Дрон с лицензией на убийство

Дрон с лицензией на убийство

Разбираемся с мировой сенсацией: правда ли турецкий беспилотник сам принял решение об уничтожении человека
Global hawk.
© wikipedia.org
Разбираемся с мировой сенсацией: правда ли турецкий беспилотник сам принял решение об уничтожении человека
' + '' + ' ' + ''+ ' Global hawk.
11 июня 2021, 10:35
Реклама

Самоуправляемый дрон впервые убил человека. Такая сенсационная новость не на шутку взбудоражила общественность. Еще бы — насмотревшись когда-то «Терминатора», все ждут восстания машин. Тем более что практически одновременно прозвучало заявление министра обороны России Сергея Шойгу, который сообщил, что у нашей армии уже есть военные роботы, а в перспективе появятся и роботизированные комплексы, управляемые искусственным интеллектом, способные вести боевые действия «как в фантастических фильмах». «Армейский стандарт» решил разобраться: действительно ли в случае с беспилотным аппаратом был сделан первый шаг к войне машин против человека.

Откуда же пошла паническая волна? Статья с сенсацией появилась в журнале New Scientist. Журнал со ссылкой на исследование ООН сообщил, что турецкий военный квадрокоптер Kargu-2, находясь в автономном режиме работы, убил человека во время вооруженного конфликта в Ливии. И якобы это первый зафиксированный случай в истории, когда дрон без приказа человека совершил убийство.

Сам эпизод произошел в марте 2020 года, однако об этом стало известно только сейчас. Регулярная армия Ливии использовала турецкий дрон, который, опять же якобы, перевели в высокоэффективный автономный режим. Мол, в данном случае летательный аппарат самостоятельно выбирал цели для ликвидации, и для этого ему не требовались указания оператора. Своей жертвой дрон выбрал бойца из рядов Ливийской национальной армии, которой руководит Халифа Хафтар.

Некие сомнения в правдивости этой истории возникают, даже когда смотришь на тактико-технические характеристики дрона. Kargu-2 весит 15 кг и может находиться в воздухе до 30 минут. Он оснащается взрывчаткой, осколки которой могут поразить личный состав противника и легкобронированную технику. То есть это классический дрон-камикадзе, который вряд ли может нести серьезную электронику для обеспечения «высокоэффективного автономного режима».

Kargu-2.
© Кадр из видео
Kargu-2.

Kargu-2 действительно имеют автоматический режим, но это, по сути, режим барражирующего боеприпаса — получил целеуказание, «захватил» цель, обрушился с небес и взорвался. Но есть у них и ручной режим, и как именно работали дроны в рамках того конкретного столкновения — тоже неясно.

Кроме того, в самом отчете ООН, на который идут ссылки, напрямую об убийстве человека неуправляемым дроном не говорится. Там отмечается, что беспилотник Kargu-2 «выследил и вступил в столкновение» с отступающими ливийскими бойцами. А вот был ли какой-то конкретный человек атакован и убит дроном — неизвестно.

При этом в докладе указывается, что комбинированная атака различных беспилотников сыграла роль в уничтожении установок «земля–воздух» противника. Так что можно предположить, что в ходе этой атаки пострадала и живая сила.

И тем не менее, чтобы развеять сомнения, мы решили поговорить с ведущим российским военным экспертом Алексеем ЛЕОНКОВЫМ.

— Не пора ли начинать бояться «умных» беспилотников, которые будут летать над нами и сами решать — казнить или миловать?

— Это из области фантастики. На самом деле беспилотники неправильно оценивают. Дело в том, что беспилотный комплекс — это сам беспилотный летательный аппарат и еще наземная станция управления. В ней — «мозги», система распознавания и, конечно, оператор. Беспилотник, утрируя, это летающая машина с «глазом» и, возможно, с системой вооружения. Более сложные беспилотники, такие как американские стратегические «Глобал Хоук», имеют, конечно, очень серьезные системы разведки, но и обязательно системы передачи данных. Такая концепция принята давно: летают только «глаза» и «уши», а «мозги» на земле. Потому что потеря беспилотника с «мозгами» на борту означает потерю всех данных. А при действующей концепции, если даже происходит потеря беспилотника, данные остаются у оператора.

— Это что касается разведки. А ударные беспилотники?

— Ударные тоже производят разведку и поражают цели. Конечно, по команде оператора. Для того чтобы он сам принимал решение на поражение, нужно тот командный центр, который на земле, запихнуть в этот беспилотник. А у того же турецкого коптера «Каргу» всего 15 кг веса.

— То есть вопрос в вычислительных мощностях бортового компьютера летательного аппарата?

— Обработка образов — это очень сложная программно-математическая задача. Должна храниться библиотека образов — банк данных, чтобы дрон мог определить, что танк — это танк, а не просто сарай и так далее. Если проводить аналитику на борту, то нужна очень большая машина. Конкретного человека идентифицировать вообще невозможно. У оптики на борту слишком плохое для этого разрешение. У чистых «разведчиков» она, конечно, получше — там можно поставить серьезный оптический комплекс, поскольку не нужно нести никакого вооружения. Но если мы говорим про ударные беспилотники, то вес вооружения сокращает вес разведывательного оборудования. И, соответственно, оптика хуже. Распознать человека удастся с трудом. Даже если такому дрону поставить задачу, человек будет выглядеть, условно, как несколько пикселей. И уж тем более распознать, что это именно нужный человек – главарь, например, группировки, — это за гранью разумного. Пока с теми технологиями, которые есть, это нереально. Вот, например, по Касему Сулеймани, которого устранили в Ираке, работали наземные группы. Проводилось опознание людьми, говорят, чуть ли не половина персонала в аэропорту, куда он прилетал, была заменена на агентов. Они его «вели» прямо с самолета. Были и группы прикрытия — на случай, если его не удастся ликвидировать ракетным ударом. В аэропорту были снайперы, чтобы в случае чего довершить операцию. И все данные стекались в единый центр, откуда осуществлялось управление беспилотником. И вот когда дрону подтвердили, что это именно та цель, та машина, в ней находится именно тот человек, только тогда был произведен пуск.

Пункт управления беспилотниками.
© af.mil
Пункт управления беспилотниками.

— Никакой самодеятельности…

— Никакого самостоятельного решения — увидел, нашел, определил и уничтожил — быть не может. Повторюсь, это фантастика.

— А как работают барражирующие боеприпасы?

— Барражирующие боеприпасы тоже имеют оптику. Но их нужно привести в нужный район и навести на цель. Обычно барражирующий боеприпас работает в паре с дроном-разведчиком, который «висит» высоко и определяет цели. Вот он определил, что там танк стоит, тут — зенитный ракетный комплекс. Так они, например, в Нагорном Карабахе работали. А дальше барражирующий боеприпас идет к этой цели сначала по координатам, а потом «захватывает» ее своими системами и точно поражает.

— Давайте представим: вот мы точно знаем, что в зоне, в которую мы отправляем дрон, есть БТР, зенитный комплекс и окопалась группа «бармалеев». Можно ли загрузить три образа в память дрона и отдать приказ: увидел — уничтожай?

— Все равно будет ошибка. Американцы такое делали. Они свои «Риперы» (разведывательно-ударный беспилотный летательный аппарат MQ-9 Reaper. — «АС») снабжали такими изображениями. Примерно как у них работает ракета «Томагавк», когда она летит в зону цели, у нее имеются все 3D-изображения цели, и она сравнивает картинку и попадает. Но не всегда точно. Американцы поставили то же самое на «Риперы», и эти беспилотники начали уничтожать и людей с оружием и людей без оружия: у него на «фотографии» изображена толпа — это боевики, он прилетает — а там свадьба. А он все равно по ней отбомбился. И американцы от этой схемы отказались. Потому что она не дает 100% гарантии выполнения боевой задачи. Слишком много ошибок. Даже в своих наставлениях они пишут, что, когда беспилотник самостоятельно выходит в зону цели, к нему обязательно опять подключается оператор, чтобы скорректировать его работу. Особенно если мы говорим про подвижную цель, такую как военная техника или бойцы какого-либо подразделения. Они могут перемещаться, они же не будут ждать, когда к ним прилетит привет в виде такого дрона.

— Не хватает скорости обработки информации…

— Американцы только-только наладили систему, в которую они от «Риперов», от других разведчиков всю информацию аккумулируют. И там искусственный интеллект, это очень мощный вычислительный комплекс, старается ее очень быстро дешифровать. Раньше у них на дешифровку уходило более двух суток. Сейчас этот показатель сократили до 12–15 часов. А тут нам говорят: турецкий дрон полетел, проанализировал, все сделал… У американцев в этом комплексе на земле еще и люди сидят, проверяют, что там машина дешифровала, — потому что машина, она все равно неадекватно все делает.

— Несколько лет назад говорилось, что в нашем военном технополисе «Эра» ведется создание библиотеки образов, скажем так, целей. Это как раз для повышения скорости обработки поступающей от беспилотников информации?

— Когда у вас есть бибилиотека образов, того, как «в цифре» могут выглядеть техника, объекты, то распознавание система делает быстрее. У дрона есть полоса обзора, а есть полоса захвата. Ну, например, летит над пустыней, раз — какой-то объект. Он в «обзоре» увидел, а потом в «захвате» уже с высоким разрешением зафиксировал. Но что это — он не определяет, это делают уже на земле. А на земле как раз есть библиотека образов — база данных, подтвержденных образов. Происходит сравнение (данные от беспилотника «в цифре» и в библиотеке «в цифре»), и выдается итоговое изображение, которое сличает человек. И подтверждает: да, это танки, согласен.

— Получается, что окончательное решение до сих пор остается за человеком.

— Да, прорыва пока не случилось.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.