От «Тапира» и «Носорога» до «Ивана Грена» и «Прибоя»

От «Тапира» и «Носорога» до «Ивана Грена» и «Прибоя»

Российский Военно-морской флот ждет пополнение десантных кораблей
БДК «Королёв».
© wikipedia.org
Российский Военно-морской флот ждет пополнение десантных кораблей
' + '' + ' ' + ''+ ' БДК «Королёв».
02 декабря 2019, 09:30
Реклама

Накануне Дня моряка-надводника главком ВМФ России адмирал Николай Евменов рассказал «Красной звезде» о перспективах надводной составляющей флота. Адмирал отметил, что в последние годы активно строились корабли малого водоизмещения. Теперь верфи начинают строить и корабли большого водоизмещения океанской зоны. В том числе большие десантные корабли. «Армейский стандарт» разбирался, почему это направление попало в приоритеты военного судостроения.

Польская «жаба»

Еще во времена СССР, когда ведущие страны мира начали строить авианосцы и крупные универсальные десантные корабли-вертолетоносцы, наша страна отказалась от их строительства «по идеологическим соображениям». Партийная верхушка отнесла такие корабли, способные высаживать на необорудованное побережье тысячные десанты с вертолетной поддержкой, к «оружию проекции силы». Считалось, что наш флот должен решать задачи защиты исключительно собственных морских границ.

Военно-морская доктрина государства не планировала проведение десантных операций вдали от своих берегов. Так зачем строить подобные корабли?

Считалось, что советскому ВМФ хватит больших десантных кораблей (БДК), на которых не предусматривалось ни большого количества вертолетов, ни катеров для высадки морских пехотинцев. В основном это были БДК проекта 1171 шифр «Тапир» и БДК проекта 775 (по кодификации НАТО — Ropucha, в переводе с польского — «жаба», так как строились они на судоверфях в Гданьске).

БДК проекта 775 относили к кораблям океанской зоны. Их водоизмещение составляло 4080 тонн. Они развивали скорость до 18 узлов (33 км/ч) и были способны находиться в автономном плавании до 30 суток. Такой БДК мог высаживать на необорудованное побережье с малым уклоном дна десант численностью в 190 человек и 10 единиц техники — боевых машин пехоты, танков, автомобилей, бронетранспортеров. Для этого на корабле имелись специальные носовые ворота и пандусы, по которым из трюмов выезжали машины десанта.

Начиная с 60-х годов вплоть до 1985 года кораблей проектов 1171 и 775 было построено порядка 40. На смену им должны были прийти более усовершенствованные БДК серии 778. Два новых корабля даже начали строить на тех же польских верфях. Но в 1991 году Союз распался, и в 1992-м поляки разрезали строящиеся десантные корабли прямо на стапелях.

Еще во времена СССР многие военачальники понимали, что советскому флоту нужны и более крупные десантные корабли. В 80-х годах, как утверждают военные историки, по приказу главкома ВМФ Сергея Горшкова началась проработка принципиально нового универсального десантного корабля (УДК) проекта 11 780 — аналога американского УДК «Тарава». Наш проект, кстати, сразу же прозвали «Иван Тарава».

Как и американец, русский «Иван» должен был десантировать до 1000 морских пехотинцев. Он мог нести 70 автомобилей или 40 танков и 15 бронетранспортеров. Десантировать людей и технику на побережье можно было с помощью вертолетов и десантных катеров, а также через носовую и кормовую аппарели.

Работа над этим проектом быстро закончилась. По оценке экспертов, из-за противостояния двух военачальников — главкома ВМФ Сергея Горшкова и его бывшего заместителя адмирала Николая Амелько. Последний, не сработавшись с Горшковым, перешел в Генеральный штаб. Руководство Генштаба соглашалось строить новые УДК только вместо тяжелых авианесущих крейсеров (ТАВКР), которые на тот момент для руководства флота были в приоритете. Споры продолжались вплоть до развала Союза, когда флоту стало уже ни до УДК, ни до ТАВКР.

Судьба «Анадыря»

И все же пару проектов, отвечающих мировым судостроительным тенденциям, во времена СССР смогли довести до ума. Один из них — проект 1174 шифр «Носорог». Он соединил в себе отчасти и БДК и десантный вертолетоносец. До начала 90-х годов флот успел получить три «Носорога». Для того времени это были суперсовременные «десантники», водоизмещением 14 тыс. тонн, способные доставить на берег 500 бойцов, 50 танков или 80 бронетранспортеров.

Для высадки морской пехоты «Носорог» имел носовые аппарели. В носовой части располагался танковый трюм длиной 54 м, шириной 12 м и высотой 5 м. В корме судна имелась доковая камера длиной 75 м, шириной 12 м и высотой 10 м, где умещалось либо шесть десантных катеров проекта «Акула», либо три катера на воздушной подушке «Кальмар» и «Серна».

На четырех вертолетных площадках «Носорога» размещались транспортно-боевые вертолеты Ка-29. Корабль имел пушечное и ракетное вооружение, причем более мощное, чем его западные аналоги. «Носорог» фактически опередил время, став прообразом современных УДК.

Правда, служба их была короткой. После конца Союза и последовавшей за ним деградации флота один «Носорог» был списан, а два других законсервированы. Позже шли разговоры об их восстановлении и модернизации, после чего они могли бы, не подходя к берегу, выбрасывать десант из 1000 морских пехотинцев с тяжелой техникой. Однако все эти планы кончились лишь разговорами.

Другим интересным «десантником» советского времени стал «Анадырь» — единственный корабль проекта Р-756. Он был сконструирован по принципу контейнеровоза. Его заказали в Финляндии под видом гражданского грузового судна, всячески скрывая истинное военное назначение. Хотя, конечно, исполнителю было понятно, что двигатели, которые позволяют кораблю идти со скоростью в 21 узел (39 км/ч), предназначен явно не для коммерческого использования. Стоимость постройки оценивалась примерно в $50 млн.

В 1990 году Северным морским путем «Анадырь» отправили на Тихоокеанский флот. А уже в 1994 году под видом несения боевой службы в Баренцевом море «Анадырь» вышел из Владивостока и пришел в испанский порт Эль-Феррол, где за $21,3 млн его продали фирме «Анадырь ЛТД». Позже, в 2003 году, за продажу «Анадыря» Московский гарнизонный военный суд приговорил контр-адмирала Юрия Кличугина к 4,5 года лишения свободы.

Возрождение. Начало

Когда в начале прошлого десятилетия процесс деградации нашего ВМФ приостановился и флот начал постепенно возрождаться, в качестве приоритетной встала задача строительства БДК нового поколения. Но с развалом СССР, ликвидацией Варшавского договора и Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) были утрачены и многие компетенции в судостроении: польский Гданьск, судоверфи в Лиепае и Николаеве — все это в одночасье стало заграницей.

К тому времени в России осталось не более 20 десантных кораблей в возрасте 20–30 лет, в основном польской постройки. Из-за польского происхождения, кстати, флот испытывал большие проблемы с запчастями и ремонтом.

С тех пор ситуация лишь усугубилась. Сегодня большинство БДК относится к «предпенсионному» возрасту. Им всем за 40, а некоторым — и за 50.

Ясно, что стареющим БДК нужна замена. Началось строительство БДК нового проекта 11 711. Первым кораблем этой серии, который вошел в состав флота в 2018 году, стал БДК «Иван Грен». Строительство его затянулось почти на 20 лет. На борту умещается два вертолета — либо транспортно-боевые Ка-29, либо поисково-спасательные Ка-27. В перспективе может на нем базироваться и новейший ударный палубный вертолет Ка-52К «Катран».

В строительстве корабля использованы современные технологии малозаметности, новые технические решения и материалы. Особое внимание уделено условиям размещения экипажа и десантников. Оборудованы комфортабельные каюты. Есть даже тренажерный зал.

Второй корабль проекта — «Петр Моргунов» — в этом месяце выходит в море. Проекты еще двух таких же БДК «Владимир Андреев» и «Василий Трушин» были доработаны с учетом анализа эксплуатации головного корабля «Иван Грен». Их строительство началось весной этого года. В состав флота они войдут к 2025 году.

Однако военные моряки всегда помнили, что проект 11 711 изначально предполагал строительство БДК класса «река–море», которые должны были проходить через шлюзы системы внутренних водных путей России. А для проведения крупных морских операций требуются универсальные десантные корабли (УДК) другого класса.

«Идеологических ограничений» на их строительство не было. А вот технологических — хоть отбавляй. Отсюда, кстати, и родилась в 2008 году весьма спорная тема покупки французских вертолетоносцев «Мистраль».

Как известно, по политическим соображениям эта сделка все же сорвалась. Но Россия не осталась внакладе, получив техническую документацию на этот проект и даже некоторый опыт постройки фрагментов конструкции вертолетоносцев. Строились кормовые части в Санкт-Петербурге, а затем для сборки отправлялись во Францию.

После разрыва этого контракта многим стало ясно, что без собственного судостроения все же не обойтись. В результате на форуме «Армия-2015» был впервые представлен макет нового российского УДК «Прибой», который ряду экспертов сильно напомнил советский проект «Носорог», столь опрометчиво списанный и забытый.

Правда, в отличие от «Носорога», на палубе которого размещалось всего 4 вертолета, «Прибой» несет 16 вертолетов Ка-29, Ка-52К, Ка-31. Строить новые российские УДК будут в Крыму, в Керчи.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.