Забытая, но великая: битва при Молодях

Забытая, но великая: битва при Молодях

Мастерство полководцев и синхронный удар обеспечили победу над войском крымских татар
© wikimedia.org
Мастерство полководцев и синхронный удар обеспечили победу над войском крымских татар
09 июля 2018, 10:27
Реклама

О битве при Молодях, что произошла более четырех веков назад в шестидесяти километрах к югу от Москвы, редко рассказывают в школах. А между тем многие историки считают, что это сражение, произошедшее в 1572 году, имеет для русской истории такое же значение, как Куликовская или Полтавская битвы. И уж во всяком случае, событие заслуживает зачисления в официальный список дней воинской славы России. Так что же это за битва такая? И какой враг бродил в те времена так близко от Москвы? Давайте разберемся.

«Собака крымский царь»

1572 год. Не самое веселое время для Русского царства. В стране лютуют опричники Ивана Грозного. Тремя годами ранее был фактически вырезан Новгород. Пока относительное затишье в Ливонской войне за северные территории. Зато оживились нежеланные гости с юга — крымские татары. Их набеги, конечно, не были новостью. За последние сто лет они ходили на русские земли почти каждый год. Да что говорить — едва ли не вся экономика Крымского ханства базировалась на этих набегах, основной целью которых был ясырь, то есть пленники. Крымские воины были охотниками за живым товаром и гнали в полон сотни и тысячи обитателей окраин русского государства, да и западных его соседей, той же Речи Посполитой.

Гнали, чтобы продать на невольничьих рынках: мужчин — на галеры, рытье оросительных каналов и другие работы, женщин — в наложницы и служанки. А в конце XVI века к простому стремлению поживиться добавились и геополитические цели.

Как известно, Русь подчинила к тому времени Казанское и Астраханское ханства, что совсем не нравилось Османской империи, справедливо видевшей в этом покушение на собственную сферу влияния.Крымское ханство было вассалом турок, и с его помощью можно было попробовать отбить Казань и Астрахань.

Правивший в Крыму в 1551–1577 годах Девлет Гирей I был весьма близок к достижению этой цели.

Тут уместно небольшое лирическое отступление. Помните фильм «Иван Васильевич меняет профессию», а именно эпизод пира в царских палатах? Помните песню, которую запевают гусельники, прежде чем Жорж Милославский обучает их хиту «Вдруг как в сказке скрипнула дверь»? Медленную, протяжную, о том, как сбирается на Русь «собака крымский царь»? Так вот песня эта подлинная. И крымский царь — это как раз и есть Девлет Гирей. В 1571 году его набег на Русь получился крайне удачным. Орда переправилась через Оку не в тех местах, где их поджидали русские охранные полки. Добралась до Москвы. Выжгла всю ее деревянную часть. Хорошо погуляла по Центральной России, разграбив 36 городов и угнав в полон огромное количество людей.

«Можем повторить», — решил Девлет Гирей и в 1572 году собрался в новый поход с очень значительным войском: летопись говорит о 120-тысячной крымско-турецкой армии, хотя современные историки склонны считать это преувеличением. Они оценивают численность войск Девлет Гирея в 40–60 тысяч человек. Тоже немало.

Дела в 1572 году на Руси, повторим, шли не очень. От прошлогоднего разорения страна толком не оправилась, да еще вдобавок ко всему случились голод и эпидемия чумы. Крымский хан вполне резонно полагал, что поход будет быстрым и нетрудным.

О грядущем походе на Руси знали. Догадывались, как он начнется. Благо, крымчане никогда не баловали разнообразием «дебютов». Войско двигалось на Русь по примерно одному и тому же пути. Обычно это был так называемый Муравский шлях — от Крыма по водоразделу рек Ворскла и Северный Донец вплоть до Оки в районе Серпухова. У дороги было несколько ответвлений, например, Изюмский шлях (именно туда отправились выбивать крымского хана стрельцы все в том же «Иване Васильевиче»). По мере продвижения войско расходилось несколькими отрядами, как спицы зонтика, набирало пленников и отступало обратно, предпочитая обычно не вступать в серьезные бои.

Большое войско Девлет Гирея шло, особо не опасаясь противника, к Оке.

Стояние на Оке

Что могли противопоставить русские? Пограничную стражу на берегу реки. Начальником ее был князь Михаил Иванович Воротынский — опытный военачальник лет 60, один из главных героев взятия Казани, испытавший от Ивана Грозного и похвалу, и опалу. Быть может, он и не был великим полководцем, зато отличался другими важными достоинствами — стойкостью, непреклонностью, смелостью.

Крымское войско, впрочем, обошло стороной русских и двинуло было на Москву. Но столь уверенный марш дал возможность Воротынскому зайти татарам в тыл. А на подмогу уже спешили со стороны Калуги полки Андрея Хованского и Дмитрия Хворостинина, из Каширы — полки Ивана Шуйского и Василия Колычева. Забегая вперед, можно упомянуть, что в общей сложности численность русских войск составляла около 20 тысяч человек, что, даже по самым скромным оценкам, вдвое меньше татарского войска.

Конечно, маневр с заходом в тыл войску противника делают не от хорошей жизни. Он весьма рискованный, ведь дорога к намеченной цели остается для врага открытой. Но в данном случае такая тактика себя оправдала. Девлет Гирей счел, что оставлять за спиной не самое маленькое и по-боевому настроенное войско было бы опрометчиво. Ну как еще и Москва окажется лучше защищена, чем годом ранее?

А тут еще отряд русских войск, управляемый Дмитрием Хворостининым, разбил арьергард Девлет Гирея. Это произошло 29 июля 1572 года. И крымский хан, что называется, повелся. Он развернул свою огромную армию к небольшому отряду Хворостинина.

Однако пасть смертью храбрых в неравном бою молодой воевода не собирался. Он начал отступать, но не просто так, а подводя крымчан к основным войскам, которые встали в стратегически удобном месте, у Молодей (холм, прикрытый рекой), и соорудили гуляй-город.

Что это такое? Особое полевое укрепление, представляющее собой огромные дубовые щиты, установленные на прочные телеги. Из нескольких таких телег, как из кирпичиков «лего», можно было собрать стену или соорудить полевую крепость любой — квадратной, круглой — формы. Между тележками делался проход для отхода своих войск. В щитах были бойницы, из которых велся обстрел наступавших с помощью пищалей и небольших пушек.

Неприступный гуляй-город

На сегодняшний взгляд, гуляй-город и его западноевропейский братец вагенбург кажутся чем-то несерьезным — какие-то доски на колесиках, пусть и крепкие. Но для XVI столетия это был очень эффективный способ обороны. Что в ту эпоху составляло основную ударную силу наступавшего войска? Конечно же, конница, сминавшая в атаке пехотинцев, которые ничего не могли ей противопоставить. Стрелять из громоздких пищалей воины просто не успевали. Но когда они укрывались за непробиваемыми ни пулями, ни стрелами щитами, положение дел менялось. Времени и возможностей для огня — массированного, не позволяющего приблизиться всадникам — хватало. Это потом, с приходом тяжелой полевой артиллерии, способной разметать гуляй-город, его роль в военном деле будет исчерпана. Но пока для конного войска, нацеленного на быстрые перемещения и не обремененного пушками, гуляй-город представлял серьезную преграду, в чем Девлет Гирей и убедился.

Под жесткий огонь крымский хан попал уже во время преследования Хворостинина, скрывшегося за стеной.

Новые атаки, огонь из-за щитов, кони разворачиваются, враг отбит. И опять конница скачет на изрядно подкопченные щиты укреплений, всадники нахлестывают лошадей, взбираясь на холм. Снова следует залп за залпом, и падают наземь убитые кони и поверженные всадники. (Надо сказать, что гуляй-город позволял вести прицельную стрельбу, и крымскотатарское войско ощутило это в полной мере.) 31 июля Девлет Гирей идет на штурм уже всеми силами, и опять напор его удается сдержать.

1 августа в ходе битвы наступает затишье. Противники отдыхают, подсчитывают убитых, перевязывают раненых и думают, что делать дальше. Дела у Девлет Гирея обстоят не лучшим образом, и он это понимает. Блицкрига не получилось. Москва по-прежнему далеко, и чтобы до нее дойти, надо повернуться спиной к способному хорошенько укусить войску. К тому же крымский хан попросту зол — соратники гибнут сотнями, а укрепления русских по-прежнему стоят. Так он воевать не привык.

В стане Воротынского было тоже не до смеха. Еще когда гнались за татарами, забыли об обозе. И вот бойцы уже практически голодают, а главное — порох может закончиться, и тогда положение воинов станет и вовсе незавидным.

Что придумывает Девлет Гирей? Спешить все войско, включая и элитные части — янычар, и идти на штурм, отказавшись от лошадей. Решение по-своему правильное. Пехотинцам подобраться к щитам, перелезть их и опрокинуть будет легче.

Что придумывает Воротынский? Победить врага хитрым маневром. И вот, пока татары по трупам павших товарищей лезут на укрепления и теряют в сече руки и головы, он, возложив оборону на все того же храброго Хворостинина, потихоньку отводит основные силы из укрепления, проводит их оврагом и нападает на врага с тыла, поддерживая тем самым вылазку из-за укреплений воинов Хворостинина.

Мастерство полководцев, их синхронный удар обеспечивают победу. Теснимые с двух сторон татары не выдерживают и обращаются в бегство. Полный разгром! Разбиты янычары, убиты и захвачены в плен представители татарской знати. Тысячи крымчан убиты при преследовании и попытке перебраться через Оку. Битва при Молодях заканчивается однозначной победой русской армии.

Девлет Гирей больше сам на Русь не ходил. Он умер от чумы в 1577 году в Бахчисарае. Глава русского войска при Молодях, князь Михаил Иванович Воротынский, стал было одним из самых популярных людей на Руси, но уже в следующем, 1573 году попал в опалу, был обвинен в происках против царя и то ли был казнен, то ли умер сам — однозначного ответа историки пока не дали.

Второй герой битвы — князь Дмитрий Иванович Хворостинин — воевал потом и с татарами, и с поляками, и со шведами, продолжил службу при Федоре Иоанновиче, заслужив к тому времени славу едва ли не лучшего русского полководца. Он умер в 1590 году, приняв незадолго до смерти монашеский постриг.

Мелкие набеги крымских татар возобновились уже в следующем, 1573 году. Да по большому счету они не прекращались вплоть до покорения Крыма в конце XVIII века. Но столь опасными, угрожающими самому существованию русского государства эти походы уже не были.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.