Африн: «Оливковая ветвь» войны

Африн: «Оливковая ветвь» войны

Чем разрешится турецко-курдское противостояние в сирийском городе
© Фото из архива автора
Чем разрешится турецко-курдское противостояние в сирийском городе
17 мая 2018, 14:08
Реклама

Четыре месяца назад Турция начала операцию против сирийских курдов в Африне, назвав ее «Оливковая ветвь». Подсчитать количество погибших и раненных в ходе этой операции пока невозможно. Официальные цифры с обеих сторон сильно разнятся. После ожесточенных боев и бомбардировок Турция подняла свои флаги над административными зданиями Африна. Курдские отряды самообороны вынуждены были сдать боевикам город. Как оборонялись жители и как живут сейчас, узнал у них корреспондент «Армейского стандарта».

Военная зима 2018 года запомнится жителям Африна надолго. Несколько месяцев шли ожесточенные бои. Мирные жители скрывались в подвалах — выйти на улицу получалось нечасто из-за постоянных бомбежек. К середине февраля большую часть города превратили в развалины. Местные лишились последних укрытий. В вооруженном противостоянии курды остались в меньшинстве. Турки и протурецкие боевики обрушили на сопротивляющихся всю мощь артиллерии. Тем не менее легкой победы у них не получилось.

Курды в Сирии — крупнейшее этническое меньшинство, примерно 2,5 миллиона человек. Они компактно проживают в основном на севере страны, вблизи турецкой границы. Один из самых больших населенных пунктов там и есть Африн. Не все курды исповедуют ислам. Есть среди них и езиды, и зороастрийцы. Приверженцы ИГ (запрещена в РФ) считают последних идолопоклонниками, которые подлежат насильственной исламизации, а при неподчинении — уничтожению. Судьба курдов-мусульман (Африн и близлежащие деревни населены в основном курдами-мусульманами суннитского толка) тоже была незавидна при власти ИГ. Поэтому, когда боевики пришли на их землю, выбор у курдов был невелик. После начала операции ВКС России в Сирии совместно с курдами было проведено несколько успешных операций против террористов. В Африне же обосновалась наша военная полиция и военные наблюдатели.

Однако в январе 2018 года ситуация поменялась. 19 января начался вывод нашего контингента из города. По оценкам экспертов, это произошло из-за того, что курды Африна отказались подчиниться Дамаску. США тоже предпочли остаться в стороне от турецко-курдского противостояния. 20 января президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган объявил о начале операции «Оливковая ветвь».

Вначале авиация Турции работала в зоне проведения операции дважды в день. Протурецкие боевики активно наступали и продвигались к Африну, попутно захватывая села в окрестностях города. Постепенно жители соседних населенных пунктов стали стекаться в город. Заходить в Африн боевики не очень спешили, боясь увязнуть в городских боях. Город начали массированно обстреливать и бомбить. Только в первый день операции самолеты Турции совершили свыше 70 вылетов. Били обычно после захода солнца. Начинали в 4–5 вечера и продолжали до глубокой ночи.

Для гражданского населения турки организовали лагерь беженцев в деревне Азаз. Местные его не особо жаловали, предпочитали подвалы, лагерь пустовал.

— Люди сбежали из Держмеля в Говоло (небольшие населенные пункты около Африна. — «АС»). Их было около 20 человек, все они жили в одном месте. А потом был обстрел: у нас 7 раненых, погибших — 10–15, в том числе трехмесячный ребенок. Мы не знаем точно, сколько убито. Трупы все изуродованы, руки-ноги оторваны. Мы не могли посчитать, — рассказала местная жительница Анжела.

По рассказам местных жителей, к 25 января убитыми числилось около 40 человек, раненых было больше сотни. Лекарств в госпитале почти не осталось.

В феврале курдские отряды, разбросанные по всей территории Сирии, потянулись на помощь к своим землякам в район Африна. Сирийцы свободно их пропускали по собственной территории. К началу февраля в кантон удалось перебросить несколько сотен бойцов, которые были распределены на блокпосты. Однако кардинально переломить ход боевых действий не получалось. К середине февраля курды потеряли более 10% своей территории. Потери противника — один танк и один вертолет.

Страдания местных жителей усиливались. Старики, женщины и дети прятались в подвалах, кто мог держать оружие — воевали. Как рассказывали очевидцы тех событий, турки бомбили в основном гражданские объекты, пытаясь максимально разрушить инфраструктуру. Так, под обстрел попала птицефабрика, погибли две семьи, которые жили возле нее, и несколько девушек-работниц.

Все, с кем удавалось поговорить в те дни, были единодушны: «Мы отсюда не уйдем; чтобы зайти в Африн, Эрдоган сначала должен будет убить всех нас».

Официальной армии у курдов нет. Есть только отряды народной самообороны (YPG, Пешмерга), которые больше похожи на партизанские отряды. Местное население здорово им помогает. Отсюда стратегия турков: они старались выжить из города добровольных помощников ополчения. Если уходят местные, то воевать курдским отрядам становится много сложнее.

К концу февраля счет убитых и раненых пошел на сотни. Госпиталь Африна прекратил принимать раненых средней тяжести. В городе была настоящая гуманитарная катастрофа.

— Нам больше всего жалко детей, — рассказывала Анжела. — У нас ужас, они очень страдают.

Курды и сирийская армия попробовали договориться. Курды были готовы пойти на уступки и подчиниться Дамаску в обмен на защиту. Но Турция не позволила реализоваться этим планам, нанеся удар по проправительственным силам, которые выдвинулись на помощь курдам в район Африна. Колонну Сил национальной обороны разбили. Турки и боевики продолжили наступать на город.

Справка «АС»

Силы национальной обороны — созданные по инициативе сирийского правительства добровольческие военизированные формирования. Входят в состав вооруженных сил Сирии.

В начале марта под контроль турецких сил перешло около половины территории кантона, в том числе два стратегически важных города — Раджу и Джандарис. По сути, с захватом этих городов пути к Африну с северо-запада и юго-запада оказались отрезанными. Сирийская армия в Африне так и не появилась. Мирные жители оказались блокированы в развалинах собственного города.

— Женщин и детей никто не вывозил. Им никто не предложил помощи, — рассказал «АС» сириец, близкий к правительственным силам. — Они никому оказались не нужны. Вывезти их можно было. Дорога на Алеппо еще была открыта.

Данные о количестве убитых и раненых по-прежнему сильно разнились. Турки говорили, что потери с их стороны не превысили 40 человек, а курды якобы потеряли более 2 тысяч человек. При этом непонятно, учитывали ли в этих двух тысячах гражданское население.

К середине марта бои вышли уже на окраины Африна. Авиаудары и обстрелы не прекращались. Кольцо вокруг города сжалось, и вскоре он пал фактически без городских боев. 18 марта Турция объявила о полном контроле над Африном. В своем заявлении после взятия города Эрдоган пообещал, что будет вести борьбу в Сирии «пока не ликвидирует террористический коридор, который проходит через Манбидж, Кобани, Телль-Абьяд, Рас-эль-Айн и Камышлы». То есть под свой контроль Турция планирует забрать практически весь север Сирии.

В Африн вошли подконтрольные Турции боевики.

— Сейчас «зеленые» (так местные называют протурецких боевиков. — «АС») устроили настоящий геноцид, — рассказал участник событий. — В городе грабежи, мародерство, расстрелы. Турция вроде бы ни при чем. Ведь боевики все делают за нее. Сирия не пытается вмешаться в ситуацию. То ли оттягивать контингент с более сложных направлений не хочет, то ли в политическом плане считает, что с Турцией пока не время выяснять отношения. Говорят, американские советники, которые работали с курдами в других регионах, настоятельно не рекомендовали им идти на помощь курдам Африна.

Эрдоган между тем не спешит передать освобожденный от ИГ город под юрисдикцию Сирии. Аргументирует это тем, что Турция подождет «политической» стабильности в арабской республике. Взятие под контроль Африна фактически дает Турции контроль над половиной сирийско-турецкой границы (около 400 километров из 911). Это дает Эрдогану дополнительные очки при обсуждении с Россией и Ираном политического будущего Сирии.

18 апреля на саммите Лиги арабских государств страны-участницы призвали Турцию вывести войска из Африна и уважать территориальную целостность арабской страны. Однако пресс-секретарь МИД Турции Хами Аксой заявил, что Турция борется с «террористической организацией» и это является лучшим показателем того, что «операция направлена на сохранение политического единства и территориальной целостности этой страны». О том, что на самом деле происходит в несчастном городе, «АС» рассказали его оставшиеся в живых жители.

— Мы почти не выходим из домов, опасаясь, что нас убьют, — рассказывает местный житель, просивший не называть его имени.

Трагедия Африна — лишь эпизод в трагедии сирийского народа, атакованного самыми радикальными террористическими группировками и раздираемого внутренними противоречиями. Когда придет прочный мир на эту землю, пока не скажет никто. Хочется, чтобы это произошло как можно раньше.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.