МКС: 20 лет на орбите

МКС: 20 лет на орбите

Как все начиналось
© nasa.gov
Как все начиналось
27 ноября 2018, 11:30
Реклама

На двадцатилетие Международной космической станции в Москву съехались первые лица мировой космонавтики. Пионеры освоения МКС, руководители международных космических агентств и мэтры ракетостроения попытались объяснить скептическим обывателям смысл пилотируемой космонавтики в XXI веке и подтвердили, что космос пока остается незыблемой точкой дружбы народов и стран, на земле давно расписавшихся во враждебности друг к другу. Корреспондент «Армейского стандарта» изучил точки зрения на перспективы пилотируемой космонавтики.

Двадцать лет кружит на высоте четыре сотни километров над Землей Международная космическая станция. Первый сегмент огромной станции, российский модуль «Заря», был выведен на орбиту 20 ноября 1998 года, а американский блок «Юнити» присоединился к нему 17 дней спустя, 7 декабря. Европейские же и японские модули появились лишь через десять лет.

Отметить круглую дату непрерывного околоземного полета космические специалисты всего мира приехали в Россию. Форум по случаю юбилея крупнейшего за всю историю человечества орбитального комплекса прошел в восстановленном павильоне «Космонавтика» на ВДНХ. Обильная отделка фасадов и залов «серпасто-молоткастой» лепниной недвусмысленно намекала всем собравшимся на глубочайший советский след в эре космонавтики.

— Спеша заверить коллег по космическим исследованиям в нашем дружелюбном отношении, я не могу поверить, что уже прошло 20 лет, — кажется, что это было вчера! — расчувствовался заместитель администрации NASA Уильям Герстенмайер.

— Но не стоит думать о прошлом, продолжал представитель американского аэрокосмического агентства. — Есть прекрасная станция, прекрасные экипажи — все это зовет нас двинуться дальше в Солнечную систему и принести пользу человечеству!

Столь же лиричен был и директор Европейского космического агентства ESA Йоган Дитрих Вёрнер:

— Когда-то Рейган говорил: «от Freedom («Свобода», проект орбитальной станции США. — «АС») — к МКС», Ельцин — «от «Мира» к МКС». Так что МКС — это по-прежнему слияние свободы и мира, редкое место, куда мы можем ездить друг к другу без виз!

— В этом году мы празднуем двадцатилетие станции, а в следующем году мы будем праздновать 10-летие японского модуля, — сказал вице-президент японского агентства космических исследований JAXA Коичи Ваката. — Ничто так не демонстрирует наши возможности работы

в общих целях, как международные экипажи МКС!

— По состоянию на сегодняшний день 231 человек из 18 стран мира в составе 57 экспедиций жили и работали на станции с момента создания МКС, — обозначил актуальные цифры гендиректор госкорпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин.

— И на этом фоне самый частый звучащий сегодня в отношении МКС вопрос — нужна ли в таком объеме пилотируемая космонавтика сегодня? Подстраховать человека робот может и должен. Но заменить не сумеет. Ибо научные исследования и управление кораблем предполагают постоянные принятия нетривиальных решений, на которые искусственный интеллект не способен, — заключил глава Роскосмоса.

Впрочем, специалисты признают, что сегодня налогоплательщикам явно недостаточно рассказывают, зачем на орбите летает 420-тонная станция, зачем тратится столько средств на подготовку экипажей.

— Обыватель спрашивает — лишний батон колбасы у меня в холодильнике от этих полетов, что ли, появился? — грустно констатирует экс-директор Росавиакосмоса Юрий Коптев. — Но, несмотря на недопонимание, польза пилотируемых полетов и длительных экспедиций огромная. К примеру, на основе космического опыта сейчас на земле реализуется такое важное и перспективное направление, как телемедицина. Или, скажем, космический тренировочно-восстановительный костюм «Чибис» — на его базе был создан специальный костюм для лечения детей с церебральным параличом. Почти все разработки и исследования на МКС приводят к улучшению земных технологий.

Возвращаясь же в не столь далекое прошлое, стартовый для космического строительства 1998 год вспоминается для нашей страны, мягко говоря, непростым. А уж 1993-й, когда происходили ключевые договоренности между Россией и США, — и вовсе трагичным.

Приехав с первой совместной консультационной встречи с американскими коллегами, Сергей Шаевич, директор программы МКС/ФГБ из космического центра имени М.В.Хруничева, попал по времени в самую острую фазу обострения вокруг Белого дома, который обстреливали танки:

— На встрече в Штатах проходило знакомство специалистов, изучались взаимные возможности, — рассказал Сергей Шаевич. — На тот момент не сложилось еще понимания, как строить станцию, непрерывно рождались новые конфигурации, и даже не было еще окончательно понятно, сохранят ли американцы свой проект станции «Freedom» или все же решатся строить новую станцию вместе с Россией. При голосовании один голос перевесил в пользу постройки станции МКС с участием российской стороны! Когда же мы вернулись в Россию, тут уже бушевали известные события 93-го, обстреливался Белый дом... И мы окружным путем, объезжая баррикады, отправились из аэропорта в центр Хруничева. Там прошло экстренное совещание, во время которого был нарисован эскиз будущего первого орбитального модуля. Конфигурация станции возникла буквально на обычном клочке бумаги шариковой ручкой — но сразу было предусмотрено все, что так помогало в последующих стыковках, — множество двигателей, прецизионное управление ориентацией вокруг центра масс, обеспечивающее активные маневры и стыковку с пассивным объектом.

Затем последовали длительные и сложнейшие консультации по поводу совмещения технологий и стандартов.

— У нас были разные стандарты в программном обеспечении, в управлении, в навигации, автоматической диагностике неисправностей. Все это нужно было привести к единым стандартам. Договорились, что наши отвечают за двигатели, американцы — за силовые гироскопы, — вспоминает Владимир Бранец, разработчик систем управления для МКС, первый зам. генерального конструктора РКК «Энергия» в 1998–2007 годах.

Подытоживая же разговор, исполнительный директор по пилотируемым космическим программам госкорпорации «Роскосмос», участник шести космических полетов летчик-космонавт Сергей Крикалев и его старый боевой товарищ Роберт Кабана, первый американский астронавт, прилетевший на МКС, назвали особой ценностью «конфликтную нейтральность» космоса, столь важную сегодня, на фоне полного отсутствия политического взаимопонимания между партнерами по МКС. Нельзя забывать, что масштабное сотрудничество России и США в космосе началось в середине 70-х, на самом пике «холодной войны» и вопреки ей. Сегодня этот «островок взаимопонимания», которым является МКС, обязательно нужно сберечь!

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.