Есть контакт: история применения электричества в стрелковом оружии

Есть контакт: история применения электричества в стрелковом оружии

В нашу высокотехнологичную эпоху электроника используется в конструкциях ручного стрелкового оружия на удивление нечасто
M61 Vulcan.
© wikipedia.org
В нашу высокотехнологичную эпоху электроника используется в конструкциях ручного стрелкового оружия на удивление нечасто
' + '' + ' ' + ''+ ' M61 Vulcan.
08 января 2019, 06:46
Реклама

Основных направлений в разработках оружейных инженеров два: патроны с электрическим капсюлем-воспламенителем и электрические ударно-спусковые механизмы. «Армейский стандарт» изучил историю вопроса и перспективы.

Внешне электрический боеприпас чаще всего не отличается от обычного — с традиционным ударным воспламенением. Лишь его капсюль представляет собой нить накала, помещенную в колпачок с пиротехническим составом. Одним контактом этой нити является металлический «пятачок» на капсюле, другим — корпус гильзы. После того как патрон или снаряд дослан в патронник, на контакт затвора, касающийся «пятачка», подается электрический импульс, и происходит выстрел.

Ранние образцы использования электровоспламенителей в сфере оружия были замечены еще в Первую мировую. Например, в немецком пехотном миномете системы «Депаттре» образца 1915 года мина с электрокапсюлем «накалывалась» на подключенный к батарее электроконтакт в донной части ствола.

Главное достоинство стрелковых систем с электровоспламенением — повышенная надежность и скорострельность. Это особенно ценно для автоматического вооружения. Поэтому наибольшее распространение такая схема получила в авиационных и корабельных пушках и зенитных установках во время Второй мировой. Электрическое воспламенение часто совмещалось с электромеханическим (а иногда гидравлическим) перезаряжанием и вращением револьверного блока стволов с помощью электродвигателя.

Характерные примеры — авиационный пулемет MG-131, использовавшийся Люфтваффе, или американская пушка M61 Vulcan, работающая по системе Гатлинга. Еще одна сфера использования электрической инициации выстрела — работа авиационных противоракетных систем АСО. В таких системах применяются кассеты, снаряжаемые десятками патронов с электрокапсюлем. Оснащенный ими самолет или вертолет выстреливает в воздух облако горящих пиротехнических шашек — ложных тепловых целей-ловушек для создания помех ракетам с тепловыми системами наведения.

С 50-х годов ХХ века во многих странах начались разработки так называемых безгильзовых боеприпасов. Выгоду видели в уменьшении стоимости и массы патронов, имевших огромное значение при крупномасштабных военных действиях. Безгильзовые боеприпасы представляли собой пороховой заряд, спрессованный в форме гильзы с «вклеенной» в нее пулей с одной стороны и «таблеточкой» чувствительного к удару пиротехнического состава в роли капсюля — с противоположной. При выстреле патрон, по сути, сгорал полностью: экстрагировать из патронника было нечего, сразу подавался следующий.

Экспериментов и тестов проводилось немало, но к началу 90-х едва ли не единственным подобным серийным оружием стала винтовка VEC-91 калибра 5,7 мм австрийской марки Voere. Довести конструкцию до устойчиво и относительно надежного функционирования удалось благодаря применению электровоспламеняемого капсюля. Все прежние изобретения в этой области использовали капсюль ударного типа. Удивительно, что выглядела VEC-91 внешне совсем не футуристично — обычная винтовка в деревянном ложе и с болтовым затвором. Перезаряжалась она вручную, традиционным способом, но внутри затвора отсутствовал ударник: вместо него затвор оснащался подпружиненным электроконтактом.

Отдавая должное талантливым оружейникам, стоит отметить, что популярной винтовка так и не стала, оставшись «нишевым» коммерческим продуктом и платформой для тестирования компанией новых технологий. К примеру, несколько лет назад Voere анонсировала еще одну экспериментальную модель, у которой вместо электроконтакта, поджигающего капсюль, применяется… луч полупроводникового лазера.

В 2000 году всплеск интереса к «электрооружию» возник и за океаном — благодаря появлению винтовки EtronX от Remington. Новинка технически и внешне копировала знаменитую модель Remington 700 в версии с 26-дюймовым стволом в пластиковом ложе, но отличалась начинкой: традиционный ударно-спусковой механизм был заменен нежной высокочувствительной кнопочкой, касание которой не вызывало ни малейшего сотрясения высокоточного оружия. Питалась электронная схема от 9-вольтовой батарейки, известной у нас как «Крона».

Дабы сделать новинку «ближе к народу» и более продаваемой, было решено не придумывать для нее необычные форматы боеприпасов и новые калибры, а использовать пару-тройку давно существующих на рынке массовых патронов известных калибров. Таких, к примеру, как .243 Win. Вместо обычного капсюля ударного воспламенения в них устанавливался электрический капсюль Etron. Небольшими тиражами выпускались уже готовые «электрические патроны», а также отдельно продавались электрокапсюли — те, кто снаряжал патроны самостоятельно, могли использовать гильзы от обычных .243 Win, из которых просто выбивался стреляный капсюль классической конструкции и запрессовывался электрический.

Однако и EtronX потерпела фиаско на рынке. Продажи были прекращены через три года. Достаточно быстро свернулся также выпуск патронов и капсюлей. Собственно, изначальный дефицит боеприпасов во многом и отталкивал потенциальных покупателей: преимущества электрического спуска были очевидны далеко не всем, новую нишу в плане калибра винтовка не заняла, и серьезная экосистема «патрон-оружие» так и не сформировалась.

Удивительным примером «электрооружия» являлся российский газовый пистолет-пулемет (!) «Айсберг» ГМС-710, разработанный одноименной московской компанией в конце 90-х годов. Этот «гаджет» (а назвать его иначе язык не поворачивается) можно было бы счесть курьезом из серии «Инженеры шутят». Однако шуткой он не являлся: в конце 90-х опытные образцы ГМС-710 «вживую» видели посетители оружейных выставок и специалисты оружейной отрасли.

С технической точки зрения ГМС-710 представлял собой… автоматическое газовое оружие, для которого использовались разработанные «Айсбергом» 9-мм газовые патроны с электрокапсюлем. Подвижной механики устройство фактически не имело. 24 патрона устанавливались в корпус оружия вертикально, то есть перпендикулярно оси ствола. Такая конструкция полностью исключала возможность криминальной переделки оружия под стрельбу боевыми патронами. Проще было, наверное, заставить стрелять кофемолку.

Поочередно воспламеняясь по команде от электронного контроллера, работающего на сменной батарейке, патроны срабатывали очередями, выбрасывая облака газа в общий газовый ресивер, а из него — в ствол. Скорострельность, по словам разработчиков, достигала 800 выстрелов в минуту. В торце, обращенном к стрелку, располагался двузначный цифровой дисплей, показывающий количество оставшихся зарядов. Легкости и непосредственности творческой мысли инженеров «Айсберга» можно было только позавидовать, но ввиду запредельно необычной концепции и совершенно непонятной рыночной ниши для него серийный выпуск «газового автомата» так и не состоялся.

Ну и, разумеется, нельзя не упомянуть о едва ли не единственном в мире — и уж точно в России — по-настоящему массовом примере использования патронов с электрическим воспламенением в короткоствольном стрелковом оружии. Таковым является старейший российский травматический пистолет-дерринджер «Оса». «Осиные» патроны оснащены электрическими капсюлями-воспламенителями. Нажатие спускового крючка приводит в движение шток магнитно-импульсного генератора, продольный ход которого порождает единоразовый импульс тока. Кстати, генератор тока в «Осе» взят от типового армейского взрывного устройства разгрузочно-натяжного принципа действия ВУК-2!

Говоря о чисто электрическом оружии, без движущихся частей в ударно-спусковом механизме и с особыми патронами с электровоспламенением (тем более — безгильзовыми), надо отметить, что время их по-настоящему широкого распространения, видимо, еще не пришло. Более востребованным оказался, на первый взгляд, весьма примитивный вариант использования электричества в ручном стрелковом оружии. А именно: электрический спуск, имплантированный в традиционный ударный механизм для стрельбы патронами с обычными капсюлями. В этом варианте спусковой крючок не приводит в движение физические тяги куркового механизма, а нажимает на крошечную кнопку, аналогичную тем, что регулируют громкость на вашем смартфоне. Но кнопочка не посылает зажигающий импульс на электрокапсюль, как VEC-91 или EtronX, а дает команду соленоиду — электромагниту с подвижным сердечником. Его перемещение освобождает шептало предварительно взведенного вручную курка. Курок, в свою очередь, разбивает капсюль обычного патрона. Такая механика позволяет обеспечить оптимальный контроль оружия во время выстрела, с идеально прогнозируемым и легко регулируемым ходом спуска и усилием. И при этом нет нужды в поиске особых боеприпасов!

Подобные решения появились несколько десятков лет назад и распространены в стрелковом спорте. Сегодня «на электричестве» работают многие спортивные пневматические и огнестрельные малокалиберные пистолеты: Walther SSP-E, Steyr LP-10E, Morini CM162EI и целый ряд других. К примеру, в целевых пневматических пистолетах известной итальянской компании Morini двух «мизинчиковых» батареек хватает приблизительно на 35 тысяч выстрелов!

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.