Российская армия пересядет на «Торнадо»

Российская армия пересядет на «Торнадо»

Военный автопарк: на марше модернизации 
© mil.ru
Военный автопарк: на марше модернизации 
28 мая 2018, 12:27
Реклама

Основа высокой мобильности российских Вооруженных сил — автомобильные войска — в последние годы активно перевооружаются вместе со всей армией. Накануне Дня военного автомобилиста, отмечаемого 29 мая, начальник Главного автобронетанкового управления министерства обороны РФ генерал-лейтенант Александр Шевченко рассказал «Армейскому стандарту» о новинках военной автомобильной техники и о труде военного водителя. 

— Александр Александрович, что такое современные автомобильные войска?

— Если коротко, то это — основа высокой мобильности, подвижности Вооруженных сил. О значении мобильности в современной, очень маневренной, динамичной войне, думаю, говорить не надо. Войска, резервы и необходимые материально-технические запасы нужны в указанном месте точно в срок, без опозданий. И это должны обеспечить во многом именно автомобильные войска. 

В некоторых видах и родах войск до 90–95% вооружения и военной техники, включая все подвижные ракетные комплексы и системы ПВО, установлены на автомобильных платформах. В некоторых войсках этот показатель доходит до 99%. Управляют автомобилями различного класса и назначения военные водители или механики-водители. 29 мая — их профессиональный праздник.

В армии есть и абсолютно уникальные автомобильные подразделения. Например, батальоны многоосных тяжелых колесных тягачей, которые помогают войскам решать оперативно-тактические задачи и действуют в интересах крупных группировок. На тягачи загружается тяжелая боевая техника. Подразделения совершают очень длительные марши. В сутки могут пройти до тысячи километров. В каждом таком подразделении порядка ста тягачей. Кстати, управляют ими только военнослужащие контрактной, а не срочной службы. У них водительская категория самая высокая — «Е». Это высоко подготовленные профессионалы. 

— Есть у нашей армии такая автотехника, которой нет ни в одной армии мира? 

— Конечно, есть. Например, не имеющие аналогов в мире мобильные ракетные комплексы «Тополь» и «Ярс» перемещаются на специальном колесном шасси. Масса восьмиосной пусковой установки «Ярса» вместе со стратегической ракетой составляет около 100 тонн. Такого уж точно ни у кого нет. 

— Среди военных водителей много контрактников? 

— По решению министра обороны многие автомобильные подразделения, например, автомобильные батальоны бригад материально-технического обеспечения, автомобильные роты и батальоны материального обеспечения, автомобильные подразделения боевых подразделений и частей, максимально комплектуются военнослужащими по контракту. И этот процент достаточно высокий. Есть подразделения, где контрактниками укомплектовано более 70–80% водительского состава. 

— Как становятся военным водителем? 

— Подготовка водителей — самой массовой военной автомобильной специальности — проходит в несколько этапов. Значительная часть военных водителей — выпускники автошкол ДОСААФ. Кто-то прошел перед армией самостоятельную подготовку в обычных автошколах. Человек, претендующий на должность младшего специалиста автомобильных войск, приходит в армию уже с определенным багажом знаний и подготовкой. Дальше его обучение продолжается уже в наших учебных центрах, которые готовят младших специалистов, водителей и механиков-водителей автомобилей. Учебные центры и подразделения есть во всех военных округах, видах и родах Вооруженных сил. Там готовят водителей на конкретную технику. Курс рассчитан на четыре месяца. Он очень интенсивный. Обучение — полный день. Это и теория, и практика, в том числе вождение. Завершается курс многокилометровым маршем. А потом — войска. Но и там, на службе, военные водители постоянно учатся. 

— С кадрами понятно, а как дела с автомобильной техникой? На параде 9 мая в Москве показали несколько новинок. Чем они примечательны? 

— Считаю, заслуживает внимания защищенные автомобили «Тайфун» производства КамАЗа и Урала. Это уникальные машины. Они появились не случайно, а как результат вдумчивой работы по изучению опыта боевых действий наших войск в Афганистане, в контртеррористической операции на Северном Кавказе. Сегодня эти машины проходят апробацию в боевых условиях в Сирии. Это те автомобили, которые создают условия для выполнения войсками боевых задач. Самая главная цель, которую мы ставили перед конструкторами этих машин, — максимально сохранить жизнь наших военнослужащих. 

Эта линейка автомашин развивается. В 2018 году впервые показан на параде «Тайфун», выполненный по колесной формуле 4х4 производства КамАЗ. Это двухосный грузовой автомобиль со всеми четырьмя ведущими колесами. Уникальная машина отвечает самым жестким требованиям Минобороны и получила очень высокую оценку при опытной войсковой эксплуатации.

Машина гарантировано обеспечивает защиту экипажа и десанта. Защищает людей от бронебойных пуль снайперской винтовки, подрыва мины или спрятанного на обочине самодельного взрывного устройства эквивалентом до шести килограммов взрывчатки. «Тайфуны» предназначены в первую очередь для ведения разведки, наблюдения, сопровождения и охраны колонн. На базе этих машин будут изготавливаться системы вооружения, пункты управления, машины обеспечения. Они занимают нишу между боевой техникой и транспортными машинами, предназначенными для перевозки людей и грузов.  

Жизнь показывает, что нужны именно бронированные автомобили, особенно в тех регионах, где велика вероятность терактов и район боевых действий не имеет четких линий разграничения сторон. То есть когда враг может быть везде. 

— Как с другими качествами? 

— «Тайфуны» обладают очень высокой динамикой. Могут развить скорость до 125 км в час. Преодолевают глубокий брод. Проходимость на уровне лучших грузовых автомобилей. Способны передвигаться по бездорожью. Для колес придумана хитрая система защиты при пробитии резины пулей или осколком. В изучении, эксплуатации, обслуживании эта машина, конечно, сложнее, чем обычный грузовик. Поэтому разработана целая система подготовки водителей и обслуживающего персонала. Зато после обучения с ней справится обычный водитель. 

— Количество опций на военных машинах сопоставимо с тем, что имеются, например, в легковых иномарках? 

— Я бы так не ставил вопрос. Потому что каждый автомобиль для чего-то предназначен и в зависимости от этого комплектуется. Военный автомобиль любого назначения так же, как и гражданский автомобиль, который мы покупаем в автосалоне, может быть укомплектован любыми дополнительными системами, узлами, которые нужны для конкретных задач и условий эксплуатации. Например, если это седельный тягач, то, естественно, у него будет такое же оборудование, а может, еще и сложнее и серьезнее, чем у гражданского трейлера. На таких тягачах обязательно уже стоят элементы системы самодиагностики, усилители руля, кондиционеры, независимые сиденья. То есть все то, что мы привыкли видеть на хорошей гражданской машине. 

 — Когда вы заказываете разработку новой техники, закладываете требования комфортабельности, эргономичности? 

— А как вы думаете? Наши водители могут сутками находиться за рулем при выполнении боевых или учебных задач. И, конечно, водительское место должно быть удобным, практичным, комфортным, если хотите. Чтобы легче было переносить нагрузку. На этот счет, кстати, существуют жесткие требования ГОСТа. Военный автомобиль по эргономике не может быть хуже, чем гражданский. Все новые военные легковые автомобили уже имеют стандартный набор опций. В войска идут машины с независимыми сиденьями, регулируемыми пневмоподушками. На тяжелых машинах есть спальные места для водителей. На некоторых образцах автотехники стоят элементы бортовой информационной системы. Электроника подсказывает водителю не только, сколько топлива осталось в баках, но и его позиционирование с помощью встроенных систем навигации ГЛОНАСС, может автоматически передать информацию с одной машины на другую. 

— По машинам для Арктики удалось продвинуться? 

— Очень активно работаем. По решению министра обороны и Генштаба провели уже четыре исследовательских экспедиции в те широты. Цель — подтверждение правильности задаваемых характеристик, конструктивных решений, которые ранее использовались и которые мы хотим применить. Устроили экзамен на прочность всем автомобилям в арктическом исполнении еще советской разработки. Все проверили, посмотрели характеристики, как работают, сделали выводы. В большинстве случаев техника не подводила, честно отрабатывала положенное и характеристики подтвердила. Но время ставит новые задачи и выдвигает более высокие требования. Во-первых, к надежности узлов и агрегатов. Требуются другие решения в части энергообеспечения. 

Мы столкнулись с тем, что нам нужно по-другому решать вопрос с обеспечением работоспособности аккумуляторов и автономных источников питания при низких температурах. Нам нужны другие аккумуляторы, которые способны держать мощность при любом самом сильном морозе и выдавать те же параметры при минус 40 градусах. Он должен быть подогреваемым, малообслуживаемым и выдавать стабильные характеристики при любом морозе.

Это непростая техническая задача. И мы ее поставили перед промышленностью. Возможно, потребуется создание неких автоматических энергетических узлов, вспомогательных энергоустановок, как мы сейчас делаем на боевых машинах. Север требует сверхнадежной работы систем смазки, дополнительных систем обогрева, вентиляции, двойного остекления кабин. Даже размещение выхлопных труб пришлось менять. Иначе выхлопные газы от впереди идущей машины стоят столбом, кристаллизуются и образуют туман для следующей машины в колонне. В целом экспедиции прошли весьма успешно. По их итогам мы скорректировали требования, доработали машины и сейчас массово Вооруженные силы закупают, например, арктические двухзвенные тягачи. Очень хорошо себя зарекомендовали снегоходы с закрытыми кабинами, которые ранее массово не применялись и не закупались. 

— Автопром справился? 

— Было тяжело, но справились. Если жестко спрашивать, наша промышленность может все. 

— А «за горизонт» заглядываете? Есть понимание, какими будут военные автомобили будущего? 

— Могу некоторые тайны приоткрыть. На финиш выходят работы над семейством перспективных автомобилей многоцелевого назначения «Торнадо». Надеюсь, выйдем в этом году на предварительные испытания. Автомобиль создан под требования Минобороны. Тактико-техническое задание ориентировалось на самые высокие показатели мирового автомобилестроения. Мы заложили показатели, превосходящие основные автомобили НАТО. 

Урал и КамАЗ разработали и представили на испытания свои автомобили. Каждый проект сделан в двух вариантах. Первый — с локальной защитой водителя, когда он находится в некой бронированной капсуле, защищающей его от пуль легкого стрелкового оружия, осколков, а второй вариант — машина с обычной кабиной, имеющей хорошую эргономику и высокие показатели комфорта. В автомобилях применено все, что есть хорошего у промышленности. 

Планируется, что семейство «Торнадо» будет включать в себя машины грузоподъемностью 5, 8, 16 и 22 тонны. Такой подход ранее не реализовывался. Многотонные машины смогут ездить не только по дорогам общего назначения с твердым покрытием, но и по слабому грунту. 

Чтобы достичь нужной грузоподъемности, пришлось заново разрабатывать многие узлы и агрегаты, прежде всего двигатели. На «Торнадо» стоят двигатели, которые раньше не ставились ни на один военный автомобиль такого класса. Их мощность — от 400 до 600 лошадиных сил. Для машин сделали трансмиссию, усиленные мосты, рамы, новые шины. Машины, сходя с конвейера, уже имеют противоминную стойкость конструкции. Такого раньше не было — заводского исполнения противоминной защиты. 

Один «Торнадо-Урал» может спокойно заменить 2–3 обычных Урала, а один «Торнадо-КамАЗ» с колесной формулой 8х8 может заменить 3–4 КамАЗа. Семейство машин разрабатывается с таким прицелом, чтобы узлы и агрегаты можно было использовать при создании автомобилей с заданными свойствами, под конкретные задачи. Автомобили успешно проходят испытания. Генеральным штабом принято решение закупить опытную партию для апробации. Рассчитываем, что в 2018 году сделаем шаг вперед по принятию на снабжение перспективных автомобилей, которые ближайшие 10–20 лет будут составлять основу автопарка армии. Думаю, скоро на парадах мы увидим эти автомобили. 

— Что для вас означает День военного автомобилиста? 

— Прежде всего, это признание заслуг автомобильных войск и проявление уважения к ним со стороны государства. Это дань памяти прошлым поколениям военных водителей, в том числе воевавших в Великой Отечественной, в Афганистане, других «горячих точках». 

— Спасибо за интервью. Удачи в службе вам и всем военным автомобилистам. Ни гвоздя ни жезла! 

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.