СНВ-3: за и против

СНВ-3: за и против

Кому выгодно продление Договора о стратегических наступательных вооружениях
Подписание Договора СНВ-3.
© kremlin.ru
Кому выгодно продление Договора о стратегических наступательных вооружениях
' + '' + ' ' + ''+ ' Подписание Договора СНВ-3.
27 января 2021, 11:13
Реклама

Первым российско-американским документом, который уже в ближайшее время может быть подписан президентами двух стран, вполне может стать протокол продления Договора о стратегических наступательных вооружениях — ДСНВ-3. Срок его действия заканчивается уже 5 февраля. Но Договор можно продлить. Представители администрации Джо Байдена заявили, что президент согласен продлить этот Договор на пять лет. Однако в России в последнее время все чаще можно слышать мнения, что выполнять условия СНВ-3 нашей стране якобы не выгодно. Зато выгодно США. Именно поэтому Байден, став президентом, так спешно заявил о готовности продлить Договор СНВ-3.

Справка «АС»

Договор между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) подписан в 2010 году. По его условиям, каждая из сторон сокращает свои СНВ таким образом, чтобы через семь лет после вступления в силу ДСНВ-3 и в дальнейшем их суммарные количества не превышали 700 развернутых межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжелых бомбардировщиков, а также 1550 ядерных боезарядов на них. Договор остается в силе до 5 февраля 2021 года, если не будет заменен до этого срока последующим соглашением. Он также может быть продлен не более чем на пять лет по обоюдному согласию сторон.

Так ли это? Кому — России или США — более выгоден ядерный договор? Об этом «Армейскому стандарту» рассказал экс-начальник управления военной безопасности аппарата Совета безопасности РФ, бывший начальник Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения (1994–1996) генерал-полковник Виктор Есин. В свое время он был участником российско-американского переговорного процесса по контролю над ядерными вооружениями.

Бывший начальник Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения (1994-1996) генерал-полковник Виктор Есин.
© mil.ru
Бывший начальник Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения (1994-1996) генерал-полковник Виктор Есин.

— Виктор Иванович, сейчас после выборов в США обсуждается вопрос продления ДСНВ-3. Новый президент США Байден, в отличие от Трампа, уже заявил, что готов продлить Договор на пять лет. До этого российский президент Владимир Путин также говорил о продлении договора. Но он предлагал пролонгировать его на один год, во время которого начать переговоры по новому ядерному соглашению. Так какие сроки продления, на ваш взгляд, наиболее оптимальны: один год или пять лет?

— Первоначально наша позиция была такой: продлить ДСНВ-3 без каких-либо предварительных условий на пять лет. Но администрация Трампа выставила свои условия — продлить его на год и при этом еще заморозить на это же время арсеналы ядерных вооружений, создав механизм проверки на местах всего того, что действительно заморожено.

Так как политический прогноз, как я понимаю, больше склонялся к тому, что Дональд Трамп сохранит свой президентский пост, то для того, чтобы не дать кануть в Лету этому Договору, пришлось согласиться с предложениями американцев. Правда, скорректировав их позицию. Они требовали верификационных проверок замороженных арсеналов. Мы, чтобы вновь не допускать их на наши базы, на это не согласились. Предложили взять на себя только политические обязательства.

В октябре прошлого года сначала президент Владимир Путин, а затем Министерство иностранных дел подтвердили американцам в соответствующей ноте эту позицию. Было заявлено, что Россия соглашается продлить ДСНВ-3 на год. При этом она готова взять на себя совместно с США политическое обязательство, без какой-либо верификации заморозить и количество ядерных боезарядов, и их производство на весь этот год. Одновременно за этот период надо будет попытаться договориться о новом соглашении. Мы пошли на такие условия, чтобы хоть как-то спасти Договор.

Но при Джо Байдене все изменилось. Он ведь был вице-президентом, когда Барак Обама подписывал этот Договор с Дмитрием Медведевым в Праге в 2010 году. И сейчас, когда сам Байден шел на президентские выборы, он обещал, что в случае, если его изберут, он продлит этот Договор на пять лет. Теперь он дал понять, что готов это сделать. Нас это вполне устраивает. Тем более без всяких предварительных условий. То есть фактически он согласился с нашей первоначальной позицией.

Справка «АС»

«У меня есть предложение, а именно продлить действующий договор без всяких условий хотя бы на год с тем, чтобы иметь возможность провести содержательные переговоры по всем параметрам тех проблем, которые регулируются договорами подобного рода, чтобы не оставить и наши страны, и все государства мира, которые заинтересованы в сохранении стратегической стабильности, без такого фундаментального документа, как Договор о стратегических наступательных вооружениях».

В.Путин, 16 октября 2020 года.

— Сейчас очень часто от разного рода экспертов можно слышать о том, что нам, дескать, продление этого Договора совсем не выгодно. И вообще любые ядерные соглашения с американцами нам не выгодны, так как при их подписании все наше новейшее вооружение, которого пока нет ни у кого в мире, может быть взято под строгий контроль. Может, не стоит нам вообще идти на какие-то соглашения? Кому они выгоднее, нам или американцам?

— Тот, кто говорит о том, что нам невыгодно продление ДСНВ-3 либо заключение аналогичных договоренностей, вообще никогда не имел дела с ядерным оружием. И даже не понимает, что это такое. Эти люди просто уже забыли, как мы в октябре 1962 года стояли у ядерной пропасти в период Карибского кризиса, непосредственным участником которого я был.

Ведь Договор СНВ-3 предусматривает не только ограничение количества развернутых вооружений. Он предусматривает — и это более важно, — что обо всех действиях со своим стратегическим ядерным оружием, вызывающих подозрения на готовность к его использованию, каждая из сторон Договора уведомляет партнера заблаговременно. То есть существует прозрачность в отношении действий со стратегическими ядерными силами. Тем самым снимаются озабоченности другой стороны. И это исключает возможность непреднамеренного развязывания ядерной войны.

— А ведь такие опасные случаи, когда действия противника с его ядерными силами могли быть неправильно истолкованы, были и после Карибского кризиса.

— Конечно. Я помню осень 1983 года, когда мы сидели за своими пультами на командных пунктах РВСН, а американцы неожиданно, без всякого уведомления начали проводить крупномасштабное учение со стратегическими наступательными силами. Тогда создалась очень опасная ситуация.

Пуск американских ракет носитель Трайдент 2 с подводной лодки.
© wikipedia.org
Пуск американских ракет носитель Трайдент 2 с подводной лодки.

— В 1995 году под Новый год с полигона в Норвегии без предупреждения стартовала метеорологическая ракета, которую дежурные силы на командном пункте российской системы предупреждения о ракетном нападении — СПРН — опознали как американскую морскую баллистическую ракету UGM-133А. Тогда наше командование этот пуск всерьез расценило как подготовку одного из вариантов ядерного нападения США на Россию, во время которого удар UGM-133А должен был «ослепить» российскую СПРН. Тогда мир тоже оказался на грани ядерной войны…

— Сейчас благодаря ДСНВ-3 обо всех таких пусках ракет и учениях стороны уведомляют друг друга. Все это предусмотрено в Договоре. То есть ДСНВ-3 обеспечивает прозрачность в отношении действий ядерных сил той и другой стороны.

В том числе этот Договор снимает озабоченности тех самых наших экспертов, которые сейчас нас пугают, заявляя, что американцы якобы могут неожиданно напасть и нанести удары крылатыми ракетами по объектам на нашей территории. Так вот Договор СНВ-3 позволяет избежать подобной опасности.

— И мы, и американцы создаем новое ядерное оружие. Как его учитывает этот старый договор? К примеру, российские гиперзвуковые планирующие боеголовки «Авангард», которые устанавливаются на ракету РС-18. Их у нас уже 4 на боевом дежурстве.

— Ракетный комплекс «Авангард» подпадает под сферу охвата этого Договора. И мы о нем уже официально заявили. В самом тексте Договора предусмотрено: если появляется какое-то новое подобное стратегическое средство, то оно охватывается Договором. Для этого в Протоколе к Договору прописана соответствующая процедура.

Мы свой «Авангард» заявили и показали американцам еще в конце 2019 года, во время постановки первого полка с этим ракетным комплексом на боевое дежурство. Так что у американцев на этот счет больше нет вопросов.

— А когда появится тяжелая ракета «Сармат», которая придет на смену «Сатане»? Она ведь, кажется, еще не прошла летных испытаний?

— Появится «Сармат», покажем и его. Это делается не когда комплекс создается, а в момент, когда он развертывается, поступает в войска и готовится к заступлению на боевое дежурство. Примерно так, как это и было в Домбаровской дивизии, где американцам показали первый полк с «Авангардом». Они тогда посетили эту воинскую часть, и никаких претензий у них не возникло. Вся процедура проверки, которую они провели в соответствии с ДСНВ-3, Протоколом описана. И если у американцев появится новый тип ракет, значит, они должны будут точно так же продемонстрировать его нам.

— При Трампе, отказываясь продлять ДСНВ-3, американцы выдвигали ряд дополнительных условий. В частности, они хотели бы охватить контролем такие наши перспективные типы вооружений, как автономный беспилотный подводный аппарат «Посейдон» или крылатая ракета неограниченной дальности «Буревестник». Теперь уже при Байдене о них идет речь в связи с продлением ДСНВ-3?

— Нет. Эти образцы вооружений под ДСНВ-3 не подпадают. Они — предмет будущих новых договоренностей.

Ведь почему-то многие часто забывают, что речь идет не о простом формальном продлении Договора. Такое продление идет вместе с договоренностью о том, что мы начинаем новый цикл переговоров о заключении следующего соглашения. Для того как раз эти пять лет и нужны, чтобы в течение этого срока мы могли договориться и подписать новое соглашение, которое охватывает другие типы вооружений. И, как сказал Владимир Путин, мы готовы об этом договариваться. Он также сказал, что эти договоренности должны охватывать не только все ядерные, но и неядерные вооружения, включая гиперзвуковые системы, способные решать стратегические задачи. При этом предусматривается, что такой договор или новое соглашение должны позволить другим ядерным державам присоединиться к нему, если они того захотят.

Справка «АС»

«Сейчас у России намного больше ядерных боеголовок для систем нестратегического радиуса, чем боеголовок для систем вооружений, подпадающих под СНВ-3, и они каждый год добавляют все больше… Мы ясно говорили, что хотим продлить договор СНВ-3, но только если он будет сопровождаться рамочным соглашением, которое покрывает все боеголовки, а также развернутым режимом верификации».

Спецпредставитель президента США Дональда Трампа по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли, 8 декабря 2020 года.

— Но ведь за эти пять лет, пока будем договариваться, и мы, и американцы успеем наделать кучу новых вооружений круче «Посейдонов» и «Буревестников». Или есть договоренность в течение пяти лет приостановить разработку новых вооружений?

— Нет. Никаких ограничений в период этого срока на разработку новых вооружений не накладывается. В течение этих пяти лет, пока будет продолжать действовать Договор СНВ-3, разрешается проводить модернизацию вооружений и создание новых типов оружия.

Договор не накладывает никаких ограничений, кроме тех, которые определены его параметрами. То есть необходимо, чтобы соблюдалось закрепленное документом количество развернутых ядерных носителей — не более 700 единиц. А также число развернутых ядерных боезарядов оставалось не более 1550, а развернутых и неразвернутых пусковых установок и тяжелых бомбардировщиков — не более 800 штук. В этих параметрах должна оставаться каждая из сторон.

— Виктор Иванович, вот вы вспомнили про цифры. А как вообще с начала подписания ДСНВ-3 менялось количество боезарядов, носителей у нас и у американцев? Цифры были установлены такие, что поначалу, я помню, американцам приходилось сокращать свои ядерные вооружения, а нам, наоборот, чуть ли не увеличивать?

— Если говорить об общем количестве пусковых установок и тяжелых бомбардировщиков — развернутых и неразвернутых, то и у России, и у США их тогда было более 800. У американцев — 1124, а у нас — 865.

Пуск Ярса.
© mil.ru
Пуск Ярса.

Что касается только развернутых пусковых установок и тяжелых бомбардировщиков, то у нас их было менее 700. У американцев — около 900. Вот потому американцы развернутые пусковые установки и сокращали. А нам развернутые сокращать не пришлось. Причем мы до сих пор так и не доросли до цифры 700 развернутых носителей. Это происходит потому, что у нас снимают с вооружения старые ракетные комплексы, такие как «Тополь». Нам приходится компенсировать эту «естественную убыль» новыми ракетами. Теми же «Ярсами».

5 февраля 2018 года все контрольные цифры Договора были выполнены, и с этого момента они соблюдаются. То есть сейчас ситуация такова, что ни мы, ни американцы верхних планок, установленных ДСНВ-3, не достигли.

Но ведь их необязательно иметь именно 700 единиц. Каждая сторона просто не должна превышать это количество. А иметь можно хоть 500, хоть 400 — это дело каждого. У американцев, кстати, их тоже чуть меньше 700. Вот они, к примеру, вывели лодку на неплановый ремонт, и развернутых носителей сразу стало чуть меньше.

— А если ее снова введут в строй, то количество развернутых носителей опять увеличится?

— Да, но оно благодаря Договору СНВ-3 не превысит 700 единиц.

А мы вот, как и раньше, все еще только пытаемся добраться до этой цифры, так как темпы снятия старых ядерных вооружений у нас не компенсируются количеством ввода новых. Возможности ограничены как по финансам, так и по производству.

— Давайте вернемся к предмету переговоров по новому договору. Сейчас очень многие беспокоятся, что эти переговоры могут касаться нашего гиперзвукового оружия — «Кинжалов», «Цирконов»… Они уже стоят на вооружении, и если их сделать предметом переговоров с американцами, то мы, возможно, многое потеряем?

— Официальная позиция по этому поводу уже объявлена нашим президентом. Он сказал, что мы готовы вести переговоры по этим типам вооружений. Но вот как и о чем мы договоримся — это уже другой вопрос. Но мы готовы рассматривать все вооружения, которые решают стратегические задачи.

— Почему стратегические? Эти же вооружения не межконтинентальной дальности?

— Стратегические задачи решают не только межконтинентальные вооружения. Их решают и тактические ядерные вооружения. Когда говорят о стратегических вооружениях, часто имеют в виду дальность, но здесь речь о другом: воздействие ядерного оружия — всегда стратегическое. Вот, грубо говоря, разрушение Варшавы — это стратегическая задача. А ее можно решить из Калининградской области с помощью комплекса «Искандер».

— Не пугайте поляков. Они и без того так перепуганы, что сами готовы платить за то, чтобы американцы разместили у них на территории свои базы.

— Это всего лишь пример военного стратегического решения.

— А что, на ваш взгляд, для американцев самое главное в исполнении Договора СНВ-3? Или в каком-то следующем ядерном договоре, который пока неясно, как будет называться? Наверное, режим верификации, то есть контроль?

— Самое главное и для американцев, и для нас — это, во-первых, ограничение развернутых стратегических ядерных вооружений, а во-вторых, прозрачность в отношении деятельности стратегических наступательных сил, а для нас — стратегических ядерных сил. Такая прозрачность позволяет не беспокоиться другой стороне. И в-третьих, это возможность контролировать развитие ядерных сил друг друга путем проведения инспекций на местах. И американцам сейчас выгодно это. Это для них — большой плюс.

— Почему?

— Согласно своей программе модернизации и обновления ядерных вооружений они начнут вводить в строй новые системы после 2025 года. Мы же это делаем уже сейчас. Им это важно контролировать.

Для нас тоже выгодно, чтобы американцы не выходили из Договора. Иначе, если они выйдут из него, то сразу увеличат количество развернутых ядерных боезарядов за счет возвратного потенциала. То есть за счет тех ядерных боеголовок, которые они сняли с нынешних носителей, но не уничтожили, а складировали. Они их снова установят, и будут превосходить нас по их числу более чем в полтора раза.

Мы такой возможности не имеем, так как у нас нет свободных мест на наших развернутых носителях. Количество таких носителей у нас менее 700. Причем намного. Согласно опубликованным данным, у нас 510 развернутых носителей. Так что продление Договора СНВ-3 и заключение новых ядерных договоренностей выгодно обеим сторонам — и России, и США.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.