«Прошу считать меня... Героем»

«Прошу считать меня... Героем»

Как в сталинские времена наградные органы чуть не вручили Звезду беглому уголовнику
© wikipedia.org
Как в сталинские времена наградные органы чуть не вручили Звезду беглому уголовнику
28 ноября 2018, 10:24
Реклама

Сейчас, к сожалению, редко кого удивишь «ряжеными» самозванцами. Нет-нет да и мелькнут на публике какие-то «самопровозглашенные» полковники, генералы, атаманы, красующиеся в пошитой на заказ красивой форме, бряцающие рядами непонятных медалей на груди. В прежние времена, при том же Сталине, такой вольницы не было. А потому и случаев появления «ряженых» в советской хронике правонарушений очень мало. Тем удивительнее тот, о котором расскажет «Армейский стандарт».

Самую почетную награду СССР — звание Героя Советского Союза — за все годы получили более 12,5 тысячи человек. Абсолютное большинство этих людей заслужили Золотую Звезду, действительно совершив подвиг в военное или мирное время. Однако в ряды Героев однажды затесался прохвост, который смог добиться получения (и вполне официально) престижного звания ни за что. Фактически сам себя наградил Золотой Звездой, сфабриковав необходимые для этого документы.

Его настоящее имя — Валентин Голубенко. Вор-рецидивист, мошенник. За свои художества преступник был отправлен в лагерь на строительство канала Москва—Волга. Однако в 1937-м ухитрился бежать. Оказавшись на воле, ловкач украл чужой паспорт, переклеил в нем фотографию и превратился в Валентина Пургина. Именно под этим именем он и фигурирует в официальных документах о присвоении звания Герой Советского Союза.

Но как подобная афера удалась беглому зэку?

Голубенко-Пургин, «организовав» себе новый паспорт, вскоре добрался до Москвы. Здесь ему приглянулась карьера журналиста. Сперва прохиндей сумел устроиться корреспондентом в «Гудок». Однако в газете железнодорожников не задержался: свел дружбу с сотрудниками «Комсомольской правды» и перешел работать туда. Рецидивист даже смог сделать карьеру в молодежке: весной 1939 года его назначили заместителем заведующего военным отделом.

Превратившись в репортера, рецидивист неоднократно использовал прежние свои криминальные навыки. Однажды, находясь в частях действующей армии, он стащил из канцелярии несколько бланков 39-й стрелковой дивизии. Они ему очень пригодились.

Валентин не раз изготавливал фальшивые бумаги-поручения, согласно которым «корреспондент Пургин» якобы направлялся по линии наркоматов обороны и ВМФ на «спецзадания». Одну из таких подделок редакция получила зимой 1940-го: запечатанный сургучом пакет будто бы из штаба 39-й стрелковой дивизии, воевавшей на финском фронте. В находящемся там документе предлагалось отправить журналиста Пургина в подразделения дивизии «для выполнения особых поручений командования». В итоге ловкий самозванец сумел получить командировку от редакции аж на 4 месяца. Его начальство было уверено, что зам. редактора отдела находится в частях Красной армии, воюющих с белофиннами, а на самом деле Пургин прогуливал командировочные, преспокойно живя в московской квартире одного из своих приятелей.

Однако благополучного существования в образе газетного корреспондента честолюбивому мошеннику показалось мало. Он решил для пущего впечатления на окружающих украсить себя государственными наградами. Сначала Пургин «сварганил» наградные документы на два ордена Ленина, а потом решил, что их следует дополнить Золотой Звездой.

Сказано — сделано. В марте 1940-го мошенник отправил в Наркомат обороны безукоризненно сработанный им же наградной лист — на бланке все той же 39-й дивизии, со всеми необходимыми печатями и подписями дивизионного командования (видимо, каким-то образом сумел получить копии подлинных автографов и оттиски печатей). В бумаге значилось, что за героизм и отвагу, проявленные в боях с белофиннами, младший командир и корреспондент «Комсомольской правды» Валентин Петрович Пургин представляется к званию Героя Советского Союза.

Вся эта липа выглядела настолько убедительно, что сотрудники наградного отдела не стали даже перепроверять сведения о сотруднике одной из самых уважаемых в стране газет. В результате поддельное представление благополучно ушло вместе с другими — подлинными, в Президиум Верховного Совета СССР, и 21 апреля 1940 года появился очередной указ о присвоении почетного звания. В списке из пятнадцати фамилий фигурировал и В.П.Пургин.

На следующий день, 22 апреля, указ опубликовала «Комсомольская правда», а еще через некоторое время в «молодежке» появилась большая статья, где расписывались фронтовые подвиги младшего командира Пургина. Эту сказку написал один из редакционных приятелей Валентина под его диктовку.

Впрочем, до вручения обманщику Золотой Звезды дело все-таки не дошло. И помешала этому как раз статья в «Комсомолке». Она была проиллюстрирована фотопортретом «героя», а по нему дотошные чекисты заподозрили, что под именем Валентина Пургина на самом деле скрывается совсем другой человек — беглый зэк, находящийся во всесоюзном розыске.

Стоило лишь оперативникам копнуть чуть поглубже эту историю, они выявили все фальсификации лже-Пургина — и с паспортом, и с наградами... 23 мая 1940 года мошенник был арестован.

Еще через несколько месяцев, в августе 1940-го, Военная коллегия Верховного суда СССР по совокупности «заслуг» приговорила рецидивиста Голубенко к расстрелу. До того, 20 июля, вышел указ Президиума Верховного Совета — об отмене решения о присвоении звания Героя Советского Союза ловкому мошеннику. К слову сказать, это был первый в истории случай лишения человека звания Героя.

Хотя формально Голубенко-Пургин свою мечту сумел осуществить: на протяжении трех месяцев он все-таки являлся кавалером Золотой Звезды.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.