Мастера воздушных боев

Мастера воздушных боев

Авиационный полк особого назначения
© Фото автора
Авиационный полк особого назначения
15 апреля 2019, 12:32
Реклама

Есть в составе Воздушно-космических сил России необычная авиачасть. Это базирующийся в Липецке 968-й Севастопольский краснознаменный, ордена Суворова исследовательско-инструкторский смешанный авиаполк. Только в нем встретишь сразу истребители, штурмовики и фронтовые бомбардировщики всех новых модификаций, что стоят на вооружении наших ВКС. Задача асов полка — учить воевать самолеты, вырабатывать новую тактику воздушного боя. Корреспондент «Армейского стандарта» увидел, как куется в ходе учебы летное мастерство.

Школа летного мастерства

В последние годы военная авиация России массово перевооружается. Ежегодно десятки новых боевых самолетов пополняют авиационные части, дислоцированные на западе, востоке, юге и севере. Но получить новейшую технику от промышленности — это полдела. Главное — освоить все ее возможности, научиться на ней воевать и побеждать. Вот для этого и нужны такие части, как 968-й исследовательско-инструкторский авиаполк.

Его летчики первыми после испытателей Ахтубинского ГЛИЦа — летно-испытательного центра — осваивают новейшие истребители, штурмовики и фронтовые бомбардировщики. И не просто осваивают, а исследуют все боевые и пилотажные возможности, проверяют в деле на полигонах все виды вооружения, тестируют оборудование на всех режимах полета, днем и ночью, в простых и сложных метеоусловиях. Отрабатывают групповое взаимодействие и новые виды элементов воздушных боев.

В Липецке учатся использовать самолет по максимуму, во всем диапазоне его возможностей. Результаты этой работы потом обретают форму инструкций и методических рекомендаций, которые становятся руководством к действию для сотен и сотен строевых военных летчиков.

Осваивать эту теорию на практике летному составу фронтовой авиации помогают те же липецкие асы, которые в качестве инструкторов обучают коллег из других полков. Именно в Липецк на сборы приезжают все командиры авиаполков и дивизий оперативно-тактической авиации.

Стоит ли удивляться тому, что в Липецке количество асов, летчиков высшей квалификации, практически совпадает со штатной численностью летного состава. Летчиков «так себе» здесь не может быть по определению.

Мастеров воздушного боя и точных бомбометаний сюда не переманивают из других мест. Нет, готовят сами. И не только для себя. Замкомандира авиаполка по военно-политической работе, военный летчик 1-го класса подполковник Алексей Куракин привел такой пример. Лет 10–15 назад известный ас Александр Харчевский, который тогда возглавлял Липецкий центр боевого применения ВВС, набрал с десяток выпускников летных училищ и сказал: будем готовить из них командиров полков.

Главная проблема тогда была обеспечить нужный налет для повышения классности молодых летчиков — вплоть до 1-го класса. Военные летчики такой квалификации могут выполнять боевые задачи на самолетах днем и ночью, при любой видимости. Топлива тогда не хватало. Исправных самолетов тоже. Но для новобранцев постарались найти ресурсы. Опытные летчики успели передать им все свои знания. И вот теперь из того авиаотряда один командует полком в крымском Бельбеке, второй — в Липецке. Еще двое руководят структурами Липецкого центра ВКС, трое — заместители командиров полков.

Так что эксперимент удался. Командование полка убеждено: в Липецке асов готовят не для себя, а для страны.

Сейчас, кстати, в полку активно готовят очередную партию молодых летчиков. Лучшие из лучших попадут в пилотажную группу «Соколы России». Она создана из местных асов по инициативе того же Александра Харчевского.

— Туда не так просто попасть, отбираем наиболее опытных летчиков, — рассказывает Алексей Куракин. — Сейчас готовим капитана Виталия Сорокина. Он летает на Су-35. Почему выбрали его? Потому что летчики-инструкторы с ним полетали, в том числе в составе пар, звеньев, в сомкнутых порядках, и поняли, что он более устойчив в строю. Ему лучше поддается техника пилотирования. Он не дергается, выдерживает заданные режимы лучше, чем все остальные.

По словам замполита, за плечами которого, кстати, боевая работа в Сирии, универсальных летчиков, умеющих одинаково хорошо и крутить воздушные бои, и точно бомбить, и пилотировать в плотном строю, не так много. Один хорош в своем деле, другой — в своем. Эти особенности подчиненных командиры в полку отлично знают.

Полеты начинаются на земле

Важный элемент подготовки военного летчика — электронный тренажер. Если реальных летных смен в полку в неделю 3–4, то тренажеры Су-30СМ, Су-34 или Су-35 не пустуют ни единого часа. Недавно назначенный заместитель командира полка по летной подготовке военный летчик 1-го класса подполковник Павел Маклаков говорит, что за время его службы в полку тренажерная техника качественно изменилась.

— Если взять тренажер, на котором я начинал, и современные тренажеры — они совершенно разные, — говорит Павел Маклаков. — Хотя прошло всего 12 лет, но произошел качественный скачок. Сегодня это практически полная имитация полета, 3D-сфера, отличная визуализация. Тренажеры позволяют имитировать применение любых авиационных средств поражения, во всех условиях и с любых высот.

Инструктор может задать обучаемому в кабине тренажера летчику, к примеру, любые погодные условия для отработки посадки, назначить различные цели для бомбометания с разных высот или организовать виртуальный воздушный бой с чужим истребителем. Есть специальная программа для отработки действий при дозаправке самолета в воздухе от танкера.

Это одна из самых сложных пилотажных задач: на скорости в 600 километров в час летчику надо «вдеть нитку в иголку» — попасть заправочной штангой в конус на конце шланга от танкера. А потом в течение десятков минут четко держать скорость, интервал и дистанцию, чтобы сцепка «танкер–самолет» не разорвалась.

По словам Павла Маклакова, особая ценность электронного помощника инструктора — в возможности отработки действий летчика в экстремальной ситуации, при пожаре двигателя или отказе системы управления, пилотажно-навигационного оборудования. Такие сценарии в реальном учебном полете не разыграешь. Тренажер же позволяет научить летчика быстро, грамотно и правильно действовать в любой ситуации.

С другой стороны, разработчикам самолетных тренажеров есть еще куда стремиться. К примеру, пока нет комплексных электронных тренажеров для розыгрыша групповых воздушных боев с современными иностранными истребителями.

Справка «АС»

В составе 968-го смешанного авиаполка четыре эскадрильи:

1-я — истребители Су-27 всех модификаций, Су-30СМ, Су-35.

2-я — истребители МиГ-29 и его модификации — МиГ-29СМ, МиГ-29СМТ.

3-я — фронтовые бомбардировщики Су-24, многоцелевые самолеты Су-34.

4-я — штурмовики Су-25 всех модификаций.

Отдельный авиаотряд, в который входят военно-транспортные самолеты Ан-26 и вертолеты Ми-8 нескольких модификаций, в том числе новейшие Ми-8МТШ.

Большинство липецких асов освоили самолеты нескольких типов. К примеру, Алексей Куракин после Су-27 одним из первых пересел на Су-35. Другие одинаково хорошо знают Су-30СМ и Су-35. Правда, есть ограничения по безопасности полетов. Например, нельзя в один и тот же день садиться в кабину истребителей разного типа. Чтобы летчика «не заклинило» при работе с системами управления. Все же они различаются и реагируют по-иному.

Павел Маклаков считает, что 968-й полк предоставляет летчикам уникальные возможности для освоения новой техники:

— Например, летчик освоил самолет одного типа, приходит к нам в часть, видит другой самолет, появляется цель попробовать что-то новое в профессиональном плане. Поэтому у нас некоторые летчики летают на всех истребителях, начиная от «мигов» и кончая «сухими» последних модификаций. То есть полк позволяет осуществить мечту — летать на нескольких типах одновременно.

Ближний воздушный

Фирменная фишка липецкой летной школы — умение крутить ближние воздушные бои. В этом, пожалуй, местным асам равных нет. Об этом говорят, к примеру, результаты конкурсов «Авиадартс» в рамках Армейских игр.

Кстати, летчики из Китая, которые вместе с нашими участвуют почти во всех авиационных конкурсах, включать ближние бои в программу соревнований отказываются. Видимо, из-за того, что реально оценивают возможности наших асов.

Летное мастерство асы из Липецка демонстрируют во время международных учений. Например, в Индии или Сербии.

Казалось бы, с появлением радаров, способных увидеть воздушного противника за сотни километров, а также дальнобойных ракет класса «воздух–воздух» ближний воздушный бой не так актуален. Но липецкие асы считают по-иному.

По их мнению, в современной воздушной войне боевая авиация ведущих стран будет массированно применять средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и подавления. В этих условиях эффективность дальнобойного оружия может сильно снизиться. И значит, бороться за господство в воздухе придется на ближних дистанциях.

Оружие дальнего боя, считают они, понадобится в войне с противником, не имеющим достойных средств РЭБ.

Высшая форма летной подготовки липецких асов — групповой воздушный бой. Высшая квалификация — групповые действия во всех погодных условиях.

Пары истребителей крутят их в зоне размером примерно 20 на 40 километров. Одна группа занимает зону раньше, организуя дежурство в воздухе. Задача противника — незаметно «подкрасться», чтобы первым атаковать. Победил тот, кто первым выполнил пуск.

Для объективной оценки на самолетах стоят цифровые записывающие устройства. Они фиксируют время, когда самолет противника оказывается в электронном прицеле, а система подготовки оружия выдает команду «Пуск разрешен».

Сирийский опыт

Почти все асы липецкого авиаполка побывали в составе российской авиагруппы в Сирии. Иначе и быть не могло. Во-первых, это элита российской военной авиации. А во-вторых, кому же, как не им, проверять на практике рекомендации по тактике действий авиации.

В боевых условиях летчики тестировали самолеты. Выявляли сильные и слабые места. Данные обобщались и передавались в авиапром, в том числе для устранения недостатков.

Тактика боевых действий рождалась исходя из условий. К примеру, самолеты редко выполняли задачи на высотах ниже 2000 метров, в зоне уязвимости от переносных зенитных комплексов террористов.

Особая забота — действия соседей, авиации проамериканской коалиции, действующей в Сирии и Ираке. После гибели военного летчика Олега Пешкова, чей Су-24 был коварно сбит турецким истребителем, наши истребители Су-30СМ и Су-35 активно прикрывали бомбардировщики.

Обычно пара этих самолетов, крутя «восьмерки» на встречных курсах и обмениваясь информацией, видит все вокруг в воздушном пространстве на 360 градусов в радиусе 400 километров. Если чужой самолет приближался к прикрываемой зоне, его ставили на сопровождение радарами прицельной системы. Как правило, после этого цели быстро «отваливали» — прятались за горами или уходили восвояси.

Прошли проверку и самолетные системы радиоэлектронной борьбы. К примеру, были попытки ставить помехи нашим Су-35, но эти самолеты спокойно отстраиваются от всех помех, при этом сами еще могут мешать остальным.

В сирийских условиях подтверждена возможность новейших российских авиакомплексов работать в режиме онлайн, то есть оперативно реагировать уже в полете на вновь выявленные цели. Раньше такими способностями обладали только ВВС США, стран НАТО или Израиля. Теперь так можем и мы.

В сирийских условиях испытаны не только летные экипажи, но и наземные службы. В период, когда авиагруппа работала с полным напряжением, выполняя более 100 вылетов в сутки, специалистам инженерно-авиационной службы и батальона радиотехнического обеспечения приходилось выдерживать немалые нагрузки. Люди выдержали все. Даже работу в жару под 50 градусов.

***

Оценивая уникальный характер 968-го исследовательско-инструкторского смешанного авиационного полка и ход боевой учебы в нем, военный эксперт, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский, недавно побывавший в липецкой части, сказал:

— Недавно в Интернете прочитал материал о якобы «предынфарктном» состоянии с кадрами ВВС — как летными, так и техническими. Любой непредвзятый человек, познакомившись, к примеру, с ходом летной учебы в липецком авиационном полку, поговорив с летчиками, инженерами, техниками, убедится, что материал тот фейковый. Видимо кто-то экстраполировал свои личные проблемы на все ВВС. На практике люди много работают, имеют возможность расти по службе и в личностном плане. Для тех, кто проявляет умение, инициативу, летный талант и командирское мастерство, открыт магистральный путь быстрого служебного роста.

Да, с военных многое и спрашивается, а военная служба далеко не сахар, как и было во все времена. Военная служба — это каждый день испытание. Сильные не гнутся, слабые ломаются.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.