурального сухого вина — все это входит в повседневный походный рацион подводников-атомщиков. Врачи-диетологи, разработавшие эти нормы питания, советуют пить красное сухое — оно эффективнее нормализует обмен веществ в организме в течение 72 суток нахождения в замкнутом пространстве прочного корпуса. Зато белое — легче для желудка. Вот и пойми, какое сегодня пить — белое или красное? А, была не была, выпью, что дадут!

Питание на атомной подводной лодке, конечно, отменное. Подводников трудно удивить каким-нибудь разносолом. Но в моей памяти сохранился рассказ сослуживца по 3-й флотилии подводных лодок. Ему повезло встречать свой день рождения в автономном плавании. Имениннику по традиции вручают торт, испеченный по такому случаю на камбузе. Так случилось и в день его рождения. Необычным было то, что торт испек сам командир ракетного подводного крейсера стратегического назначения. Человек, от которого зависела судьба шестнадцати небольших американских городов, оказался большим сладкоежкой и отличным кондитером.

Произведение своего искусства — иначе не скажешь — в торжественной обстановке он вручил в кают-компании подчиненному офицеру. Торт оказался таким большим, что по маленькому кусочку достался всей отдыхавшей боевой смене и, кажется, даже остался для некоторых подвахтенных.

Такое, конечно, не забывается до конца жизни.

***

Кок на атомной подводной лодке — больше, чем кок. Он помощник в создании хорошего настроения и даже в какой-то мере — хранитель здоровья личного состава. Неслучайно о коках существует множество пословиц и поговорок: кок на флоте что полковник в пехоте; дружба с коком — залог здоровья; добряк кок: не выпросишь и хлеба кусок… Мне же больше нравится другая поговорка: моряк без пуза — что баржа без груза.

В течение нескольких месяцев, проведенных в прочном корпусе атомной подводной лодки на боевой службе без солнца и свежего воздуха, неминуемо приходится мириться с ограничением двигательной активности, снижением силы сокращения мышц, нарушениями функций опорно-двигательного аппарата, кровообращения, дыхания, пищеварения. Все это приводит к увеличению массы тела, набору «благородной» жировой прослойки в том месте, где должны быть только бицепсы и пряжка форменного ремня. Надо признать, худой моряк выглядит всегда подозрительно — уж не заболел ли?

В новейшей истории Российского флота роль и значение камбуза и его хозяина в жизни моряков не изменились. Хороший кок всегда востребован на любом камбузе. А у ленивого кока и печь — лежебока. Командиры кораблей, соединений и даже командующие флотами ревниво следят, чтобы их кок был самым лучшим.

Сына моего друга призвали на срочную службу прямо из московского ресторана, где он успел освоить профессию повара. Прознав, что с молодым пополнением на Черноморский флот прибыл столичный повар, командир единственного на флоте крейсера сразу забрал его в свой экипаж. Но паренек недолго прослужил в плавсоставе — ровно до того дня, когда очень большой флотский начальник посетил крейсер с инспекцией. Через некоторое время мой приятель рассказал мне, что получил от сына письмо. Он теперь служит в столовой штаба флота.

Вот такая карьера у кока.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.