Двойной таран над Западной Двиной

Двойной таран над Западной Двиной

Экипаж бомбардировщика-торпедоносца ДБ-3 летом 1941 года совершил героический подвиг
© Фото из архива
Экипаж бомбардировщика-торпедоносца ДБ-3 летом 1941 года совершил героический подвиг
14 апреля 2020, 09:16
Реклама

Один из самых известных подвигов наших воинов в начале Великой Отечественной — таран, совершенный летчиком Николаем Гастелло. Он обрушил свой подбитый бомбардировщик на колонну немецкой техники. В те же дни на еще более отчаянный поступок решился экипаж другой крылатой машины: самолет, управляемый младшим лейтенантом Петром Игашовым, в одном бою совершил сразу два тарана — воздушный и наземный. Однако этот подвиг долго оставался в забвении, а летчиков наградили лишь много лет спустя. «Армейский стандарт» собрал сведения о герое.

В небе Прибалтики

Как и знаменитый капитан Гастелло, Петр Игашов воевал на дальнем бомбардировщике ДБ-3. Но только был он не сухопутным летчиком, а морским, и самолет представлял собой особую модификацию «тройки»: торпедоносец.

Войну Петр Степанович встретил командиром экипажа 1-й эскадрильи 1-го минно-торпедного авиационного полка 8-й бомбардировочной бригады военно-воздушных сил Балтийского флота.

Воевать Игашов начал с первых дней Великой Отечественной. 24 июня 1941 года он участвовал в массированном авианалете на Мемель (Клайпеду) — военно-морскую базу немцев. А уже на следующий день бомбардировщикам Балтфлота поступило задание атаковать финские военные аэродромы и броненосцы береговой обороны. Финляндия медлила с официальным объявлением войны СССР, но фактически сразу после нападения гитлеровской Германии на нашу страну стала активно помогать нацистам в проведении военных операций. В ночь с 29 на 30 июня торпедоносец Игашова участвовал в операции по минированию с воздуха подступов к военно-морской базе Турку.

Днем 30 июня морским летчикам пришлось «затыкать дыры» на сухопутном фронте. Более сотни «балтфлотовских» самолетов вылетели, чтобы ударить с воздуха по моторизованным частям немцев, прорвавшимся в район Даугавпилса, и уничтожить переправу через Западную Двину.

Захват этого стратегически важного моста стал возможен, благодаря проведенной немецкими спецподразделениями удачной операции. Воспользовавшись неразберихой, царившей на прифронтовых территориях в первые дни войны, группа солдат 800-го полка особого назначения, владеющих русским языком и переодетых в форму красноармейцев, на нескольких трофейных советских грузовиках проникли в тыл наших войск. Утром 26 июля диверсанты подъехали к шоссейному мосту через реку под Даугавпилсом и, внезапно атаковав охрану, захватили его. Вслед за тем сюда прорвались передовые танковые части неприятеля.

Благодаря уцелевшему мосту через Западную Двину, немецкие войска получили прекрасную возможность для быстрого развития наступления в сторону Ленинграда. Поэтому было необходимо как можно скорее уничтожить переправу. Но авиации для выполнения такой задачи в советских ВВС не хватало — много бомбардировщиков уже оказалось уничтожено. Тогда задачу переадресовали морским летчикам. По указанию наркома ВМФ 30 июня бомбардировочная авиация Балтфлота была направлена в район Даугавпилса.

Последний бой

Экипажи очень рисковали. Их «флотские» тихоходные ДБ имели совсем не подходящую для полетов над сушей окраску — вместо зеленого камуфляжа «щеголяли» приметным на фоне полей и лесов серебристо-серым цветом крыльев и фюзеляжей (он маскировал лишь при полетах над морем). А кроме того истребителей для прикрытия не нашлось!

В итоге бомбардировщики оказались очень удобной мишенью для немецких зенитчиков и летчиков люфтваффе. Однако балтийцы, хотя и ценой больших потерь, все-таки сумели выполнить задание командования. Мост через Северную Двину был разрушен, нанесен ощутимый ущерб танковым колоннами, продвигавшимся на северо-восток в этом районе.

Чтобы уменьшить риск быть подбитым еще до начала бомбометания, командир 1-й эскадрильи, в которую входил самолет Игашова, капитан Н.В. Челноков решил схитрить и повел свои девять ДБ-3 в обход. Эти бомбардировщики атаковали мост и находившиеся около него вереницы немецкой техники с тыла. Однако даже такая предусмотрительность не спасла от потерь. Очень быстро на наши самолеты обрушился плотный заградительный огонь вражеских зениток. А затем подоспели и немецкие истребители.

Их появление оказалось неприятным сюрпризом для летчиков-балтийцев: ведь на инструктаже перед вылетом на задание им сообщили, что вражеской авиации в том районе нет. Увы, это была устаревшая информация. Буквально накануне на захваченный гитлеровцами полевой аэродром неподалеку от Даугавпилса перебросили подразделения новейших «мессершмиттов».

В том бою эскадрилья Челнокова потеряла 4 бомбардировщика, а каждый из вернувшихся на базу ДБ-3 имел чуть ли не по два десятка пробоин.

Но и немецкая авиация понесла потери, в том числе от самолета, который вел Петр Игашов. Как сообщили очевидцы — уцелевшие товарищи по эскадрилье, игашовский бомбардировщик с цифрой «9» на хвосте шел в строю крайним слева и потому являлся наиболее уязвимым при воздушном нападении. Его атаковали сразу три «мессера». Один из них, попав под перекрестный огонь двух пулеметов «девятки», был сбит. Зато другой немецкий самолет очередью повредил левый двигатель бомбардировщика, вызвав пожар в мотогондоле.

Оставляя за собой шлейф дыма, ДБ стал терять высоту. При этом его экипаж перестал отстреливаться: скорее всего израсходовали весь запас боеприпасов. И тогда фашистский летчик решил добить казалось бы уже беспомощного «подранка». Но, возможно, от неопытности или, наоборот, из-за чрезмерной самоуверенности, немец с задачей не справился. Намереваясь атаковать снизу, он ушел к земле и, круто выходя из этого пике, оказался слишком близко от нашего самолета. Игашов этим воспользовался. Он ухитрился повернуть свой бомбардировщик навстречу врагу и рубанул по «мессеру» правым крылом.

Второй готов! Однако сильно поврежденный пулями и таранным ударом, горящий ДБ уже невозможно было удерживать в воздухе. У экипажа оставались считанные секунды для того, чтобы покинуть гибнущую машину. Но Игашов и его трое товарищей приняли иное решение.

Впоследствии нашелся очевидец последних мгновений полета «девятки» — мальчишка, живший в окрестностях Даугавпилса. Он подтвердил, что из пылающего бомбардировщика никто так и не выпрыгнул с парашютом. То есть те, кто находился на борту этого ДБ, — командир младший лейтенант Петр Игашов, штурман младший лейтенант Дмитрий Парфенов, стрелок-радист младший лейтенант Александр Хохлачев и воздушный стрелок краснофлотец Василий Новиков, — приняли решение ценой собственной жизни нанести врагу еще больший ущерб.

Подбитый бомбардировщик в последнем своем пике обрушился на колонну немецкой техники, оказавшуюся неподалеку. Мощным взрывом разбросало вокруг обломки десятков танков и машин.

Награждены посмертно

Есть все основания считать этот эпизод уникальным. Самолет Петра Игашова совершил первый в истории авиации двойной таран в одном бою — сперва воздушной, а затем наземной цели.

Увы, в сумятице тех отчаянно трудных для нашей страны первых дней Великой Отечественной подвиг экипажа летчиков-балтийцев «затерялся». Хотя однополчане помнили своих героически погибших в самом начале войны товарищей. В архиве одного из краеведов сохранился текст «Марша 1-го минно-торпедного авиационного полка». Там есть такие строки: «Как Игашов в бою суровом / Тараном бьет из облаков...».

Об уникальном бое Петра Игашова и его товарищей вспомнили лишь несколько десятилетий спустя. В 1970 году, когда праздновалось 25-летие Победы, был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении П.С. Игашова, Д.Г. Парфенова, А.М. Хохлачева и В.Л. Новикова орденами Отечественной войны I степени (посмертно).

Наконец уже в послесоветское время, через полвека после Победы, командир «огненного торпедоносца» Петр Игашов и трое других членов экипажа получили Золотые Звезды. Указом президента РФ от 6 июля 1995 года всем четверым было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Справка «АС»

Петр Степанович Игашов родился 18 июня 1915 года в селе Бетино нынешнего Касимовского района Рязанской области. В 1931 году поступил в Касимовский педагогический техникум. Одновременно с учебой в техникуме стал заниматься в местном аэроклубе. В 1935 году получил диплом преподавателя, и был направлен на работу в одну из школ Касимова учителем обществоведения.

Позднее переведен на комсомольскую работу — секретарем комитета ВЛКСМ фабрики «Красный текстильщик». По специальному набору, объявленному в 1937 году ЦК ВЛКСМ, направлен курсантом в Ейское военно-морское авиационное училище, которое окончил в 1940 году с присвоением звания «младший лейтенант». Получил направление в полк бомбардировочной авиации Балтийского флота.

Согласно выявленным в архивах документам, за время Великой Отечественной войны советские летчики совершили более 630 воздушных таранов и около 500 так называемых «огненных» — с поражением наземных целей. На самом деле число таких подвигов наверняка больше: ведь в некоторых случаях летчик сражался с врагом и таранил его без свидетелей, так что некому было потом рассказать о его героическом поступке.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.