Последняя ставка ликвидатора Бандеры

Последняя ставка ликвидатора Бандеры

Жизнь и работа тайного агента КГБ в Германии
© Фото из архива
Жизнь и работа тайного агента КГБ в Германии
15 декабря 2020, 09:40
Реклама

19 октября 1962 года Третий уголовный сенат Федерального Верховного суда ФРГ в Карлсруэ под руководством доктора Генриха Ягуша на двенадцатый день слушаний вынес решение по делу агента КГБ Богдана Сташинского. Он обвинялся в убийстве двух украинских националистов на территории ФРГ и… государственной измене. Так сформулировано в электронной базе данных по немецкой юрисдикции и законодательству, управляемой некоммерческой организацией openJur eV.

Подсудимый полностью признал свою вину. Суд назначил ему сравнительно мягкое наказание — восемь лет каторжной тюрьмы. При этом основную ответственность за убийство суд возложил на секретаря ЦК КПСС Александра Шелепина, возглавлявшего Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР до 13 ноября 1961 года.

Справедливости ради надо отметить, что заслуга в подготовке операции по ликвидации главарей украинских националистов и пособников Гитлера принадлежит все-таки не Шелепину, а его предшественнику на посту председателя КГБ, знаменитому генералу армии Ивану Серову. Сташинский на суде показал, что был всего лишь исполнителем, находящимся под огромным давлением своих кураторов и руководителей КГБ.

Из восьми лет Богдан Сташинский отсидел шесть или даже того меньше, вышел на свободу и исчез. Для него стало привычным делом, по сути, второй натурой — быть нелегалом.

Переход на нелегальное положение

Переход на нелегальное положение — это целый комплекс мероприятий. В случае со Сташинским (кличка «Тарас») КГБ провел огромную работу. Агент вывозился на Запад сначала через Польшу, а затем — Восточную Германию. Остановка в Польше оказалась вынужденной — Сташинский не мог говорить на немецком языке без акцента, поэтому по легенде он родился в Польше. В Варшаве Сташинский жил по польским документам как Бронислав Качур и готовился стать немцем Йозефом Леманном.

© Фото из архива

«Легендирование» агента-нелегала требует, чтобы в его истории и документах все было подлинным. Если написано место рождения Дрезден, значит, в книге записей актов о рождении и смерти в местном муниципалитете должна быть соответствующая запись, и не где-нибудь дописанная внизу страницы, а идущая по порядку с другими записями. Если в аттестате об образовании указана конкретная дрезденская школа, значит, в классных журналах этой школы должны стоять отметки, выставленные Йозефу Леманну. Так создается биография нелегала.

Первоначально Сташинскому готовили биографию некоего Шварца Эриха Иоганна Мюллера, родившегося 4 ноября 1931 года от внебрачных родителей в Дрездене. Мать — Шварц Иоганна, 1910 года рождения, уроженка Дрездена.

«По рассказам матери, мое внебрачное рождение расстроило отношения между моей матерью и ее родителями, и мать в 1933 году, когда мне было два года, уехала в Польшу. В Польше она работала стенографисткой на предприятии г. Бреслау. Семи лет, то есть в 1938 году, я поступил в начальную польскую школу, в которой и учился семь лет до января 1945 года. В январе 1945 года, в связи с отступлением немецких войск, моя мать из Польши эвакуировалась в Германию. В Бреслау моя мать имела любовника и за него после войны хотела выйти замуж. Его звали Ганс. Он работал офицером-интендантом на воинском складе в г. Бреслау. Ганс находился в близких отношениях с моей матерью, и я его называл папой. С отступлением немцев из Польши Ганс уехал в Германию и предложил моей матери переехать к его родным в г. Мюнхен. Где проживают родители Ганса, я не знаю, так как об этом я не интересовался, а мать не говорила», — писал заученную биографию Сташинский.

«По пути в Германию на одной из станций, название которой не помню, наш эшелон подвергся бомбежке русскими самолетами, и моя мать погибла. Меня как сироту поместили в сиротский приют, в котором я находился до 1949 года», — продолжал Сташинский-Качура.

Однако легенда, наверное, оказалась плохо отдокументированной, поэтому Сташинский перебрался в Восточную Германию с документами на имя Йозефа Леманна. Настоящий Леманн к тому времени давно лежал на каком-нибудь польском кладбище, и родственников у него не осталось. Но и с его документами возникли проблемы. Заместитель начальника 5-го отдела Аппарата Старшего Советника КГБ при Совете Министров СССР в ГДР подполковник Деймон 4 августа 1958 года отправил запрос начальнику I отдела КГБ при Совмине УССР полковнику Ткаченко:

«Известный вам агент «Тарас» до последнего времени проживал в ГДР по документам, выданным здесь лицам без гражданства. В настоящий момент полицейские власти ГДР предложили «Тарасу» оформить гражданство ГДР. Для этого ему, однако, недостает документа о рождении. Поскольку, согласно легенде, «Тарас» родился в Польше, где и проживал до 1954 года, то есть до переезда в ГДР, ему для получения гражданства ГДР необходимо иметь метрики, которые мы лишены возможности сами изготовить. Насколько мне помнится, в I отделе КГБ при СМ УССР имеются польские бланки свидетельства о рождении, в свое время полученные у польских друзей. Исходя из вышеизложенного, просим изготовить нужный нам документ (на польском языке) согласно прилагаемым при этом данным».

15 августа 1958 года из Киева в Берлин отправили справку. В ней сообщалось, «что бланков и образцов современной (так в тексте. — «АС») Польши для документов «Тарасу» нет. Есть образец, о котором упоминается в запросе, но он относится к 20-м годам и изготовлен во Львове».

В отпуск по чужому паспорту

Для родных Сташинского тоже была сочинена легенда. По ней их сын работал в воинской части, расположенной где-то далеко в Сибири. Заместитель начальника I отдела КГБ при Совете Министров УССР полковник Пименов сообщал начальнику отдела Инспекции по вопросам безопасности при Верховном комиссаре СССР в Германии полковнику Шилову: «Для переписки «Тараса» с родными нами подобран закрытый адрес одного из периферийных особых отделов КГБ при СМ СССР по Киевскому военному округу, имеющий свой номер «Войсковая часть №44295». Его «Тарас» должен сообщить родным, указав при этом адрес и на конверте. Полученные от вас письма «Тараса» после соответствующей обработки мы будем направлять его родным».

© Фото из архива

Агенты-нелегалы тоже имеют право на отпуск. Сташинский приехал в Советский Союз по паспорту, выданному на имя Крылова Александра Антиповича.

© Фото из архива

Вот рапорт начальника I отдела КГБ при СМ УССР полковника Ткаченко председателю Комитета госбезопасности при Совете Министров УССР генерал-майору В.Ф.Никитченко: «12 сентября 1955 года из ГДР прибыл в отпуск к родителям агент «Тарас». После отпуска агент «Тарас» возвратится в ГДР и через некоторое время будет выведен на Запад. В связи с тем, что после вывода на Запад переписка с родителями, а также вручение им денег в качестве пособия, по прежней легенде будет затруднена, считаем целесообразным побеседовать с отцом «Тараса» (о чем просит и сам агент) и сказать ему, что «Тарас» помогает в работе органам госбезопасности, и в связи с тем, что скоро снова уедет в отдаленные районы СССР, то переписку с ними он будет осуществлять не через почту, как это было раньше, а непосредственно через нашего работника. Таким же путем будет выдаваться отцу денежное пособие, предусмотренное нами по смете. Для проведения беседы с отцом во Львов будет командирован сотрудник I отдела майор т.Белов. Прошу вас санкционировать проведение этого мероприятия».

© Фото из архива

Тайну работы в КГБ открыли только отцу Сташинского, а мать и сестры по-прежнему оставались в полном неведении о том, чем занимается их Богдан.

© Фото из архива

За всей родней агента в селе Барщевицы Ново-Ярычевского района Львовской области установили негласное наблюдение. Получаемая и отправляемая ими корреспонденция перлюстрировалась, или, говоря «шершавым языком» документа, было «установлено мероприятие «ПК» (просмотр корреспонденции) на Сташинских». Результаты перлюстрации начальник 6-го спецотдела КГБ по Львовской области подполковник Кузьмин докладывал в Киев начальнику I отдела КГБ полковнику Ткаченко.

© Фото из архива

Тайные операции КГБ

О том, чем занимался в Западной Германии агент-нелегал, теперь известно точно из служебной характеристики. В октябре 1958 года заместитель начальника 5-го отдела Аппарата Старшего Советника КГБ при СМ СССР в ГДР подполковник Деймон писал, что агент «Тарас» используется Аппаратом Старшего Советника с ноября 1954 года. За этот период показал себя с положительной стороны как дисциплинированный, исполнительный и любящий нашу работу агент.

© Фото из архива

«Первоначально (1955–56 гг.) «Тарас» использовался нами в качестве связника к выведенному в Западную Германию в 1953 году агенту КГБ при СМ УССР «Надийчину». С этой работой «Тарас» справился хорошо. Он правильно передавал «Надийчину» все наши указания и точно информировал нас о полученной от него информации. С участием «Тараса» агент «Надийчин» был выведен в ГДР.

В 1956–57 гг. «Тарас» использовался в качестве вербовщика по делу «Максимова». В этой работе проявил себя также с положительной стороны.

В 1957 году, после того как «Тарас» хорошо ознакомился с обстановкой на Западе и приобрел необходимый опыт в агентурной работе в условиях Западной Германии, он успешно провел одно серьезное мероприятие, за которое был поощрен КГБ при СМ СССР (3000 рублей) и Старшим Советником КГБ при СМ СССР в ГДР (3000 марок ГДР).

© Фото из архива

В настоящее время «Тарас» работает по делу «Консул».

Одновременно с выполнением заданий по указанным выше объектам «Тарасу» поручался ряд других серьезных заданий по Западной Германии (установки, подбор тайников и закладка в них указаний, денег, средств связи для агентуры Центра и нашего Аппарата, проведение наружного наблюдения за встречей других наших агентов). Все эти задания выполнялись «Тарасом» хорошо и способствовали его росту как разведчика.

За серьезное и добросовестное отношение к работе в феврале 1958 года в качестве поощрения «Тарасу» была увеличена сумма ежемесячно выплачиваемого ему содержания на 100 марок ГДР.

В личной жизни «Тарас» ведет себя скромно. Честен и чистоплотен. Не болтлив. Правдиво и своевременно информирует о своих личных делах, что дает нам возможность влиять на него в нужном направлении.

© Фото из архива

К своим родным «Тарас» питает сыновью любовь и привязанность».

Под характеристикой стоит резолюция начальника 5-го отдела Аппарата Старшего Советника КГБ при СМ СССР в ГДР полковника Провакова: «Согласен».

Три тысячи марок за убийство

Об упомянутом в характеристике «серьезном мероприятии», за которое «Тарас» получил 3 тыс. рублей и 3 тыс. марок, подробно рассказано в решении Третьего уголовного сената Федерального верховного суда (на немецком языке) и в 47-страничной брошюре Владимира Стахова (укр. — В.Стахiв) «Процесс против Б.Сташинского». Брошюра выпущена на украинском языке издательством «Пролог» в Нью-Йорке в 1962 году. Увидеть брошюру можно только в архиве ФСБ. Но в распоряжении редакции есть ее электронная версия.

Во второй день слушаний дела в Федеральном суде Сташинский рассказал о подготовке к операции и осуществлении ликвидации Льва Ребета — главного редактора газеты «Украинский самостийник», органа украинских националистов. Начиная с мая «Тарас» неоднократно приезжал в Мюнхен, где вел слежку за Ребетом.

Однажды «Тарас» увидел Ребета на трамвайной остановке. Они вместе сели в вагон. «Тарас» не знал, сколько остановок придется проехать, поэтому купил пересадочный талон за 30 пфеннигов. Некоторое время они стояли в вагоне рядом, что называется, плечом к плечу. Боясь себя раскрыть, «Тарас» надел солнцезащитные очки, но тут же понял, что он в них еще больше выделяется среди пассажиров, поэтому нервно снял. На остановке «Мюнхнер Фрайхайт» Ребет вышел из вагона. «Тарас» пошел следом за ним. Так продолжалось не один день.

Семья Ребетов 1956.
© uinp.gov.ua
Семья Ребетов 1956.

В сентябре в запретной зоне на востоке Берлина — Карлсхорсте Сташинский в здании военной комендатуры получил от сотрудника КГБ «Сергея», фамилия которого в материалах дела не разглашается, одноразовый пистолет, стреляющий раствором тиосульфата натрия и амилнитрита. Пистолет представлял собой 18-сантиметровый отрезок металлической трубки. Вручая оружие, доставленное курьером из Москвы, «Сергей» заверил агента, что оно «уже использовалось несколько раз и всегда успешно».

Из комендатуры «Тарас», «Сергей» и курьер отправились на озеро Мюггельзее, расположенное также в восточной части Берлина. По дороге «Сергей» купил собаку. В лесу около озера московский курьер еще раз проинструктировал агента, как обращаться с неизвестным оружием. «Тарас» принял таблетку атропина, нейтрализующую действие яда, и выстрелил в собаку. Это была единственная невинная жертва «Тараса» за несколько лет работы агентом-ликвидатором.

В среду, 9 октября, самолетом авиакомпании «Эйр Франс» из Берлина в Мюнхен «Тарас» вылетел как Йозеф Леманн, а в столице Баварии превратился в предпринимателя Зигфрида Дрегера из Эссена. Под этим именем он поселился в небольшой гостинице «Грюнвальд», недалеко от редакции «Украинского самостийника».

Утром 12 октября Ребет, как обычно, приехал в редакцию на трамвае. У входа его обогнал хорошо одетый молодой человек со свернутой в трубочку газетой в руке. Это был «Тарас». Он быстро поднялся по винтовой лестнице на второй этаж. Когда Ребет дошел до середины лестницы, «Тарас» уже возвращался. Ребет был всего на несколько ступенек ниже, когда агент поднял завернутый в газету цилиндр и нажал на спусковую планку. Струя яда попала точно в лицо бандеровцу. Причиной смерти врачи назвали остановку сердца.

© Фото из архива

«Тарас» избавился от орудия убийства и вернулся в гостиницу. В номере он сжег паспорт, как ему приказал «Сергей». Потом расплатился за проживание, вышел из гостиницы и отправился на мюнхенский вокзал. Он успел на экспресс до Франкфурта-на-Майне. Там он переночевал в отеле «Интернациональ» и 13 октября утренним рейсом «Бритиш Юропиэн Эйруэйз» вернулся в Берлин.

Ребет был найден мертвым на лестничной клетке в здании редакции на Карлсплац около 10 часов 40 минут. Так написано в решении Федерального суда. Все остальные версии о том, что он сумел доползти до дверей редакции и умер на руках у сотрудников — вымыслы авторов. Ребета похоронили на кладбище Вальдфридхоф в Мюнхене.

15 октября 1959 года «Тарас» схожим образом ликвидировал Степана Бандеру. За успешное выполнение правительственного задания он был награжден орденом Красного Знамени. Но это другая история.

А история Ребета нашла продолжение в новейшей истории Украины. 30 октября 2010 года прах Льва и его жены Дарьи в особо торжественной обстановке при большом стечении старых недобитых и новых бандеровцев перезахоронили на Лычаковском кладбище во Львове. Церемонию приурочили к 92-й годовщине создания Западноукраинской Народной Республики. На перезахоронении присутствовали первые лица города во главе с мэром Андреем Садовым.

Перезахоронение Ребетов во Львове.
© Кадр из видео
Перезахоронение Ребетов во Львове.

Сын Льва и Дарьи Ребет — Андрей Ребет, прилетевший из Мюнхена, выразил благодарность львовским националистам, не забывающим зверствовавших в военные годы на территории Западной Украины и Польши «героев» ОУН и УПА (обе запрещены в РФ).

Андрей Ребет. Кадр из видео
© youtube.com/watch?v=wKFbtpvXYp8
Андрей Ребет. Кадр из видео

Когда прикажут сдать в архив

Помимо 3000 рублей и 3000 марок ГДР за ликвидацию Льва Ребета «Тарас» получил разрешение КГБ оформить брак с немкой из Восточного Берлина Инге Поль. Конечно, это была ошибка руководства ведомства, которое никогда не допускало подобных отношений агентов с иностранками.

Последовавшая за этим решением цепь вынужденных мер подвела Сташинского к мысли, что ему в СССР угрожает опасность.

Начальник управления I Главного управления КГБ при Совмине СССР полковник В.Павлов 19 мая 1960 года сообщил начальнику I управления КГБ при СМ УССР полковнику Савчуку: «Тарас» и его жена пробудут в Москве около 1,5–2 лет и будут проживать на временно предоставленной нами жилплощади под фамилией Крылов Александр и Крылова Инга. Для «Тараса» нами определена зарплата в размере 2500 рублей ежемесячно».

© Фото из архива

Это была проверка для Инге Поль, которую она, по всей видимости, не прошла и камнем потянула за собой судьбу «Тараса». Уже в сентябре встал вопрос о целесообразности дальнейшего использования боевика-ликвидатора, жена которого чувствовала себя в Москве неуютно и все время рвалась в Германию, желательно, в Западную.

1 октября 1960 года начальник управления I Главного управления КГБ полковник Павлов сообщал своему коллеге в Киеве полковнику Савчуку:

«На ваш №1/1-3424 от 8.9.60 года сообщаем, что вопрос о дальнейшем использовании «Тараса» будет решен руководством Комитета Госбезопасности при СМ СССР ориентировочно в середине октября с.г. В зависимости от этого можно будет решить вопрос о целесообразности сдачи имеющегося у вас дела на «Тараса» на хранение в архив».

Как известно, агенты КГБ в расцвете сил и на пике карьеры в запас не уходят. В архив сдают дело мертвого агента. «Тарас» очень хотел жить, поэтому сбежал в Западную Германию и сдался властям.

Федеральный Верховный суд ФРГ поставил в его жизни не точку, а многоточие.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.