Тяжелые воздушные бои легкой «Чайки»

Тяжелые воздушные бои легкой «Чайки»

Летчик-герой Петр Самохин встретил войну на истребителе И-153
© Фото из архива автора
Летчик-герой Петр Самохин встретил войну на истребителе И-153
18 декабря 2019, 14:30
Реклама

События Великой Отечественной войны за прошедшие со времени ее окончания десятилетия оказались в книгах, фильмах о ней отчасти «замаскированы» набором эталонных образов. Это в первую очередь касается советской военной техники. Среди символов оружия Победы — легендарная «катюша», танк Т-34, пикирующий бомбардировщик Пе-2, другие военные эталоны. Но в сражениях участвовала наравне с известными образцами и другая техника. Сегодня «Армейский стандарт» вспомнит об одном из оставшихся в тени истории боевых самолетов и летчиках-героях, сражавшихся на таких крылатых машинах.

Классикой военного жанра, когда речь идет о войне СССР против гитлеровской Германии в 1941–1945 годах, стал ряд шаблонных картинок.

Например, если воюют танкисты — то на «тридцать четверках».

Если показывают знаменитые «катюши», то непременно на шасси «Студебеккеров».

А когда дело касается боевых действий в воздухе с участием истребителей, чаще всего фигурируют машины новых по тем временам советских моделей — МиГ-3, ЛаГГ, Як-3, еще в лучшем случае — их предшественник И-16...

Но ведь не секрет, что поначалу в боях с немецкими асами нашим летчикам приходилось сражаться по большей части именно на самолетах-«ветеранах». Согласно данным исследователей, к началу войны даже в западных военных округах количество новых современных истребителей не превышало 20% от всех машин такого класса, стоящих на вооружении. Основная же масса советских истребителей тогда — это «ишачки» И-16, а кроме них — бипланы И-15 и их модификация И-153.

Однако о роли «пятнадцатых» в сражениях первого самого трудного периода войны авторы популярных книг и фильмов почему-то совсем «позабыли». Хотя советские летчики, воюя на этих самолетах, нанесли весьма серьезный урон врагу.

Маневренный, но не защищенный

Маневренный легкий истребитель И-153 спроектирован известным авиаконструктором Н.Н.Поликарповым в 1938 году. Последняя цифра в обозначении показывает, что это была третья модификация использовавшегося с середины 1930-х «воздушного бойца» И-15. Впрочем, буквально через несколько лет, к началу Великой Отечественной, даже такой модернизированный самолет считали устаревшим.

Биплан с характерно изломанным контуром верхнего крыла, из-за которого машину окрестили «Чайкой», обладал хорошей маневренностью, однако заметно уступал в скорости самолетам, уже выпускавшимся тогда массово в Германии, — «Мессершмитт-109». Даже некоторые модификации бомбардировщика «Юнкерс-88» обладали большей резвостью по сравнению с «Чайкой».

Тем не менее советские летчики все-таки находили способы воевать с врагом на «сто пятьдесят третьих», которых в полках и эскадрильях ВВС насчитывалось к началу войны около 3 тысяч (последние 64 «Чайки» были собраны на заводах уже в 1941-м).

Главным козырем И-153 и главной его защитой в бою была отличная маневренность. Чтобы противостоять в небе истребителям люфтваффе, наши «ястребки» хорошо освоили тактику оборонительного круга, не позволяя более скоростным «мессерам» зайти себе в хвост. Использовали и другой тактический вариант, получивший название «пчелиный рой»: юркие самолетики, держась неподалеку друг от друга, резко меняли курс, совершая резкие развороты, так что неприятель никак не мог нащупать цель и все время находился под угрозой получить от этих русских «пчел» пулеметную очередь сбоку или снизу.

И-153 состояли на вооружении многих частей противовоздушной обороны, защищавших в первый военный период Москву и Ленинград. Их использовали в качестве ночных перехватчиков.

Позднее в наших ВВС нашли иное применение тихоходным «Чайкам». «Сто пятьдесят третьи» все чаще стали воевать «в должности» легких штурмовиков для борьбы с наземными целями. Чтобы усилить огневую мощь самолетов, их в дополнение к четырем штатным пулеметам укомплектовывали бомбодержателями и пусковыми установками для реактивных снарядов РС-82 (они монтировались под крыльями).

Если вдуматься, осуществлять штурмовки позиций немецкой артиллерии, танков и пехоты на таких «этажерках» было отчаянным риском. Ведь пролетая над вражескими позициями на малой высоте, тихоходные И-153 становились очень уязвимыми для артиллерийского, пулеметного и даже ружейного огня. Его и сравнить нельзя с «коллегой по работе» — «летающим танком» Ил-2. На этом специально спроектированном штурмовике кабина пилота находилась внутри особой бронированной капсулы, а у летчика «Чайки» единственной защитой от пуль и осколков являлась бронеспинка кресла.

Что касается фюзеляжа поликарповского биплана, то он был «тряпичным»: каркас корпуса самолета обтягивался перкалью — специальной авиационной тканью, которая затем покрывалась лаком для придания хоть какой-то жесткости. Эту материю легко прошивали даже пули на излете. А кабина пилота вдобавок была открытой.

На И-153 воевали в начале войны многие прославленные советские летчики. Сегодня мы вспомним об одном из них — Герое Советского Союза Петре Яковлевиче Самохине.

Он родился 20 сентября 1920 года в семье рабочего в подмосковном селе Мамыри (ныне территория городка Апрелевка). После окончания фабрично-заводского училища поступил слесарем на авиационный завод имени Горбунова. Сейчас это территория Государственного космического научно-производственного центра имени Хруничева.

Петр с детства мечтал стать летчиком, мастерил макеты самолетов, планеров... Есть сведения, что, работая на заводе, он в свободное время занимался в аэроклубе. Как бы то ни было, в начале 1939-го, когда юноша был призван в Красную армию, его направили на учебу в Борисоглебскую военную авиационную школу летчиков.

По окончании ее Петр Самохин попал в 65-й штурмовой авиаполк 103-й смешанной авиадивизии ВВС Северного флота. Летать ему довелось на И-153. Именно на «Чайке» военлет, которому не исполнилось еще 20 лет, провел первые в своей жизни воздушные бои. Он участвовал в разгоревшейся «зимней» войне Советского Союза и Финляндии.

К началу Великой Отечественной Петр Яковлевич уже носил в петлицах «кубари» старшего лейтенанта, командовал звеном.

Осенью 1941-го их авиаполк был переброшен южнее и придан 7-й армии, которая вела оборонительные бои в Южной Карелии. Авиачасть Петра Самохина принимала активное участие в боевых действиях на Петрозаводском и Медвежьегорском направлениях.

О подвигах Петра Яковлевича и его товарищей по оружию можно узнать из лаконичного текста в сохранившихся документах.

Сведения из наградного листа на П.Я.Самохина от 3 декабря 1941 года:

1 сентября 1941 года в составе группы из 6 самолетов атаковал вражескую колонну, насчитывавшую до 70 грузовых и легковых машин. Несмотря на сильный заградительный огонь, было уничтожено 15 из них.

2 сентября 1941 года вместе с ведомым подожгли 4 автомашины и подавили зенитную батарею.

8 сентября 1941 года в составе звена уничтожил бомбами 5 автомобилей врага, стоявших замаскированными.

9 сентября 1941 года прямым попаданием фугасной бомбы уничтожил танк противника в районе города Лодейное Поле...

10 сентября 1941 года в составе звена уничтожил 4 автомашины неприятеля бомбовой атакой.

14 сентября 1941 года, несмотря на защитный огонь артиллерии врага, уничтожил построенный противником понтонный мост на реке Свирь.

19 сентября 1941 года звено П.Я.Самохина в составе 5 самолетов фугасными и осколочными бомбами, пулеметным огнем в районе деревни Киндасово уничтожило неприятельский войсковой штаб и 8 автомашин...

Семь успешных боевых вылетов меньше чем за три недели! Однако вслед за этими удачами летчика подстерегла беда. 26 сентября во время выполнения очередного боевого рейда самохинская «Чайка» была подбита, а сам летчик при этом получил ранение в руку. Однако он смог дотянуть до родного аэродрома и благополучно посадил поврежденный биплан.

В госпитале пришлось провести целый месяц. После выписки врачи не хотели допускать Петра Яковлевича к полетам, но он все-таки упросил командира своего полка разрешить ему участвовать в выполнении боевых заданий.

И вновь начался «прирост» уничтоженной вражеской техники и живой силы на его боевом счету.

7 ноября звено Петра Самохина во время вылета на очередное задание было в районе железнодорожной станции Сегежа атаковано пятью истребителями противника. В завязавшемся воздушном бою Петр Яковлевич в паре со своим другом лейтенантом В.Соломатиным сбил один из неприятельских самолетов, остальные после этого предпочли ретироваться.

В общей сложности к началу декабря 1941 года старший лейтенант Петр Самохин совершил 120 успешных боевых вылетов на штурмовку неприятельских войск. Его заслуги были отмечены к этому времени двумя орденами Красного Знамени.

Увы, героическая эпопея советского летчика оборвалась за две недели до наступления нового, 1942 года.

17 декабря звено Петра Самохина в составе трех И-153 и одного «Харрикейна» (такие истребители английского производства уже начали поступать к тому времени в СССР по ленд-лизу) патрулировало воздушное пространство над одним из участков Кировской железной дороги. Неожиданно сверху из-за облаков на них спикировали одиннадцать истребителей «Фоккер». Советские летчики во главе со своим командиром приняли неравный бой и сумели сбить 5 неприятельских самолетов.

О том, как развивались события дальше, можно узнать из сохранившихся в архиве документов Управления ВВС Карельского фронта.

Согласно им, в результате 20-минутного боя самолет Самохина, израсходовав весь боекомплект, был подбит тремя самолетами противника и произвел вынужденную посадку в районе разъезда №15. «Летчик тяжело ранен. Самолет сильно поврежден, подлежит списанию и может быть использован на запчасти. Старший лейтенант П.Я.Самохин в результате полученного ранения умер в госпитале на станции Раменцы».

Спустя некоторое время, 5 января 1942-го, в «Правде» появилась статья, рассказывавшая об этом подвиге. А 22 февраля 1943 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О присвоении звания Героя Советского Союза начальствующему и рядовому составу Красной армии» — «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство». Под номером 15 в этом списке указан лейтенант Самохин Петр Яковлевич. Высокое звание ему присвоено посмертно.

На его малой родине сохраняют память о герое. В Апрелевке именем Петра Самохина названа одна из улиц.

В 1968 году состоялась церемония открытия на этой улице памятного обелиска с фамилиями погибших во время войны уроженцев этих мест. Кроме того, на здании городской средней школы №3 установлена мемориальная доска в честь замечательного летчика-земляка. В этом учебном заведении организован историко-краеведческий музей, отдельная экспозиция которого посвящена Петру Яковлевичу Самохину. Некоторые документы и фотографии из школьной коллекции организаторы музея любезно предоставили нашей редакции для подготовки статьи.

Реклама
Реклама
Комментарии
Войдите в свой аккаунт социальной сети Вконтакте или Facebook и сможете принять участие в комментировании материалов сайта.