Русский богатырь в «битве народов»

Русский богатырь в «битве народов»

Подвиг гренадера Финляндского полка сразу ушел в народные предания и легенды
Битва под Лейпцигом. А. Н. Зауервейд
Подвиг гренадера Финляндского полка сразу ушел в народные предания и легенды
' + '' + ' ' + ''+ ' Битва под Лейпцигом. А. Н. Зауервейд
18 октября 2018, 10:14
Реклама

В Санкт-Петербурге, на Кирочной улице, стоит здание мемориального музея А.В.Суворова. А в скверике, его окружающем, можно увидеть странное сооружение, издали похожее на высокое каменное надгробие. При близком рассмотрении оказывается, что это постамент из красного гранита. На нем можно разобрать высеченные буквы: «Родному полку». Вот только никакого памятника на постаменте нет. Что это за памятник? И кому он был посвящен? Чтобы ответить на эти вопросы, «Армейский стандарт» заглянул в начало XIX века.

Из ополчения — в лейб-гвардию

Итак, 1806 год. Наполеон Бонапарт размашисто шагает по Европе, побеждая одну армию за другой. Россия, потерпевшая поражение по Аустерлицем, под угрозой вторжения «корсиканского чудовища» готовится к новой масштабной войне. Готовится серьезно — Александр I издает Манифест о создании земского войска — народного ополчения по все стране. Его еще именовали милицией. Один из таких батальонов милиции был собран под Петербургом по преимуществу из так называемых дворцовых крестьян, то есть проживавших на землях императорской семьи. Она ему и покровительствовала. Этому соединению ополченцев суждено было стать образцово-показательным. Поначалу его вообще содержали на личные средства императора, так что у ратников было все в порядке и с амуницией, и с вооружением.

Военной подготовке тоже уделялось особое внимание. В батальон набрали еще и много финнов из Ингерманландии. Доходило до того, что офицеры сами изучали финский язык, чтобы объясняться с подчиненными. Видимо, сделать это было легче, чем обучить призывников русскому...

Та война закончилась в 1807 году принуждением России к Тильзитскому миру. Но элитный батальон, успевший геройски проявить себя на поле боя, не потерялся. В 1808 году он был причислен к гвардии, а Отечественную войну 1812 года, обновленный и укомплектованный лучшими воинами, встретил уже лейб-гвардии Финляндским полком. Полк отменно воевал при Бородине, проводил французов до границы страны и, перейдя вместе со всей армией Неман, пошел в зарубежный поход против Наполеона. Союзниками России стали Пруссия, потом Англия, Австрия и Швеция.

Первая половина 1813 года прошла в сражениях и маневрах, военных и политических. Войска то продвигались вперед, то отходили, то простаивали во время перемирия. Но к осени армии союзников подобрались к Лейпцигу. Наполеон, сосредоточивший там основную массу своих войск, твердо намеревался дать решающее сражение.

Битва за Госсу

Ничего равного «битве народов» — а сражались в ней с разных сторон русские, австрийцы, поляки, французы, немцы и представители многих других наций — в истории человечества до той поры не было. Армии, насчитывающие по 200 тысяч человек, расположились на огромном пространстве в пригородах Лейпцига. Бой начался ранним утром 16 октября 1813 года и продлился до глубокой ночи. Наступления и контрнаступления, развернувшиеся на широком фронте, на деле выглядели как локальные сражения за ключевые позиции, что по нескольку раз могли переходить из рук в руки. И одним из главных эпизодов первого дня битвы стало сражение за деревню Госса.

«Побывав прежде на месте сражения, усмотрел я, сколь важно было сохранение во власти нашей деревни Госсы, обеспечивающей центр нам», — писал позднее генерал Ермолов.

Действительно, деревня эта расположилась в центре линии союзников. И именно слабый центр вознамерился атаковать Наполеон, стремясь разбить армию врага на две части. Интересная деталь: не более чем в пятистах метрах от Госсы на высоком холме расположились три императора — российский, прусский и австрийский, и когда в стремительной атаке на деревню накатила кавалерия Мюрата, в клочья порвав всю оборону, над сиятельными союзниками нависла реальная угроза.

Спасли положение казаки, неожиданно атаковав Мюрата с фланга. А Александр I меж тем повелел выдвигаться к центру резервам, в том числе и финляндцам. Им, а также еще двум гвардейским полкам предстояло биться в Госсе с элитными наполеоновскими частями — старой и молодой гвардией.

Деревня эта, к слову, была не похожа на отечественные, с их избами и завалинками. Все в ней было основательно, по-саксонски — каменные дома, окруженные высокими стенами, каждый из которых, таким образом, легко превращался в боевой форт. Но ничего не оставалось, как брать штурмом эти дома один за другим.

Вот как это происходило. Сначала к полку подъезжает император со словами: «Ребята, в дело! С Богом!» Звучит «ура». С ружьями наперевес, со строевыми песнями полк ускоренным шагом придвигается к деревне, и командующий полком выстраивает его в три колонны. Гвардейцы наступают под шквальным огнем. Поверженные бойцы валятся рядами, но полк заходит в село.

Первый среди равных: подвиг Леонтия Коренного

А дальше пошла рукопашная. И был это упорный и богатый на подвиги бой. Прапорщик барон Саргер «первый бросился штурмовать деревню, где и ранен в левое плечо с повреждением кости». Поручики Энгельгардт и Байков продолжали командовать: первый — стрелками, второй — ротой, несмотря на контузии...

(Подобных упоминаний в отчетах о бое десятки. В тот день в Финляндском полку было убито и ранено до половины офицеров и четверть бойцов нижнего состава.)

...Штабс-капитан Ралль вызвался взять вражеское знамя, ударил с ротой в штыки, и прапорщик Эгерштром знамя захватил. Поручик Марин был ранен в руку и ногу, но выбил солдат из одного из домов, где и укрепился. Уже после боя тот же Марин, обходя передовые посты с двумя солдатами, наткнулся на пикет неприятеля. Командир пикета потребовал отдать ему шпагу, но Марин здоровой левой рукой сбил его с ног.

Французы сражались умело и храбро. Отразили первый, приступ, второй... Лишь на третий раз гвардейцам удалось взять Госсу и укрепиться в ней. В этом бою чудеса стойкости показал и комполка Максим Константинович Крыжановский. Он был трижды ранен в ноги, но поле боя не оставлял, приказывая его поддерживать и перевязывать. Потом был контужен ядром в грудь и, возможно, так бы и погиб во славу русского оружия, если бы еще одна пуля не ранила его в плечо и генерал-майора не унесли с поля. Но он еще нашел силы доложить о ходе сражения Александру I.

Забегая вперед, скажу, что к строевой службе после таких ранений Крыжановский так и не вернулся, но армию не оставил и умер в почете и уважении в 1839 году в возрасте 61 года.

Но самый славный подвиг, вошедший не только в историю, но и в фольклор, совершил гренадер Леонтий Коренной.

В самом начале боя полковник Жерве с солдатами перелез через деревенскую каменную стену. Французы со всех сторон налетели на кучку храбрецов. Коренной помог офицерам перебраться обратно через стену, сам же отбивался от наседавших на него врагов, до тех пор пока не остался один. Прижатый к стене, окруженный французами, которые кололи его штыками, опасаясь приблизиться, он бился, пока не упал обессиленный — с 18 штыковыми ранениями!

А через несколько дней Леонтий Коренной вернулся в расположение полка. И рассказал, что восхищенные его доблестью французы, перевязав его раны, отпустили из плена. И сам Наполеон, узнав о его подвиге, поставил его в пример своим войскам.

Леонтий Коренной еще до битвы народов был «отличником боевой подготовки». В Бородинском сражении он с товарищами в штыковой выбил противника из леска и удерживал его за собой, за что гренадер получил Георгиевский крест. Но теперь он удостоился славы всероссийской. В полку сложили о нем песню. Подвиг его изображали на гравюрах и картинах.

Из были в сказку

Жаркий бой 16 октября в итоге ничего не дал ни одной из сторон, кроме десятков тысяч убитых и раненых, которых убирали с поля весь следующий день, 17 октября. Тем временем прибывали все новые подкрепления, и слабость Наполеона становилась очевидной — к нему подошло лишь 15 тысяч человек, армия же Бернадотта и Беннигсена, подоспевшая к союзникам, насчитывала 110 тысяч человек. Силы антинаполеоновской коалиции теперь превосходили противника практически вдвое. Тем не менее Бонапарт решил продолжить бой, хотя и отступил на новые позиции.

Ключевым моментом боя 18 октября стал внезапный переход саксонских войск от Наполеона к союзникам. Силы их были не очень велики — три тысячи солдат, пара десятков орудий, но психологический эффект оказался очень значительным. Да и без саксонцев коалиция напирала на французские войска. И 19 октября Бонапарт все же оставил Лейпциг, отступая. Битва закончилась победой союзников. Общие потери с двух сторон составили, по разным данным, 120–130 тысяч человек убитыми и ранеными. Уже через полгода войска союзников вошли в Париж, а Наполеон отрекся от престола.

Пришло время торжеств и чествования героев. Многочисленные награды не обошли стороной лейб-гвардии Финляндский полк. А что же народный герой Леонтий Коренной? А он… исчез. Не встречается больше о нем упоминаний ни в одном полковом документе. Иногда пишут, что он стал знаменосцем полка, что была пожалована ему серебряная медаль на шею. Но ни в одной истории полка — а их до революции было написано три — ничего об этом не говорится. Напротив, исследователи оговариваются: мол, несмотря на тщательные изыскания, списков нижних чинов, удостоенных наград за битву под Лейпцигом, не удалось отыскать. То ли потерялись, а то ли вообще не было донесений о сражении из-за большой убыли офицеров, включая командира полка.

Более того, о подвиге Леонтия Коренного все поздние исследователи говорят, ссылаясь на первую историю полка, составленную в 1846 году Аполлоном Мариным (тем самым, что одной левой нокаутировал француза). Тот же услышал о Коренном от полкового священника Василия Сицилинского, которому, в свою очередь, рассказывал о нем полковник Жерве. И даже давал читать «Французский вестник» со словами Наполеона.

Так что одно можно сказать с уверенностью: из бравого солдата Леонтий Коренной в одночасье стал фигурой мифической, собирательным образом русского героя, настоящим Василием Теркиным XIX века. Но в полку его историю ценили особо. И когда в 1906 году отмечали его столетний юбилей, то постамент памятника, поставленный по такому случаю в офицерском собрании полка на Васильевском острове, украсили именно фигурой Коренного — гренадера со штыком наперевес.

И снова здесь начинаются загадки. После революции фигуру с памятника убрали, а постамент перенесли на Кирочную. Когда это сделали — неизвестно. Зачем — тоже. Ведь не дворянин стоял на постаменте, не буржуй, а самый что ни на есть представитель простого народа. И если уничтожили статую, почему сберегли пьедестал?

Трудно предположить, будут ли когда-нибудь даны ответы на эти вопросы. Но в истории Леонтия Коренного есть неоспоримая мораль — русский солдат способен на такие подвиги, которые сразу же становятся легендой. Красивой легендой о мужестве и героизме.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.