Москва, 1941. Крах блицкрига

Москва, 1941. Крах блицкрига

Красная Армия 80 лет назад отстояла столицу и отбросила немецко-фашистские войска
Москва 1941 - Крах стратегии блицкрига.
© Кадр из игры
Красная Армия 80 лет назад отстояла столицу и отбросила немецко-фашистские войска
' + '' + ' ' + ''+ ' Москва 1941 - Крах стратегии блицкрига.
10 декабря 2021, 09:22
Реклама

80 лет назад, 5 декабря 1941 года, началось контрнаступление Красной Армии под Москвой. Решительный контрудар стал полной неожиданностью для командования вермахта и фактически предопределил ход всей Второй мировой войны. Впереди еще было много важнейших сражений, враг дошел до Волги, но именно победа под Москвой зимой 1941–1942 годов положила конец триумфальному шествию нацистских армий по Европе. «Армейский стандарт» напомнит, почему именно битва на подступах к Москве стала началом конца нацистской Германии.

Гитлеровская авантюра

Англо-французская политика «умиротворения агрессора», апогеем которой стал «мюнхенский сговор» 1938 года, способствовала усилению гитлеровской Германии и зарождению в голове фюрера веры в свою «счастливую звезду».

Плодами всего этого стали молниеносный разгром Польши, сокрушительное поражение Франции и подчинение нацистам почти всей континентальной Европы. На пути к их полному господству в этой части света остались только опомнившаяся Англия и накопивший промышленную и военную мощь Советский Союз.

Идею войны одновременно с Россией и Британией сам Гитлер ранее жестко критиковал в программной книге «Майн Кампф». Но «головокружение от успехов» укрепило в нем дух авантюризма. Отложив до поры до времени сопряженную с большими военно-техническими сложностями десантную операцию против Англии и сделав ставку на бомбардировки британских городов, он решил сначала сокрушить нашу страну.

Карта немецкого наступления на Москву.
© wikipedia.org
Карта немецкого наступления на Москву.

Понимая, что затяжная война ставит успех дела под сомнение, Гитлер задумал так называемый блицкриг — «молниеносную войну». Стратегия быстрого разгрома вооруженных сил противника к тому времени прошла проверку боями в Европе, поэтому Гитлер верил, что она сработает и в войне с Советским Союзом.

Тяжелые поражения Красной Армии в приграничных сражениях, огромные потери в людях и оставление врагу обширных территорий породили в массе немецких солдат эйфорию и умерили скептицизм ряда опытных немецких генералов, считавших победу в войне с Россией весьма сомнительной.

Отмечая по мере продвижения вермахта на восток все более усиливавшееся сопротивление наших частей и соединений, немецкие военачальники в то же время верили в возможность скорого овладения Москвой. Взятие советской столицы, кроме огромного морального урона СССР, должно было нанести удар по способности наших войск к стратегическому маневру силами. Москва была одним из важнейших промышленных центров и главнейшим транспортным узлом страны.

Но когда гитлеровским генералам, офицерам и солдатам уже казалось, что нужно сделать последнее усилие — и Москва падет к их ногам, они внезапно подверглись сокрушительному контрудару…

Карта контрнаступления советских войск под Москвой.
© wikipedia.org
Карта контрнаступления советских войск под Москвой.

Операция «Тайфун»

6 сентября 1941 года Гитлер подписал директиву №35, определившую Москву главной целью немецкого наступления на Восточном фронте. Группа армий «Центр» была максимально усилена. Ей возвращалась 3-я танковая группа Германа Гота, ранее переданная группе армий «Север». Оттуда же была передана и 4-я танковая группа Эриха Гёпнера.

Группа армий «Юг» возвращала на московское направление 2-ю танковую группу Гейнца Гудериана и 2-ю полевую армию Максимиллиана фон Вейхса. Помимо этого, сюда с севера и юга перебрасывалось большое количество самоходной и буксируемой артиллерии и несколько армейских корпусов.

Предполагалось, что этих сил будет вполне достаточно для взятия Москвы до конца 1941 года. И действительно, нацистам удалось создать превосходство как в живой силе, так и в технике. 30 сентября они начали наступление под кодовым названием «операция «Тайфун».

Мощные удары немецких армий на первом этапе операции достигли успеха. Наши войска отчаянно оборонялись, но терпели поражения и откатывались все дальше и дальше на восток. Однако темп наступления вермахта удалось постепенно замедлить, а к началу декабря немцы были остановлены.

Георгий Константинович Жуков во время битвы под Москвой.
© wikipedia.org
Георгий Константинович Жуков во время битвы под Москвой.

Остановлены благодаря героизму защитников Москвы и переброске на фронт сибирских дивизий. Японцы помнили о разгроме на Халхин-Голе (см. статью «Халхин-Гол, 1939. Реванш за Мукден») и не решились начать войну ни в конце лета, ни осенью 1941 года.

Кроме того, как писал в своих «Воспоминаниях и размышлениях» Георгий Константинович Жуков, командовавший защищавшим подступы к Москве Западным фронтом, «гитлеровское верховное командование, планируя такую сложную стратегическую операцию большого размаха, какой была операция «Тайфун», допустило крупную ошибку в расчете сил и средств. Оно серьезно недооценило возможности Красной Армии и переоценило возможности своих войск».

Гром с ясного неба

Несмотря на то что германское наступление выдохлось, солдаты вермахта полагали, что хоть и с задержкой, но Москвой они все же овладеют. Поэтому, когда 5 декабря 1941 года советские войска без оперативной паузы перешли в контрнаступление, это стало для немцев чем-то вроде грома с ясного неба.

Контрнаступление под Москвой.
© mil.ru
Контрнаступление под Москвой.

Примечательно, что к моменту начала контрнаступления наши силы сильно уступали немецким. В численности личного состава и в количестве танков превосходство противника было полуторным, в артиллерии немцы превосходили нас в 1,8 раза и только в количестве самолетов благодаря тому, что к операции были привлечены силы ПВО Москвы, преимущество было на стороне Красной Армии.

В результате битвы за Москву армии вермахта были отброшены на 100–250 километров. Полного разгрома группы армий «Центр» добиться не удалось, но поражение немцев было безоговорочным. Это окончательно убедило германский генералитет в том, что быстрой победы над Советским Союзом добиться не удастся.

Генерал Гюнтер Блюментритт писал впоследствии: «Дни блицкрига канули в прошлое. Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя».

Немцы сдаются в плен.
© wikipedia.org
Немцы сдаются в плен.

Именно боевые качества наших солдат, их самоотверженность и массовый героизм наряду с грамотным оперативным руководством войсками со стороны командования Красной Армии решили исход битвы за Москву.

Что же касается сетований нацистских генералов Гудериана и Гота на «суровый русский климат», якобы ставший, наряду с ошибками Гитлера, причиной их поражения, то на это трудно ответить лучше Г.К. Жукова.

Он в своих мемуарах писал: «Конечно, и погода, и природа играют свою роль в любых военных действиях. Правда, все это в равной степени воздействует на противоборствующие стороны… Полушубки, валенки, телогрейки, теплое белье — все это тоже оружие. Наша страна одевала и согревала своих солдат. А гитлеровское руководство собиралось налегке пройтись по России, исчисляя сроки всей кампании неделями и месяцами. Значит, дело в политических и стратегических просчетах фашистской верхушки».

Подбитые в битве под Москвой немецкие танки.
© pastvu.com
Подбитые в битве под Москвой немецкие танки.

Конец мифа

Московская битва положила конец долгой череде немецких побед в Европе. Миф о непобедимости вермахта, без особого труда завоевавшего Польшу, Францию и другие государства Европы, был развенчан. После битвы за Москву наступил период борьбы за инициативу, шедший с переменным успехом и закончившийся в 1943 году капитуляцией 6-й армии Фридриха Паулюса под Сталинградом и разгромом лучших сил вермахта на Курской дуге. А затем ничто уже не могло остановить нашу армию на пути к Берлину.

Но как бы ни были важны и грандиозны другие наши победы в крупнейших сражениях Великой Отечественной войны, именно битва под Москвой стала отправной точкой крушения гитлеровского рейха. Она подняла боевой дух наших солдат и авторитет нашей армии во всем мире, заставила Германию вести войну на истощение, к которой она оказалась не готова. Высшее руководство нацистской Германии прекрасно это понимало.

Немцы сдаются в плен.
© mil.ru
Немцы сдаются в плен.

Показательно в этом смысле мнение Германа Геринга, высказанное им в начале 1942 года (задолго до разгрома под Сталинградом!) министру вооружений рейха Альберту Шпееру: «Если после этой войны Германия сохранит границы 1933 года, можно будет сказать, что нам крупно повезло».

Конечно, Геринг был негодяем и военным преступником в не меньшей степени, чем Гитлер, но отнюдь не глупцом. Имея доступ к наиважнейшим секретам рейха, зная обстановку в мире и понимая, что означает для Германии крах стратегии блицкрига, он не ошибся в своем прогнозе. И главным поводом для такого его пессимизма стало поражение вермахта в битве за Москву.

Японские союзники Гитлера после провала его наступления на советскую столицу окончательно отказались от планов нападения на СССР и начали войну с США в Тихом океане, атаковав 7 декабря 1941 года Пёрл-Харбор.

Англичане и американцы поверили в способность Красной Армии одерживать крупные победы над вермахтом и усилили сотрудничество с нашей страной по всем направлениям.

А наш народ проникся уверенностью в победе над Германией. Все это стало прямым следствием битвы за Москву.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.